Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Смотреть вперед, а не под ноги

Трудное созревание

Глядя на себя, мы видим, что мы испорчены. Нам не очень-то хорошо живется. Наши качества, привычки, черты характера не так уж удобны. Мы недовольны друг другом и не слишком довольны самими собой.

Эту ситуацию можно сравнить с неспелым яблоком на ветке, маленьким, сморщенным, кислым и неприятно пахнущим. Однако постепенно оно растет и созревает. Человек несведущий не увидел бы пользы от всего этого процесса: действительно, для чего негодный плод впитывает минералы, витамины, воду, кислород? И только в самом конце яблоко “вдруг” наливается краской, источает приятный аромат и прямо-таки сверкает наливными боками. Теперь, поспев, оно выглядит противоположно промежуточным стадиям созревания.

Так может быть, и мы развиваемся аналогичным образом? Может быть, мы просто не можем этого разглядеть, потому что завершаем свою жизнь, так и не дождавшись “спелости”, когда каждый станет мудрым, прекрасным, благородным – короче говоря, хорошим человеком. Может быть, в отличие от яблока или животного, мы развиваемся от поколения к поколению, и каждое из них выше, прогрессивнее предыдущего. А значит, невозможно вписать этот процесс в рамки отдельной личной жизни. По-видимому, всё наше развитие на протяжении тысячелетий подобно жизни одного человека, который развивается всё дальше и дальше. И, видимо, в итоге мы придем к прекрасному, “спелому” состоянию.

Очевидно, по такой схеме идет наше развитие, и потому сказано, что не стоит показывать глупцу еще недоделанную работу. Ведь умный отличается от глупого тем, что заранее видит “новорожденного” – знает, каким будет конец, и может оправдать тот процесс, который мы проходим. Однако мы не видим финала, и потому нам трудно оправдывать текущие состояния. Действительно, наш путь очень печален и тяжел, мы движемся вперед только под ударами бед, проблем и собственных ошибок.

Не торгуй мудростью

До сих пор человечество как-то двигалось вперед, а сегодня словно остановилось на перепутье, а то и в тупике. Мы потерялись, заблудились в пустыне и не знаем, куда идти.

И здесь нам надо учиться у Природы, частью которой мы являемся. Природа стремится к равновесию, а для нас равновесие с ней означает подобие свойств. Раз уж мы развиваемся, то давайте посмотрим, какова общая сила Природы, к чему она тянется, чего хочет, что претворяет в нас.

Здесь мы можем сказать, что наше развитие, возможно, и вправду доброе. Мы осознаём свое зло, свой эгоизм. Становясь всё бóльшими эгоистами, мы всё яснее понимаем, насколько это дурно, насколько мы отравляем жизнь себе и другим. Я стараюсь преуспевать за счет окружающих, использовать их, опережать их по силе и богатству, властвовать над ними… И, возможно, всё это бумерангом бьет по мне самому. Ведь в итоге мы видим, какое общество выстроили, как выглядит человечество с его мудростью, величием, богатством и великолепием. Взгляните, к чему мы пришли, – совсем не туда, куда хотели.

В чем же причина всего этого зла? Почему мы раз за разом ошибаемся и оказываемся “у разбитого корыта”? Мы все время преследуем какую-то цель, полагая, что она принесет нам удачу, затем переключаемся на следующую цель с теми же надеждами, а в итоге нас всегда ждет дурной финал, неудовлетворенность, а то и драматическое развитие событий в виде войн, эпидемий и прочих бедствий.

Вся проблема в следующем. Если сравнить себя с остальными уровнями Природы – неживым, растительным и животным, – мы увидим, что они развиваются (если вообще развиваются) очень медленно. В действительности, они почти стоят на месте и живут согласно инстинктам – велениям природы, которые в них заложены и которые они выполняют. Корова, обезьяна, лошадь, собака, кошка – изучая их, мы видим, что они действуют в точном соответствии со своей природой, не отклоняясь ни вправо, ни влево и никогда не ошибаясь. У животного есть свои внутренние законы, и оно устроено так, чтобы соблюдать их.

С другой стороны, человек постоянно совершает ошибки, которые, по-видимому, должны инициировать в нас рассудочное развитие. Ведь наше преимущество над животным миром состоит в том, что мы разумны. От поколения к поколению мы развиваемся в том, что касается разума, образования, познания мира, природы и себя самих. А значит, мы, наверное, неправильно используем свой интеллект – и в этом вся проблема.

Если обратиться к еще более древним временам, мы поймем, почему тему применения человеческого разума подняли античные мудрецы, такие, как Аристотель и Платон, стоявшие у истоков современной науки. “Не открывайте науку всем желающим, – говорили они. – Доверяйте ее только порядочным людям, которые правильно воспользуются ею – исключительно на благо человеческой жизни, ради добрых взаимоотношений между людьми, чтобы им жилось лучше и комфортнее. Если же вы передаете науку кому вздумается, то, по сути, вредите человечеству”.

Ведь обычный человек, побуждаемый своим эгоизмом, конечно же, использует науку во вред другим – а также себе самому, поскольку это ударит по нему бумерангом. Такие люди, в конечном счете, разрушают окружение, направляя всё человечество на производство оружия и прочих вещей, в которых нет никакой необходимости. Сегодня мы видим, что колоссальные возможности, предоставленные нам наукой, могут обеспечить нас всеми благами, однако используем мы их во зло.

В результате мы столкнулись с всеобъемлющим кризисом, который охватывает все сферы и уровни нашей жизни: науку, образование, институт семьи, взаимоотношения между супругами, между родителями и детьми, и вообще, между людьми, наше здоровье, будущее, культуру… Чем мы интересуемся? Чем пробавляемся? Плодами средств массовой информации. Это положение совершенно не соответствует тому, на что мы теоретически способны. Мы неправильно используем свои возможности, и так продолжается поколениями, тысячелетиями, прошедшими с тех пор, как Платон и Аристотель предостерегли от передачи научных знаний всем без разбора и призвали доверять их лишь тем людям, которые умеют правильно их применять и будут изобретать только нужные и полезные вещи.

Люди, обуреваемые злым началом, всегда хотят использовать науку ради власти над другими, для разработки вооружений и лекарств, в которых нет никакой необходимости, кроме личного обогащения, и вообще, всевозможных вещей, как будто бы нужных человеку, а в действительности абсолютно лишних. Эти ученые продают науку и свои изобретения только для того, чтобы заработать. Честным же ученым движет любовь к науке и ничего более, по принципу: “мудрость обретай и не продавай”.

В итоге мы видим, что совершенно заблудились в этой пустыне за тысячи лет своего развития и потому пришли, к чему пришли.

О пользе зла

Оглядываясь вокруг, мы сознаём зло своего развития. Очевидно, можно было развиваться и по-хорошему, “ступая обеими ногами”: проявляя немного зла и сразу же возвращаясь к добру, снова и снова. Нужно только верно применять осознание зла и кроющиеся в нем детали восприятия: двигаться малыми шагами, ловя себя на ошибках и тотчас исправляя их. Так же малышу мы специально даем разобрать, разломать что-нибудь, чтобы он учился собирать, исправлять испорченное. Мы позволяем ему сделать что-то не так, чтобы из этого он понял, как поступать правильно.

Точно так же и здесь надо изменить подход и понять: наша жизнь так устроена, что зло в ней необходимо. Только давайте начнем сознавать его суть – наш эгоизм, неправильное применение всех наших возможностей, и особенно в технике, в науке, в потенциале, который возвышается над животным уровнем, – на человеческих ступенях. Если мы будем верно использовать все свои богатства, каждый раз проверяя, чтó правильно, а что нет, тогда на основе этого анализа мы сможем каждый раз от зла переходить к добру. Мы будем развиваться через поочередные фазы сжатия и расширения – подобно тому, как действуют части нашего тела: дыхательная система, сердце… Так же велосипедное колесо одной своей частью движется вперед, а другой – назад. В любом развитии всегда заложены две противоположные силы, действующие в гармонии между собой и дополняющие друг друга.

В нашем мире не надо ничего разрушать – ведь до сих пор наше развитие, по-видимому, носило вынужденный, обязательный характер. Только с этого времени мы должны применять критический разбор происходящего, добавляя разумный, верный, мудрый анализ всего, что произошло до сих пор, и отсюда делая выводы на будущее: как нам раз за разом продвигаться путем исправлений. Тогда всё зло становится опорой для добра, и мы используем и то, и другое в целях продвижения. По сути, тогда уже нет добра и зла – две эти силы, как вожжи в наших руках, помогают нам идти вперед.

И внезапно мы начинаем понимать, что вся наша эгоистическая природа есть добро – ведь с ее помощью мы развили в себе способность к анализу и самоисправлению. Отныне и далее, действуя верным, обоюдным образом, мы, как локомотив, поспешим к цели, пока не станем спелым яблоком – процветающим, “благоухающим” человеческим обществом, в котором царят добрые взаимоотношения.

Смотреть вперед, а не под ноги

Мы должны понимать, что нам уготовано доброе, замечательное развитие. Напротив своего разрушительного эгоизма мы получаем добавку мудрости – и две эти силы в нас способны помочь нашему продвижению.

Здесь у нас появляется возможность понять, где лежит наш свободный выбор. Он находится точно посередине между двумя этими силами. С одной стороны, у нас есть “дурная” сила, а с другой стороны, добрая рассудочная сила, предназначенная нам в помощь. Ведь мы – люди, мы очень ценим и уважаем мудрость. Так вот, между дурной природой и мудрым разумом мы можем отыскать верный путь, хороший для нас, а также для неживой, растительной и животной природы, т.е. для экологии. Тогда мы вступим в общую гармонию со всеми формами жизни, с общей Природой.

А значит, все страдания, которые мы испытываем, – это, по сути, приглашение к тому, чтобы задействовать наш свободный выбор и правильно, сбалансировано использовать две силы, имеющиеся в нашем распоряжении. Мощь разума позволяет нам обуздать свой эгоизм и правильно управлять им. Его ни в коем случае нельзя разрушать, как это практикуют всевозможные техники и верования. Мы должны понимать, что в Природе нет зла. Только если мы не используем позитивную силу, негативная превращается в зло. И потому нам надо лишь научиться применять ее.

Нельзя судить об итогах по текущему этапу. Сказано: “Не показывай глупцу половину работы”. Иными словами, нечего горевать посредине пути – ведь тем самым мы уподобляемся глупцам. Напротив, мы должны рассматривать текущую картину в ее устремлении на цель и понимать, что каждый этап пути необходим для достижения этой прекрасной цели. Она светит нам издалека, и мы приближаемся к ней, всё больше исправляя свою жизнь. Нам действительно предначертано доброе будущее.

И потому нельзя плохо относиться к природе, к себе и другим. Нельзя предъявлять неоправданные требования и претензии, нельзя огульно критиковать, презирать, ненавидеть. Нужно понимать, что все мы проходим этапы этого процесса и должны помогать друг другу, как люди, которые заблудились в пустыне и не выберутся из нее без взаимопомощи. Именно взаимное исправление, взаимопомощь поведут нас к прекрасной цели.

Мозаика желаний

В каждом из нас есть три типа желаний:

1. Телесные, свойственные также и всей животной природе. Мы хотим поддерживать себя в наилучшей форме, одеваться, защищаясь от непогоды, быть чистыми, быть здоровыми, обеспечивать себя пищей и всем, что требуется телу, давать себе отдых – короче говоря, содержать себя в целости и сохранности. На животном уровне действует инстинкт самосохранения.

2. Человеческие, эгоистические желания. Так уж мы развиваемся над животной природой – жаждая власти и славы, стремясь возвыситься над другими. Эти желания относятся только к человеческому роду. У животных такого нет.

Здесь обычно указывают на то, что животные пожирают друг друга. Однако этим они не желают навредить ближнему, не хотят возвыситься и воцариться над ним, не изводят свою жертву. Они поедают ее лишь для пропитания. Такими инстинктами наделила их природа. Лев, поедающий лань, не причиняет ей зла, а просто выполняет заложенное в нем веление природы. Между ними нет ненависти – просто так всё устроено.

Мы и сами поступаем аналогично с животными, которых разводим на убой, – без всякой ненависти к ним. Нам необходимо пропитание, и ничего тут не поделаешь. Обычно мы стараемся причинять как можно меньше боли тем животным видам, которые используем в пищу.

И только в человеческих взаимоотношениях каждый использует свой эгоизм. Я все время смотрю на траву соседа, на его машину, я сравниваю его детей со своими, его зарплату со своей… Только так я измеряю наслаждение, наполнение в своей жизни.

На этот счет есть очень любопытные статистические данные. Например, люди предпочитают зарабатывать меньше, если их зарплата всё еще превосходит зарплату соседа или коллеги, и не соглашаются на повышение оклада, если окружающим достанется еще больше. Ведь мы всё оцениваем на сопоставлении. Именно в сравнении с другими мы проверяем, насколько нам хорошо. Говоря иначе, я сужу о своей жизни не по состоянию тела, а по состоянию личности – насколько она выше других.

Такие желания присущи только человеку, тогда как животное не сравнивает себя с другими, ему нужно удовлетворять лишь свои естественные позывы.

Итак, все человеческие желания дурны, потому что требуют от нас быть эффектнее, уважаемее, выше других.

3. Над телесными и человеческими желаниями лежит желание, обращенное к науке, к мудрости. Оно тоже свойственно только человеку. Я хочу знать, почему и для чего живу, как течет моя жизнь, как действует природа, что происходит вокруг, как одно связано с другим… Мне нравится кроющаяся в природе логика, мудрость, которую мы постоянно исследуем.

В действительности, я нахожусь в некоей сфере под названием “природа” и потихоньку “соскребаю” с нее частички информации, а затем проверяю накопленный материал. Это и есть моя “наука”. Завтра я открою новые законы природы. Существуют ли они и сегодня? Конечно, существуют, только я недостаточно умен, чтобы обнаружить их. Шаг за шагом, развивая науку, мы открываем всё новые закономерности, свойственные природе.

Таким образом, мы состоим из трех видов желаний: животного, человеческого и научного. Во всех людях мира эти желания составляют различные комбинации. Одного больше привлекает наука, другого – богатство или сила, а третьему вполне достаточно обычной жизни: футбол, банка пива – и голова ни о чем не болит. Каждый устроен по-своему, нет ни хороших, ни плохих, в любом человеке присутствуют все три вида желаний, и он тянется за теми из них, которые доминируют над остальными.

Так мы и идем по жизни: каждый занимает в обществе то место, которое соответствует его комбинации свойств. Люди, которые заботятся только о потребностях тела, как правило, составляют бóльшую часть общества – и мы это видим. Людей, стремящихся обрести власть и мощь, меньше – и они движутся наверх, оставаясь, однако, в социуме, чтобы получать от него наслаждение.

Итак, если во мне преобладают телесные желания, я использую то, что находится вокруг, на одном со мной уровне. В отличие от этого, если центр тяжести моих желаний лежит в человеческих свойствах, то я хочу возвыситься над всем человечеством, хочу обрести власть над людьми, быть сильнее, умнее, лучше, успешнее их.

И наконец, если меня влечет наука, то я стремлюсь подняться и над животными, и над человеческими желаниями – к желаниям, зовущим понять природу, увидеть, почему и для чего всё так устроено. Я тянусь к философии, к мудрости, мне уже неважно, чем питаться, я не сравниваю себя и свое достояние с другими, я могу закрыться в своем уголке на минимальном рационе и почти не контактировать с другими людьми. Мне важно протянуть связь наверх – к законам мироздания.

В итоге разные люди находят себе в обществе подходящие им занятия, соответствующим образом выстраивая семью, окружение и быт.

Равновесие во всем

Если мы хотим правильно применять научный подход, то нам нужны умные люди, знающие природу и понимающие, что в ней протекает определенный процесс, согласно определенной программе. Сама теория эволюции указывает на то, что наше развитие подчинено закономерностям, а не случайностям. И пускай мы еще не изучили эти законы, но уже можем разглядеть общий поток событий. Нам пока неясно, куда он ведет, однако методом аппроксимации мы выводим, что он устремлен к равновесию. Подобно тому как природа уравновешена на всех уровнях, мы тоже должны прийти в итоге к равновесию на человеческой ступени.

Природа балансирует многими параметрами: тепло и холод, разность давлений, ветры и ураганы, извержения вулканов… В конечном итоге, природа уравновешивает себя, включая и человеческую ступень.

Только вот что интересно: человек должен уравновешивать себя сам. В нас есть добрые и дурные силы, и чтобы дело не дошло до взрыва, нам дана наука, знания которой позволят нам установить равновесие между этими силами в себе. Используя дурную силу и силу рассудка, мы можем соразмерять их и в гармонии продвигаться вперед.

  • На животном уровне это означает, что мы должны прийти к сбалансированному потреблению и позаботиться о том, чтобы весь мир пришел к тому же.
  • На человеческой ступени, в человеческом обществе мы все должны быть равны, как братья в одной семье.
  • На уровне научных знаний мы должны стремиться к познанию общего закона реальности.

Таким образом, соблюдая равновесие на материальном, телесном уровне, на человеческом уровне и на ступени познания, мы придем к совершенному состоянию, подобно яблоку, которое поспело.

Проводники через пустыню

Однажды человечество соприкоснулось с духовным единством. Речь идет о народе Исраэля, в котором все были связаны братскими узами, все были товарищами во времена, предшествовавшие изгнанию, когда еще существовал Храм. Тогда все мы были братьями, замечательно жившими рука об руку во взаимной спайке и взаимном участии.

Но затем Храм был разрушен из-за беспричинной ненависти. Как обычно, по ходу развития в этом народе внезапно выросло эгоистическое желание, и он упал со ступени братской любви на ступень беспричинной ненависти, став еще хуже, чем другие народы, которые не были связаны братскими узами и не пережили такого падения. С тех пор этот народ стал отверженным и очень своеобразным. До сих пор он не находит себе места и покоя.

Отсюда мы можем понять, что ненависть человечества к нему, очевидно, является отражением закона природы. Повсюду можно встретить эту ненависть к представителям Израиля и к Израилю в целом. Причина в том, что эти люди, очевидно, должны первыми вернуться к исправленному состоянию, к братской любви, подняться из беспричинной ненависти, растянувшейся на две тысячи лет изгнания, к единству и показать этим пример для всех. Они должны реализовать то, что уже было у них раньше. Ведь это, по-видимому, и делает их особенными, отличными в глазах других.

Мир нуждается в этом добром примере, поскольку не знает, как выйти из кризиса. И мы, сыновья Исраэля, оказались в очень специфичном состоянии: именно мы раскрываем методику исправления всего человечества, именно мы должны продемонстрировать всем братскую любовь, реализацию принципа любви к ближнему, как к себе. Нам нужно показать человечеству, что именно так все люди выйдут из пустыни, в которой заблудились, в прекрасную и замечательную жизнь.

На нас возложена большая, замечательная, очень важная работа. Нет вызова больше и лучше, чем тот, что стоит сейчас перед нами.

Равенство, от которого невмоготу

Мы должны приводить в равновесие две силы:силу разума и силу нашего злого начала.

Наши желания делятся на несколько пластов. Внизу лежат желания неживого уровня (материал, из которого состоит тело), растительного уровня (то, что растет: волосы, ногти, кости) и животного уровня (все прочие физиологические элементы). Кроме того, у меня есть разум, который лежит над животным уровнем, и дурная сила – мой эгоизм.

Из таких частей состоит человек.

На неживом, растительном и животном уровне мне исправлять нечего. Единственная проблема, из-за которой мы портим взаимоотношения с другими людьми, – это наша дурная природа, эгоизм. С этим, в принципе, все согласны. На худой конец, человек не признаёт зло за собой, а возлагает его на других, на человечество.

В любом случае, человек обладает гигантскими возможностями и может замечательно устроить свою жизнь на Земле. Почему же он этого не делает? Что ему мешает? Ему мешает собственный эгоистический склад: все свои силы и богатства он хочет использовать для того, чтобы возвыситься над ближним. В итоге все участвуют в этом соревновании, стремясь возвысить себя или разрушить других, либо и то, и другое одновременно. Так злое начало мешает нам выстроить хорошую жизнь.

Могу ли я представить себе, каково это – жить под властью доброго начала? Ведь оно означает общий стандарт для всех. Возможно ли такое, чтобы я был как все? Чем тогда я буду наслаждаться? Когда все равны, нет великих и малых – и это лишает смысла мое бытие.

Сегодня наша жизнь кипит, мы постоянно чего-то добиваемся. Каждый раз я подсознательно делаю расчет, проверяя, насколько превзошел других, – и это придает моей жизни вкус, подвигает меня на достижения, заставляет “вертеться”… Повсюду ведется соревнование, мы конкурируем друг с другом, и, сравнивая себя с другими, я, по сути, измеряю тонус своей жизни. Если же все равны, то я не чувствую, что живу.

Возникает вопрос: чем мы будем наполнять себя? Неужели Природа хочет сделать из нас марионеток? Ведь если все мы братья, то у всех есть одно и то же, все равны. И тогда я не чувствую, для чего мне жить.

Существует ли еще какая-то цель? Я в своем текущем состоянии ее не вижу. Всегда каждый пытается реализовать себя по-своему: скажем, я на научном поприще, ты в публицистике, а он в образовании. Однако в итоге, каждый хочет обособить, выделить себя из других. Именно эта потребность и подстегивает нас к развитию.

Допустим, беды кризиса помогут нам понять, как уравновесить всё общество. И вот все мы сбалансированы, все равны. Как же мне наполнить в себе ту большую пустоту, которая требует быть выше других? Чем я их превзойду?

Ситуация в мире такая, что нам достаточно работать по два часа в день – и мы ни в чем не испытываем недостатка, если только не пытаемся возвыситься друг над другом. У всех нормальный уровень жизни. Чем же мне наполнять себя? Что делать в оставшееся время? Ведь от этой свободы можно сойти с ума. Неужели Природа подводит нас именно к этому?

Здесь-то мы и приходим к другой ее стороне – к взаимному сотрудничеству против эгоизма. Мы используем эгоизм, только противоположным образом – не для того чтобы возвышаться над другими, а для того чтобы каждый приподнимался над своим себялюбием и приходил в равновесие с другими.

По ходу дела эгоизм постоянно растет, и я использую его, чтобы держаться наравне с окружающими. Тогда я получаю удовлетворение от того, что сильнее привязываюсь к другим. Ведь мой эгоизм вырос, а значит, я могу больше отдавать им, приводить их в большее единство и равновесие – и тогда наслаждаться тем, что налаживаю с ними более тесную связь. Чем больше я с ними связан посредством своего исправленного эгоизма, тем мне приятнее. У меня есть сосуд, в котором я получаю от этого удовольствие, – общий сосуд, который я присоединяю к себе. От этого я получаю удовлетворение, которое называется “взаимная любовь”.

Так я прихожу к наполнению, намного большему, чем есть у меня сегодня, если мне удается хоть в чем-то превзойти другого. И только верное применение всех начал позволяет мне добиваться успеха.

Эгомобиль: кто за рулем?

Я должен уравновесить в себе две силы: разум и злое начало. Мне надо научно, рассудочно понять, что есть только две возможности: или я буду использовать науку и разум в интересах своего злого начала – для производства бомб и т.п., или же я буду использовать разум в работе над дурным началом, исправляя его, чтобы, вместо зла, объединяться с ближним в добре и устраивать всё наилучшим образом, живя в уверенности и взаимном поручительстве.

Вопрос: Тогда почему мы говорим о равновесии? Ведь в таком случае разум властвует над злым началом.

Это верно, но речь идет не о равновесии со злым началом, а о его использовании для равновесия с человеческим обществом, с Природой. Применяя дурное начало, т.е. желание, я лишь обращаю его в добро. Всё это зло я хочу, наоборот, использовать во благо. Повсюду в Природе правильный рост, правильное развитие состоит в уравновешивании двух сил: доброй и дурной. Их сочетание приводит к расцвету.

Так чем же я могу уравновесить дурную силу, свой эгоизм, разрушающий мне жизнь? Мне нужно что-то противостоящее и равное ему. Это и есть мой разум. Вот почему над телесными и человеческими желаниями лежит стремление к знаниям, наука, посредством которой я могу уравновесить ту свою часть, которая относится к человеческой ступени.

Вопрос: А что, если у меня нет особой склонности к наукам?

Она есть в каждом. У каждого есть рассудочная способность противостоять своему эгоизму.

Вопрос: Значит, разум должен быть своего рода водителем “эгомобиля”?

Точно. Так, чтобы разумом я властвовал над своим эго и устремлял его к верному развитию. А верное развитие означает, что все мы равны, все объединены, все братья – и на это мы держим курс. Разум способен направлять меня. Человеком меня сделает именно действующий разум, а не бурлящий эгоизм.

Но вместо этого как раз при помощи разума наш эгоизм вспыхивает в виде атомных бомб и прочих своих изобретений. Поэтому еще Аристотель и Платон предупреждали, что нельзя давать знания людям недобросовестным, т.е. таким, в которых властвует злое начало, поскольку они будут неправильно использовать потенциал разума и научной мысли. Знания можно давать лишь тому, кто хочет властвовать над своим началом.

Мы не прислушались к этому предупреждению – и вот, сегодня пришли к столь скверному положению дел. Ведь до сих пор мы шли путем эгоистического развития, поддерживая его всей своей наукой. Но настало время отдать себе отчет в происходящем и начать развиваться противоположным образом – в рациональном ключе, осознавая свое зло. Ведь мудрый заранее видит “новорожденного”, т.е. пункт назначения, доброе состояние, которое мы должны поставить себе целью.

И тогда мы внезапно обнаружим, что злое начало – это подмога “напротив”. Оно словно бы действует против цели, но снабжает нас горючим и энергией, стимулирует к развитию, причем только по направлению к добру. Обратить злое начало в доброе мы можем с помощью науки, путем анализа того, чтó для нас хорошо и что для нас плохо. Весь наш свободный выбор заключается в том, чтобы правильно или неправильно использовать свой потенциал.

Наука на службе у эгоизма

Мы должны правильно использовать наш эгоизм – обращать его в добро. Это относится к любой сфере нашей деятельности. Ведь на самом деле в Природе нет позитива и негатива – всё зависит от того, как ты ее используешь.

Когда-то, сто тысяч лет назад, мы были братьями. Мы жили в лесу, всё у нас было общее, и всё было хорошо: никто не считал себя выше или ниже других.

Затем стал расти наш эгоизм, и вместе с ним – разум. Тогда мы начали использовать разум на службу эгоизму. Если я в чем-то преуспевал, то отделялся от своего племени и действовал в одиночку: например, строил себе дом получше, брал больше жен, обзаводился живностью…

Таким образом, во мне начали усиливаться эгоистические позывы к тому, чтобы быть выше других. И я начал реализовывать их, применяя весь свой рассудочный арсенал, все свои способности, чтобы возвышаться над другими. Дело заходило всё дальше: когда другим нечего было есть, я предлагал им еду в обмен на рабство, и они соглашались, чтобы не умереть с голода. Став князьком, я собирал своих подданных в маленькую армию и шел набегом на соседей, присваивая себе их людей и имущество по праву сильного. И вот уже я царь…

Каждый раз я использовал свой разум, свои способности, свое умение обращаться с людьми – использовал для того, чтобы возвышаться над ними. И так до сегодняшнего дня поступали все, каждый в меру своих сил и возможностей. Те, кого я завоевал, тоже находили свое призвание: кто-то становился жестянщиком, кто-то – плотником и т.д. Так каждый двигался вперед, а я – над ними, и все вместе мы формировали человеческое общество. В нем каждый использует свой разум для достижения желаемого – чтобы выделяться из других, властвовать над другими и т.д. Разум всегда работал в прислужниках у эгоизма. Эгоизм – хозяин, а разум – его верный помощник.

Далее, в античные времена, разум и наука получили дополнительный мощный толчок. Тогда-то Платон с Аристотелем и сказали, что нельзя передавать научные знания недобросовестному ученику, поскольку он найдет им неправильное применение. Он будет разрабатывать новые виды оружия, а также всевозможные системы, позволяющие удерживать власть над людьми, – и это пойдет во вред всем.

Однако это предупреждение не было услышано. Правда, поначалу наукой действительно почти не торговали, но с течением времени всё так и случилось. Ведь и ученые тоже стремились к богатству, силе и славе. Да и оборудование стоит немалых денег. Скажем, чтобы наблюдать звезды, нужен телескоп. И вот ученый продает свою мудрость за деньги, чтобы сделать себе тот или иной прибор. Так были подточены научные устои: ученый пользуется телескопом, а кто-то другой пользуется его знаниями. Заказчик не смотрит на звезды, он обращает окуляр на своих врагов, видит их издалека, получает преимущество и развязывает войну.

Как следствие, наука превратилась в служанку злого начала. Позже властители поступали проще: они требовали от ученых конкретных результатов под угрозой смерти, либо, напротив, открывали университеты, чтобы обучать для себя специалистов. Короче говоря, наука начала всеми силами обслуживать человеческий эгоизм. И так продолжается по сей день. Куда направляется львиная доля научного потенциала, мозгов, денег, ресурсов? На разработку вооружений.

На самом же деле всё должно быть наоборот. Давайте последуем совету великих ученых древности и с помощью науки будем направлять злое начало на добрый путь.

Сегодня мы не должны работать так много часов каждый день. Хватит, и можно ограничиться. В сущности, кризис уже подводит нас к этому. А значит, мы должны провести полный учет, ревизию, анализ себя самих, своей природы, своей жизни и применения нашего эгоизма во зло. Давайте постараемся, наоборот, обратить его в благо.

Мудр тот, кто видит результат заранее, до того как столкнуться с ним лоб в лоб. Я развиваю науку, чтобы оценивать ситуацию в развитии. Скажем, если я заболел, то заранее вижу проблему и останавливаю болезнь на ранней стадии, пока она еще излечима.

Как же нам заблаговременно разглядеть ту пропасть, к которой мы приближаемся, двигаясь прежним путем? Как найти лекарство, которое позволит нам жить спокойной жизнью? В этом вся проблема.

Так вот, та же самая наука должна сегодня предоставить нам понимание и ощущение кризисной ситуации с наглядными примерами того, чтó с нами происходит и куда устремлено наше развитие. Это послание должно быть столь эмоциональным, а подкреплять его должно столь сильное мнение окружения, чтобы я не захотел использовать свое зло в отношениях с ближним, чтобы я понял: благо ближнего – это и мое благо. Ведь все готовы пожрать меня. Как же сделать из них хороших людей? Чем их купить? Что им дать, чтобы они хорошо ко мне относились?

Мы уже сейчас видим, до чего доведет нас дальнейшее скатывание. Уже сейчас нам не нужна семья и дети, мы ничего не желаем и проявляем друг к другу полнейшее равнодушие, а то и отторжение, ненависть. Если так пойдет и дальше, я окажусь во враждебном мире. И зачем мне это нужно?

Так давайте уже сейчас начнем исправлять положение.

Гонка над пропастью

Сегодня уже можно разглядеть мрачное будущее, которое ожидает нас на эгоистическом пути развития. Когда-то у нас были семьи, дети, мы жили с братьями и сестрами, с родителями, и всё было в порядке. А сегодня мы никого не хотим рядом, человек и себя-то с трудом терпит, либо принимает наркотики, чтобы отключиться от себя…

Вектор нашего движения совершенно ясен. Я не могу выйти на улицу в уверенности, что со мной ничего не случится. Повсюду изнасилования, хулиганство, мой ребенок боится ходить в школу, потому что там его бьют, там процветает торговля наркотиками и проституция. Я и сам не хочу, чтобы он туда ходил, но выхода нет.

Вопрос: Вы говорили о том, что человек смотрит на траву соседа, на его машину, на его зарплату – и хочет иметь больше. Вы описали это как отрицательную наклонность. Но ведь без такого подхода человек бы не развивался…

Дело не в том, что это негатив. Проблема возникает, если я хочу подавить соседа. Другое дело, если, глядя на него, я учусь хорошим вещам, если хочу, чтобы и у меня было то хорошее, что есть у него, – это хорошая зависть. Но что если я, наоборот, не вижу смысла вкалывать, чтобы сравняться с ним? “Пускай и у него не будет ничего хорошего. Лучше уж я разрушу ему жизнь”. Тогда, не имея повода для зависти, я почувствую облегчение и не буду есть себя поедом.

В этом-то всё и дело: как мы используем свое желание, свое исконное начало? Хорошая зависть двигает меня вперед, поскольку я хочу расти, а плохая советует извести ближнего. Либо я хочу, чтобы все были богаты, либо хочу, чтобы все, кроме меня, были бедны. Всякая вещь зависит от того, как ее повернуть. И проверка проста: желаю ли я ближнему блага или зла.

Вопрос: А если это не во благо и не во зло ближнему, а на пользу мне?

Это уже продвижение.

Вопрос: Скажем, я увидел у вас хорошую машину и захотел себе машину получше. Я не собираюсь повреждать или красть вашу машину – я тяжело работаю и в итоге покупаю последнюю модель. По сути, вы для меня послужили “трамплином”, стимулом к успеху. Есть ли в этом “сюжете” что-то, требующее исправления?

Конечно. Когда ты смотрел на меня и горел желанием, находился ли ты в общем равновесии с человечеством и Природой?

Потому-то мы и пришли к кризису. Ведь Природа требует от нас, чтобы на следующем этапе развития мы не догоняли и перегоняли друг друга в нескончаемой гонке, а обеспечили себе нормальную, сбалансированную материальную жизнь и развивались над ней в человеческом качестве, во взаимосвязи, когда каждый наполняет себя тем, что связан с другими.

Человек должен наполнять себя любовью, а не дорогими новомодными игрушками. Мы видим это по собственному развитию в последнее время. На нынешнем этапе мы уже чувствуем, что зашли в тупик, что дальше развиваться некуда. Мне надоело соревноваться с другими, я больше не добиваюсь в этом успеха, это не несет мне наполнения. Мировая экономика и современные технологии не справляются с нашими запросами. Да и Земной шар не может обеспечить нас ресурсами для этого бесконечного состязания.

Программа Природы – это не бездумная гонка за счастьем, каким оно видится нам сегодня. Сложившееся положение дел заставляет нас взглянуть правде в глаза: дальше развиваться в таком формате некуда.

Ты рассуждаешь в контексте частных интересов: “Что тут плохого? Я увидел классную машину, и мне захотелось такую же или получше”. Это как будто бы не хорошо и не плохо.

Может быть и иначе: я жил себе не тужил, и вдруг сосед, вместо кобылы с телегой, купил автомобиль. И вот я уже чувствую себя обделенным, второсортным. Выходит, мне тоже надо заработать на покупку машины. “А может, просто убить соседа, чтобы не подавал мне плохих примеров, из-за которых проходится вкалывать? Нечего отравлять жизнь честным людям”.

Иными словами, я смотрю не только на машину, но и на ее владельца, и он мне далеко не безразличен. Так или иначе, проблема в том, что Природа больше не позволяет нам вести эту гонку.

Сюрпризы хорошей конкуренции

Вопрос: Выступаете ли вы против конкуренции?

Я за такую конкуренцию, которая ведет нас к счастью.

Есть зависть хорошая и зависть плохая. Хорошая зависть, по сути, тоже основана на конкуренции, но я конкурирую с тобой в отдаче обществу. Я хочу нести обществу столько же блага, сколько и ты. Такая конкуренция конструктивна, она находится в равновесии с Природой, с целью.

Глядя на другого, я учусь у него – учусь посредством зависти: он велик, а я мал, он преуспевает, а я нет. Важно то, каким его качествам я завидую. Если эти качества несут ему и миру равновесие и успокоение, если они продвигают нас к общей цели, то это хорошая зависть и хорошая конкуренция. Мы должны поощрять их всеми средствами: медалями, призами, репортажами в СМИ. Такого человека надо выводить под свет софитов – пускай видят хороший пример.

Если же, соревнуясь, мы не движемся к добру, а еще глубже погружаемся в беды и проблемы и отдаляемся от цели, то это плохая зависть и плохая конкуренция.

Всё оценивается по конечной цели. Другого выхода у нас нет, ведь именно этого финального сбалансированного состояния мы и обязаны достичь. По природе, по процессам, текущим на неживом, растительном и животном уровне, мы видим, чтó с нами происходит.

Вопрос: Если я правильно понимаю, конкуренция укоренена в нас изначально. Человек – существо социальное и потому конкурирующее.

Верно. Таково наше начало. Само по себе оно не хорошо и не дурно – всё зависит от того, как мы его используем.

Вопрос: Можно ли подробнее остановиться на правильном его применении? Что представляет собой хорошая конкуренция?

Сказано: “Зависть, страсть и честолюбие выводят человека из мира”. Говоря иначе, если я хочу двинуться дальше из того состояния, в котором нахожусь сейчас, если хочу стать еще полезнее себе, окружению и всему миру, то должен использовать зависть, страсть и честолюбие. Но использовать так, чтобы в этом участвовал мой разум, придавая мне верное направление.

Во всех моих наклонностях заложена возможность позитивного и негативного использования. И разум должен устремлять меня к добру, прочь от зла. Для того он и дан человеку. Поэтому Платон и Аристотель предупредили, что передавать человеку научные знания надо в мере его разумения и честности, поскольку тогда и только тогда он будет правильно их применять.

Допустим, мы с тобой вместе идем в спортзал. Я тяну тебя, а ты – меня, мы участвуем там в различных тренировках. Я вижу, как ты здоровеешь на глазах, и завидую тебе – что помогает мне тоже включиться в процесс. Это – хорошая зависть. Может быть, мне будет приятно, если ты достигнешь чуть меньших успехов, чем я. Возможно, я хочу быть здоровее, сильнее тебя. И все-таки, в конечном счете, нельзя сказать, что этот процесс плох. В нем есть элемент конкуренции, поскольку я сравниваю себя с тобой, но происходит это в целях общего развития. Да, это эгоистично. Да, меня влекут зависть, страсть и честолюбие. Да, я хочу быть как ты и даже немного лучше, но в целом это идет мне на пользу.

Однако между нами может быть и другая конкуренция, когда мне плохо при взгляде на твои успехи, которые для меня недоступны. Зачем мне нужен перед глазами такой ранящий пример? Он вроде бы хороший, а на самом деле плохой. Допустим, ты купил Кадиллак, о котором я могу только мечтать. В ответ я взрываю его ночью и наслаждаюсь содеянным. Теперь у тебя не просто нет Кадиллака – ты потерял вещь, которая стоила тебе больших денег. “Вот здорово!” Такое отношение может обращаться на кого угодно.

Что же такое “хорошая конкуренция”? Это такая конкуренция, которая полезна лишь обоим вместе и ни одному из нас по отдельности. В итоге мы связаны друг с другом и не можем добиться успеха поодиночке. Мы – партнеры.

К примеру, мы создаем общий бизнес: ты даешь деньги, а я – знания. Теперь мы партнеры: ты мне нужен, ты мне дорог, ведь без тебя я не заработал бы ни копейки. Как хорошо, что мы действуем сообща.

Есть ли здесь место для ненависти? Разумеется, есть: “А почему бы мне не иметь и деньги, и знания? Почему только знания? А не убить ли мне тебя каким-нибудь хитроумным способом, чтобы весь бизнес перешел ко мне?” Выходит, даже если мы зависим друг от друга, всегда возможен расчет на то, что без тебя мне будет лучше.

Есть только один вид конкуренции, при котором мы зависим друг от друга и не можем противостоять друг другу, потому что становимся единым целым. И это – конкуренция в любви, в отдаче друг другу. Тогда между нами нет яблока раздора – никаких товаров на покупку или продажу. Мы сами и есть желанный результат нашего соревнования – двое как один. И этот один не делится надвое. Никто не вместо кого, никто не выше и не ниже – мы едины. И единство это проистекает лишь из нашего взаимовключения, т.е. объединения во всех свойствах, во всем, чем мы восполняем друг друга. Никто из нас не может быть один и не в силах преуспевать по-своему. Нам не обойтись без взаимной любви – или, по крайней мере, без взаимного поручительства, как подготовки к ней.

Так мы приходим к единственно возможному решению, очень необычному. И что бы ты ни пробовал помимо этого, всегда дело будет кончаться эгоистическим применением твоих начал. Только на этих условиях мы можем вести конкуренцию, задействовать зависть, страсть и честолюбие, ненависть и любовь вместе, что бы то ни было – и всё будет взаимно восполняться.

Мы с тобой объединяемся, исправляем себя и нашу взаимосвязь, пока вместе не раскроем в ней любовь, как результат нашего единства. Здесь требуется большая работа, пропущенная через разум. Мы выравниваем свою материальную жизнь “по линейке”: каждый получает столько, сколько нужно его телу. Поверх этого мы выявляем всё свое зло, лежащее на человеческой ступени, и над ним развиваем всю нашу науку, всю мудрость и разумение с высшей человеческой ступени.

С одной стороны, мы ведем обычную телесную жизнь, а с другой стороны, преображаем свое постоянно раскрывающееся злое начало, обращаем его в доброе начало, вплоть до любви. В этом – предназначение человека.

Работа велика, и нам ее не завершить. Она только кажется простой. Вся наша жизнь дана нам для того, чтобы, максимум, несколько часов в день мы обеспечивали физические нужды, а всё остальное время посвящали лишь исправлению злого начала, чтобы прийти к доброму началу. И тем самым мы раскрываем совершенство, кроющееся в Природе. 

Опубликовано в Без рубрики