Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Смерть прокладывает дорогу в рай?

Согласно каббале, наш мир — самый худший, самый низший из миров.

 

Я недавно прочитал очень красивую историю. Смерть с косой пришла к кузнецу и попросила наточить косу. И вот он в ужасе точит косу, думал, что за ним пришла Смерть.

Точит и говорит: «Не верится, что я держу в руках оружие, которое скосило столько людей».

И вдруг Смерть подскакивает к нему и говорит: «Я никого не убивала, ни одного человека! Это не я, а вы убиваете друг друга, а обвиняете меня.

Я раньше была красивой девушкой. Я встречала души людей и провожала их на место их упокоения. А сегодня я надела черные одежды, чтобы не видно было крови на мне. Я надела капюшон, чтобы не видно было слез, которые я выплакала, потому что я не могу остановить этот ужас ненависти вашей: эти войны и кровь, и так далее. А сегодня я старуха. Это вы сделали меня такой».

Сказала Смерть, забрала косу, поворачивается и уходит.

И тогда он тихо спрашивает ее: «А зачем же тебе коса тогда?»

А она говорит так: «Дорога в рай — она давно заросла травой».

Хорошо!

Красиво! То есть мы как всегда обвиняем кого-то. Мы делаем это страшным образом: смерть с капюшоном, черные одежды, с косой. А мы не видим, что…

Что на самом деле это дорога в рай.

Что это дорога в рай.

Да. Нет, на самом деле это так.

Да?

Конечно. Согласно каббале, наш мир — самый худший из миров, самый низший из миров. И поэтому нечего сожалеть о том, что ты заканчиваешь в нем находиться.

Это один вопрос. А второй вопрос, который я хотел задать, который она, Смерть, задала. Она сказала: «Это вы! Посмотрите на себя! Это вы такие, а не я. Вы создали мой страшный образ, а вы сами такие страшные».

Да.

Вот этот разворот на себя — в принципе, это главное, что должен сделать человек, да?

Ну конечно. Он сам себя умерщвляет со дня на день, вместо того чтобы сделать из себя свободное, светлое и вечное существо.

И во что тогда превратится эта смерть с косой?

Это надо убивать эгоизм в человеке.

В себе сам человек?

В себе, да.

И что я тогда раскрываю? Вот я вижу смерть такую.

Что тебя убивает твой эгоизм и ты должен его убить.

Понятно. А какое отношение у меня тогда будет к смерти, которая будет приходить ко мне, так или иначе?

Спокойное. Спокойное!

И я не буду ее рисовать такой?

Ничего! Переход из одного состояния в другое.

То есть, в принципе, я могу представить эту смерть с косой как что-то такое — в светлом платье… Ну я не говорю «женщина» — что-то такое, очень светлое. Могу вот так перейти?

Да. Смерть — это светлое состояние.

Да? То есть мы рисуем ее черным состоянием, когда во мне существует вот это вот черное, да? Когда во мне эгоизм?

Да.

А когда я с ним начинаю работать, у меня все переворачивается?

Да. Отречение от эгоизма и ты входишь в светлый мир.

И смерть представляется совершенно светлым состоянием?

Конечно. Это ведь убивается в тебе только свойство эгоизма.

А что остается?

Маленькое свойство альтруизма, которое было в тебе, но ты не удосужился его развивать.

И когда я его развиваю, тогда у меня абсолютно все меняется?

Да.

А когда вам говорят, допустим, что дорога в рай слишком заросла, ее нужно почистить, что вы себе представляете? Скажите, пожалуйста.

Надо идти к тому входу в рай — в свойство отдачи и любви — и пытаться протаптывать, протаптывать этот путь для всех.

А когда говорят «заросло», чем заросла эта дорога?

Эгоизмом. Мы питаем своим эгоизмом эту дорогу. Она заросла, конечно. Мы не даем ему проявиться — свойству отдачи, любви. Прополоть эту дорогу.

То есть через эту дорогу так просто не пройти? Ее надо косить, на самом деле?

Да.

А косу надо наточить?

Надо наточить.

Это делает сам человек?

Конечно.

Да?

Да.

Что означает, что я наточил свою косу и кошу?

Я выхожу против своего эгоизма и желаю его просто срезать, срезать, срезать до тех пор, пока он практически не исчезнет.

Поделиться: