Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Как найти точку опоры?

С кинопродюсером, создателем кинофестиваля «Кинотавр» Марком Рудинштейном мы беседовали о том, как найти точку опоры в жизни.

Михаэль Лайтман: Чему мы посвятим нашу беседу?

Марк Рудинштейн: Я бы хотел найти точку опоры, там, где я ее потерял. Будучи 40 лет своей жизни атеистом, потому что родился в коммунистической стране и имея отца-коммуниста, причем, ярого коммуниста, я после потери этой точки опоры в последнее время пытался найти ошибку в понимании мироощущения. Потому что в детстве и уже не в детстве, а в советское время, меня учили, что надо любить народ, что надо служить народу, что эгоизм — это отрицательное человеческое качество.

Когда все это закончилось, я вдруг сам себе объяснил, что эгоизм — это замечательное качество, что надо любить себя, чтобы быть кому-то интересным. Ты создал вокруг себя интересный мир и ты создал его, в первую очередь, ради себя и это тоже неплохо, потому что это значит, что вокруг тебя идет какая-то жизнь, к тебе тянутся люди. И в последнее время, после встречи с вами, я вдруг понял, что и это не совсем точка опоры. Что эгоизм, на котором последнее время я держался, объясняя свое существование, — это не совсем точка опоры для общения с людьми, с обществом, вообще, для своего мироощущения и существования.

И после встречи с вами я впервые начал задумываться. Представьте себе человека, которому 60 лет и который вдруг очутился в таком положении, что надо искать точку опоры, для того чтобы как-то без страха и в то же время с какой-то пользой прожить оставшуюся часть жизни. Я не знаю, какая осталась. Вот меня интересует эта часть моей дальнейшей жизни. Как найти эту точку опоры?

Михаэль Лайтман: Она находится между этими двумя крайностями. Коммунистическая теория на самом деле очень благородная, она очень широкая. Она, я бы сказал, первобытная теория. Первобытные общества были коммунистическими, где все было поровну, заботились все об общих детях, общие семьи, общие жены и все прочее. То что и думали создать в начале советской власти: общие кухни питания, общие жены даже, было такое движение. То есть, в принципе, коммунистическая идея — она очень-очень древняя. Но она не уживается больше, чем внутри какой-то маленькой семьи, клана. Там, где все держится на естественных, инстинктивных связях. Там, где я всех считаю своими, потому что они свои, потому что так я родственно, изначально с ними связан, от меня это не зависит.

А когда эгоизм в человеке растет, а он растет в нас постоянно от поколения к поколению, и мы уже перерастаем эти клановые, общинные связи, тогда я, естественно, задаюсь вопросом: а для чего мне это надо? А зачем я должен заботиться о других? А их много и вообще свое ближе и так далее. Растущий эгоизм, который вырастает буквально за несколько сотен лет, абсолютно меняет всю точку зрения личности и возникают всевозможные рабовладельческие общества, затем феодальные, капиталистические и так далее. Все это определяется ростом эгоизма человеке.

Поделиться: