Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Китай захватит мир?

В Великобритании вдруг обнаружили, что китайцам принадлежат уже 17 британских элитных школ, в которых учатся аристократы Англии.

Цель не скрывается. Стратегия Китая – “один пояс – один путь”. На усиление глобального влияния Китая в мире. В Англии боятся, что этот процесс уже не остановить. Вот я как сценарист смотрю на это и вижу по тому, что происходит в мире, – они преуспеют.

Да дело не в этом. Дело в том, что мы же не знаем на самом деле, что делается. То, что нам рассказывают немножко, что там они перекупили какие-то школы, это же все детство.

Но это основа! Они строят воспитание на этом.

Они прагматики.

Прагматики?

Абсолютно четкие.

Что такое Китай для человечества?

Это государственная политика, построена на том, чтобы завоевать мир, не уничтожая его.

Да, без войн.

Да, новая стратегия такая. И поэтому постепенно-постепенно они в это влезут.

Ну смотрите, договора с Ираном, договора с врагами Ирана.

Со всеми!

Договора с нами, с Израилем, каким-то непонятным образом.

Им все равно, да. Им все равно с кем и как. Для них нужна, очень просто, – гегемония. Гегемония Китая. Хотя идеологии-то нет, в общем-то. Это не социализм, не коммунизм, не капитализм. Они хотят только лишь власть. Голую власть.

Зачем им это, вы можете мне сказать? Зачем? Только из-за того, чтобы власть и все, вот власть, да?

Это их. Вот купили у нас какой-то завод, “Тнува”, допустим, – все, это их. И далее теперь: порт один, порт второй, еще, еще чего-то… Можно государство купить? Мы готовы.

То есть власть – это и есть идеология, по большому счету, вы считаете?

Да, просто обычный эгоизм. Он у них годами-годами жил взаперти, а теперь начал прорываться. Вот они его и реализуют.

Но они его реализуют, вы думаете? Человечество слабо перед ними?

Нет. Дело в том, что одновременно это все как бы нивелируется. Если я еду куда-то и использую что-то, и плачу за что-то кому-то, мне неважно, кто хозяин. Главное – то, что меня обслуживают, и я за это могу платить. И поэтому я не вижу в этом ничего ни китайского, ни европейского, ничего. В этом-то и заключается парадокс. То есть купили завод, и завод продолжает работать, но он китайский. А я не чувствую и не знаю, и мне неважно.

То есть, по-вашему, пусть они входят, только бы обеспечивали едой, проездом и так далее, и так далее? Вот такое у вас ощущение, да?

Я вообще не смотрю на то, что кому принадлежит. Здесь разыгрывается совсем другая карта – свыше.

А какая карта разыгрывается, вы можете мне сказать? Вот это мой вопрос.

Что в итоге мы должны понять, что не имеет значения, кому что принадлежит. Все – Творцу. А нам важно знать, что если мы хотим этим правильно пользоваться, то это можно сделать только с помощью взаимной зависимости, взаимной связи.

Между нами?

Да.

И что тогда? Как я это тогда использую правильно?

Да какая мне разница, на кого это будет записано в банках или где-то еще? Не имеет значения. Кончился этот мир, в котором мы смотрели: а это немецкое, это советское, это такое, а это такое, с этим я хочу, с этим не хочу. Сегодня это все…

Но мы хотели качества, на самом деле, качество обслуживания.

А качество – качество будет.

Поделиться:

Share on whatsapp
Share on facebook
Share on twitter
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on vk

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Весь мир насилья мы разрушим?

“Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим”, – поется в международном пролетарском гимне. Сегодня мы хорошо видим, к чему ведут подобные попытки.

Подробнее