Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Побаловались и хватит

Ученые выяснили, что миллионы молодых людей стали скучать по тому времени, когда пандемия только началась.

 «Мы просто испытали ностальгию по тому периоду времени, когда мы ощущали такое единение, даже несмотря на то, что будущее было неопределенным и физически мы были изолированы друг от друга, — говорят они. — Это чувство развеялось за последние 1,5-2 года». Вывод ученых: сегодня мы еще более одиноки.

Конечно! Но зато пандемия нас все-таки научила, обучила, не дала воспользоваться слишком большим эгоизмом. Иначе бы мы вогнали себя в еще большую стагнацию. Я считаю, что она принесла очень большую пользу.

То есть у вас очень четкое понимание, что она пришла с абсолютно четкой целью?

Естественно. Как может такое явление пройти без цели, без определенного внутреннего плана? У природы все по плану. У нее начало и конец соединены вместе, и четко идет от одного конца к другому. И в зависимости от реакции человечества мы и проходим эти состояния. Могли бы пройти быстрее, лучше, легче, с намного более добрым результатом.

Я хочу немножко восстановить события: мы были связаны, мы работали, мы летали друг к другу, мы перемещались как-то. И вдруг нам сказали: «Хватит!».

Да. Побаловались и хватит.

Разделили нас, рассадили по квартирам, закрыли работы, всякие туристические поездки друг к другу и так далее, и так далее. И вы говорите, все это было для того, чтобы что?

Чтобы мы попробовали осознать, а нужна ли нам была такая жизнь, в которой мы находились? Сейчас проблема — вернемся ли мы к этому или нет. Есть такие, которые упираются и не хотят возвращаться. Мы это слышим и видим. А есть такие, которые вроде бы и согласны.

Чтобы мы вернулись к прежним связям?

Да. Но это будут уже не прежние связи. Это уже не будет прежняя погоня и соревновательность. Будет такое — вполсилы, от невозможности иначе поступать. Потому что нас практически, как когда-то невольников заставляли работать на полях, так и нас заставляют сегодня работать на всех этих современных работах. И мы упираемся, но, в общем-то, должны будем возвращаться в свои офисы.

То есть вы считаете, что возникнет вопрос: а для чего это вообще все надо?

А он уже стоит, этот вопрос. Это и есть результат пандемии, того, чего она хотела достигнуть и достигла. Ну дальше посмотрим. Все это еще только начало.

Почему же у людей возникает ностальгия по началу пандемии?

Ну потому что мы все оказались перед какой-то внешней угрозой, которая работала на всех нас, против всех нас, неважно. И в этом мы чувствовали себя в общей тарелке. Это объединило нас как-то, поставило всех вместе перед всей этой болезнью, вирусом.

И вместе с этим поднимается другая волна, которая говорит: «А мы не хотим стирать, нам хорошо так. Мы в таком состоянии находимся ближе друг к другу, приятнее друг другу».

Вы за эту волну больше, да?

Ни за это и ни за то. Насколько приятнее эта вторая волна, которая не хочет возвращаться к этим своим железным машинам, я думаю, что ни то, ни это неверно. Потому что мы должны сначала осознать, какое же вообще будущее мы желаем. И, в первую очередь, какие отношения между нами мы желаем. И тогда мы будем выбирать.

Если мы осознаем, то мы выберем жизнь — жизнь, когда мы в связи друг с другом помогаем и ради этого существуем.

Поделиться:

Share on whatsapp
Share on facebook
Share on twitter
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on vk