Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Благородство в нас заложено

Природа человека — эгоизм, откуда там взяться благородству? И тем не менее.

 

Я бы назвал это главной новостью — то, что я хочу вам сейчас сообщить. В провинции Аньхой в Китае десятилетний мальчик Цао Сюаньи — я специально называю имя, чтобы прозвучало. Цао Сюаньи стал донором костного мозга для своей больной матери. У нее лейкемия, мальчик 30 раз сдал кровь.

Он перенес 7 инъекций препарата для мобилизации стволовых клеток, крови. «Я не чувствовал особой боли, когда делали последний укол, потому что я был рад, что могу спасти мою маму. И папа был со мной. Мне не страшна любая операция. Это ничто по сравнению со спасением мамы», — сказал Сюаньи.

Вроде такая простая, с одной стороны, история. С другой стороны, откуда эта глубина и понимание, и жизнь для другого в десятилетнем мальчике? Скажите мне.

Не знаю. Это действительно особая привязанность, ответственность, которая вдруг проявляется в детях.

Куда это все девается? Мы знаем, что есть примеры благородства и у взрослых людей, но все меньше и меньше. Все больше так, оставляем.

Да.

Куда это все уходит? В какой песок это все уходит?

Уходит в песок.

Потому что воздействие общего мира…

Который другой, да?

Который совершенно другой. Он растворяет все эти свойства наши, которые, в принципе, в нас есть.

Но это есть в нас — вот это благородство такое?

Да. Но, ты видишь…

Да. Вот здесь есть, кстати, еще и секрет как не бояться и как не чувствовать боль. Вот мальчик и говорит: «Я не боялся и не чувствовал боль, потому что делал это для мамы».

Можно какой-то совет для взрослого человека как не бояться и как не чувствовать боль?

Не знаю. Это может быть много слов, но вряд ли это можно почувствовать. Это такая связь между ребенком и матерью, или может быть между донором и потребителем…

Или между просто друзьями или близкими?

Да-да-да. Которые вот так чувствуют себя связанными.

То есть я счастлив, когда я могу что-то отдать другому?

Да.

Вот эта формула — она когда-нибудь сработает вообще в человечестве?

Она сработает. В нас есть такие «решимот» — записи. Но когда? Пока мы ее четко всеми руками и ногами отталкиваем.

Пока, сегодня отталкиваем? А если вы говорите: «Есть в нас эта запись», — запись существует, как бы сверху записано в нас это. Запись должна сработать, если эта запись есть?

Она сработает, но дело в том, что мы сами создаем свою среду обитания такой, что она отрывает нас от родителей и друг от друга, и так далее. В общем сработает, но когда — это трудно сказать.

А почему мы выбрали именно такие законы жизни, которые нас отталкивают друг от друга?

Они нас ни к чему не обязывают. Каждый думает только о себе. Дети не слушают родителей, уходят рано из дому. А родители понимают, что у детей своя природа, свой путь. И вот так вот мы быстро-быстро разобщаемся.

Понятно. Ну написано вообще-то в Библии: «…и прилепится он к жене своей». Так или иначе написано, что человек должен выходить из дома. А где-нибудь написано, что мы должны прийти к тому, что мне будет хорошо, когда я буду другому отдавать?

Это в той же Библии, там много таких предложений. Но не имеются в виду родственные связи даже. Имеется в виду — когда все почувствуют себя родными.

А родными мы почувствуем, когда мы почувствуем себя все-таки взаимосвязанными?

Взаимосвязанными в одном, едином желании, в одном, едином Источнике.

В каком желании?

Отдавать, помогать, объединять, которое выше нашей земной жизни, и в котором мы вечно пребываем.

И мы захотим к этому прийти, да?

Да.

Мы практически все наши клипы вот заканчиваем вот этими высокими вещами так или иначе. Как бы призывая человека, что так или иначе он придет к этому. И все время вы говорите, что «я не вижу в ближайшее время, что это произойдет». Вы все время как бы добавляете горечи в это.

А почему человеку просто не дать эту мысль и просто чисто ее пробивать? Надо, чтобы эта горечь была? Что неизвестно, когда это будет…

Чтобы люди сразу нас не оттолкнули. Если мы будем говорить о добром, светлом, хорошем, сладком будущем, то люди подумают, что мы какие-то наивные, несерьезные люди и закроют нас.

Понятно. А так вы говорите: «Это по правде». Да? Вы говорите: «И неизвестно, когда это еще будет».

Это будет, но через очень серьезное не только испытание — осознание. Осознание того, кто мы и какими мы должны быть.

Тогда такой вопрос у меня: мы можем перепрыгнуть этот длительный период? Мы можем его сократить максимально?

Только войной, большой войной, страданиями, а иначе никак. Но я не думаю, что это будет через войну, хотя это самый простой и быстрый метод. Но мне хочется надеяться, что и так проскочим.

Проскочим без войны?

Да.

Поделиться:

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: