Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Свобода истинная и мнимая

Испокон веков свобода влечет к себе человечество. Что это такое?

Свобода – это нечто аморфное, совершенно нереальное, неестественное, ускользающее от нас, нечто представляющееся нам в наших фантазиях. То, что люди принимают за свободу, происходит от непонимания, где они существуют.

Мы живем в ограниченном объеме на маленьком замкнутом Земном шаре, и внутри этого объема пытаемся найти такое состояние, в котором бы испытывали наименьшее давление. В этом состоянии мы якобы чувствуем себя свободными, самостоятельно избирающими и реализующими свои поступки, мысли, мнения.

Однако все мы являемся частичками огромной сети, связанными между собой миллиардами всевозможных нитей управления, и при этом не ощущаем, что находимся в жесткой системе, абсолютно определяющей все. Ее скрытие от нас и дает нам иллюзию свободы. На самом деле у нас нет никакой свободы ни в мыслях, ни в желаниях, ни в действиях.

Является ли сама потребность этого аморфного ощущения реакцией на подсознательное чувство, что мы не свободны?

Не думаю, что человечество считает себя несвободным. Человек всегда находит, как увернуться от неприятных ощущений и мыслей. Ведь наше основное свойство – это желание насладиться, и поэтому я все время ищу, в каком состоянии максимально наслаждаться или минимально страдать. В этом и заключается мое стремление к какому-то состоянию.

Нельзя сказать, что человек очень нуждается в свободе. Он желает устроиться на работу, проводить время в семье, чтобы у него все было определено, налажено. С одной стороны, он считает, что лучше всего быть при деле. Но какая же это свобода?

Человек вгоняет себя в определенные рамки. Он женится, обзаводится семьей, а следовательно, обязан работать, кормить семью, заботиться о ней, охранять ее – обязан, обязан, обязан. Где же тут свобода?!

Вся наша жизнь устроена так, что мы должны подчиняться каким-то законам. Желаю я того или нет, я все равно нахожусь под властью каких-то догм, вкусов, установок, моды и т.д. Хочу я или нет, но это всё влияет на меня.

Выходит, что я ни в чем не свободен. Абсолютно ни в чем! Поэтому ни о какой свободе не может быть и речи. Даже если человек станет жить один в джунглях, его все равно будет окружать какая-то среда, навязывающая ему свои установки и принципы.

А как все-таки понять, что такое свобода? Для этого надо подняться над своей несвободой и четко ощутить, где же я нахожусь, какие силы определяют мое состояние, каким образом природа через общество, через отдельных личностей и через все мое окружение определяет и формирует меня.

Человек все время стремится к свободе: народы освобождались от рабства, чтобы обрести ее, слово “свобода” звучит во всех гимнах, начертано на всех флагах. И вдруг вы говорите, что человек несвободен, он живет в тюрьме этого мира…

Когда-то, в средние века, человек охотно соглашался быть рабом, т.к. знал, что о нем позаботятся. Ему дадут кров, пищу, и если он женится, то сможет также накормить свою семью. Хозяин будет заботиться об этом, а он будет отдавать ему свой труд. И это было прогрессивно.

Но поскольку наш эгоизм все время развивался, мы вдруг стали ощущать себя закованными цепями, причем такими, которые просто обязаны были сбросить, чтобы выйти из этого состояния. Разрывая цепи, мы превращались из рабов в якобы свободных людей.

Но эта свобода мнимая, потому что все равно ты должен пахать, собирать урожай, продавать его, думать о доме, о семье, о тысяче разных дел. И если ты заболеешь, то никакой хозяин о тебе уже не позаботится, не позовет врача, поскольку ты его собственность, и собственность дорогая. Ты должен обо всем думать сам.

Тем не менее, это было прогрессивно, потому что при капитализме произошел прирост труда, его производительность повышалась, это было выгодно обществу, и оно шло на это.

Так мы и дошли до сегодняшнего дня, ощущая на витке каждой формации потребность в новом уровне свободы. Но на самом деле это не свобода.

Куда ведет нас развитие?

Развитие ведет нас к осознанию того, что мы абсолютно несвободны.

Если бы у нас не было мнимого ощущения свободы, мы не могли бы развиваться и не хотели бы жить. А эта иллюзия всегда будоражит нас и дает какую-то надежду на будущее.

В нас существует потребность быть свободными. Но это эгоистическая потребность и эгоистическая свобода. В той мере, в которой развивается эгоизм, человек всегда чувствует себя в чем-то ущербным, несвободным. Это – динамика развития нашего эгоизма, который определяет для себя все более широкие рамки.

С другой стороны, мы специально загоняем себя в новые рамки, потому что без них не чувствуем себя комфортно. Любой человек хочет, чтобы у него были определенные связи с окружающей средой, с обществом, а это уже значит быть несвободным. И здесь ничего не сделаешь, мы все время играем в такие вещи.

Абсолютная свобода заключается в подъеме над своей нынешней природой. Если мы поднимемся над эгоизмом, то он уже не сможет требовать от нас поставить себя в рамки его наполнения.

Возвышаясь над эго, мы входим в другое пространство – туда, где не находимся под властью своей природы, а включаемся в иную, высшую природу. И это состояние определяется нами как полная свобода.

Мы ощущаем ее в том, что обретаем свойство отдачи и любви к другим, а не к себе, начинаем реализовывать это свойство, и тогда чувствуем себя свободными от собственного эгоизма, от личных запросов, ограничений и т.д. Когда мы выходим на этот уровень и делаем все ради отдачи вне себя, тогда становимся по-настоящему свободными.

Конечно, можно усомниться: “Какая же это свобода, если любовь к другим закабаляет нас, как мать, которая все время крутится вокруг младенца?”. С одной стороны, это верно.

Но, с другой стороны, от такого отношения к другим мы получаем абсолютно неограниченное количество энергии, положительных ощущений, раскрытие совершенно новых пространств и миров.

Это и есть свобода, связанная с любовью, с участием, с выходом из себя, когда я выхожу из своего замкнутого эгоистического мирка и включаюсь в общий, вечный, неограниченный мир, потому что все мои чувства и помыслы выходят сейчас от меня наружу.

Вместо того, чтобы вбирать все в себя “интро”, я работаю в направлении “экстра”, и ощущаю себя действительно абсолютно свободным.

Есть ли в подъеме над эгоизмом логика для простого человека?

Что значит простой или непростой человек? Сегодня простой человек в тысячу раз больше развит, чем какой-то мудрец пару тысяч лет назад. Поэтому понятие “простой” – относительно.

В любом случае все мы должны будем прийти к состоянию, когда волей-неволей поднимемся над эгоизмом, который держит нас в своем маленьком мирке, заставляя думать только о себе, и тем самым ограничивая нас в наших возможностях.

Постоянно развиваясь, эгоизм ведет нас к кризису. Сегодня уже миллионы людей, особенно в развитых странах, ощущают его и на уровне общества, и на уровне производства.

И если в менее развитых странах этого еще не чувствуется, то лишь до поры, до времени, поскольку взаимопроникновение человечества происходит очень быстро. В итоге это почувствуют все, включая самых простых людей.

Они поймут, что существовать в рамках своей нынешней эгоистической природы – это значит быть рабом навязываемых тебе установок, всевозможных тенденций, моды и всего прочего.

Они начнут чувствовать, что ощущение несвободы зависит от роста их эгоизма. Ведь по мере развития он сам раскрывает себя, показывая, насколько он ограничен и несет человеку только рабство.

Бааль Сулам сравнивал выход из эгоизма с гусеницей, которая живет внутри редьки. Она чувствует, насколько ее мир горек и темен, и когда выползает наружу, вдруг видит совершенно другой сверкающий мир.

Но что подвигло ее выползти наружу из редьки? Развивающийся эгоизм, который является собственным могильщиком.

То есть “горькая редька” – это и есть страдания, которые выталкивают нас из нашего замкнутого мира. Мы уже не можем здесь оставаться и все равно так или иначе выйдем из него, потому что есть программа природы, и наше конечное состояние существует изначально, только нам надо себя в нем раскрыть.

Это зависит от наших внутренних побуждений развития желаний, от наших связей между собой.

В детстве у меня было ощущение, что весь мир – это кастрюля, небо – крышка, а я нахожусь на дне кастрюли как букашка.

И все рассказы, что Земной шар круглый и большой, меркли по сравнению с этим внутренним ощущением замкнутости, тюрьмы, ловушки, из которой нет выхода. Что это такое?

Это очень правильное ощущение нашего замкнутого мира. Причем он замкнут так, что, с одной стороны, мы видим себя в каком-то огромном пространстве, а с другой стороны, это пространство мертвое, ничего в нем нет.

И окажись я не на этом маленьком шарике, а в другой галактике, будет то же самое – от себя не уйдешь. Только вокруг меня будут другие условия неживой природы – а дальше что?

Мы действительно находимся в “кастрюле с крышкой”, и если не выйдем из этого состояния, то всем нам “крышка”, ничего тут не сделаешь. Но это ощущение помогает людям задуматься, для чего природа создала нас разумными и развила себя от неживой частички до самых сложных организмов, ведь не может быть, чтобы все это было бесцельно. 

Вероятно, за нашим внутренним физиологическим и еще более внутренним психологическим организмом есть еще какие-то возможности, тайные силы и свойства, которые должны проявиться в нас.

Как некогда человек получился из обезьяны, так и из человека должно получиться что-то еще в его внутреннем развитии. К этому мы идем, и наука каббала объясняет нам, как развить в себе это.

Сегодня человечество уже подошло к ощущению конечного конфликта своих взаимоотношений, и его необходимо решить, потому что постоянное углубление во всевозможные разборки между государствами и народами очень примитивно, ограничено, замкнуто, не дает вырваться из огромной “кастрюли” нашего мира.

Поэтому то побуждение, которое сегодня овладевает все большими массами, приведет нас к решению этой проблемы. Мы видим по царящей в мире депрессии, по употреблению наркотиков, по бесконечным войнам и беспорядкам, что человечество ищет выход, но не знает, что делать.

Люди снова ударяются в религии и ничего не находят в них. То есть в массах возникает сопротивление самим себе.

Это поиск решения проблемы. Он глубже, чем свобода или несвобода. Иными словами, если я вижу впереди какую-то цель, которую мне обеспечивает несвобода, то я согласен на нее, а если не вижу ее, то это уже конец.

Но насколько эта цель связана со свободой, мы не знаем. На самом деле она всегда связана со свободой, но сегодня мы не можем понять, что это такое.

Согласно науке каббала, если ты хочешь быть свободным, ты должен перестать заботиться о внутреннем углублении в себя, и начать работать вне себя, на других.

Когда вместо себя ты станешь заботиться о других, вместо себя любить и ощущать их, и только они станут источником твоей заботы и любви, твоих помыслов и побуждений, тогда ты будешь свободен. От чего? От самого себя. Только в этом случае у нас есть возможность выйти из себя.

А иначе мы все время обманываем себя, утверждая, что мы – не эгоисты, мы свободны и т.д. Поскольку эгоизм закрывает нас в общей “кастрюле”, то, естественно, сам по себе он является нашим рабовладельцем.

Выход “вне себя”, в любовь к другим – это истинная свобода или мнимая?

Именно это и есть свобода. Потому что, поднимаясь над собой и выходя в любовь к другим, я не просто перебрасываю себя в другого, и вместо моего эгоизма меня порабощает другой человек, – нет, выходом из себя я выхожу на следующий уровень существования и при этом отрываюсь от себя самого.

Я перестаю видеть этот мир в том виде, в котором вижу его через свои пять эгоистических органов чувств, и начинаю смотреть на него через пять альтруистических органов чувств: кетэр, хохма, бина, зеир анпин, малхут. Это совершенно иные органы ощущений.

Я начинаю видеть наш мир вечным, бесконечным, совершенным, и себя точно в таком же виде. А та моя эгоистическая частичка, которая все время держала меня и не отпускала от себя, уже не может удержать меня: я от нее отрываюсь и начинаю свой свободный полет.

Теперь я неограничен ни в чем: ни в реализации своей любви, ни в реализации своей взаимосвязи, ни в чем-то другом. Я вхожу в новое пространство, которое не замкнуто в “кастрюле” этого мира. Там мое “я” определяется связью со всеми остальными.

Ведь все, что находится вне меня, – это все мое “я”, потому что я перехожу в другое пространство лишь с одной точкой, которая меня, в принципе, и пробудила.

Именно с той точкой, благодаря которой я ощущал себя когда-то в “кастрюле”, я выхожу из замкнутого пространства. Все остальное остается в “кастрюле”. 

Когда я выхожу “вне себя”, то становлюсь другим и полностью отождествляю себя со всеми процессами природы?

Можно сказать и так. Но дело в том, что здесь происходит намного больше изменений. Ведь меняется вся наша психология, меняется восприятие нашего мира на иные миры – ничего не остается от нас из прошлого.

Сейчас мы не можем рассуждать о состоянии “вне себя”, потому что нам трудно его себе представить. Сегодня мы находимся только в эгоистической парадигме, и наша точка в сердце требует выхода из нее.

Мы медленно, но верно приближаемся к потребности выйти на следующий уровень существования – к этому двигает нас природа. Но пока эта потребность реализуется в виде депрессий, наркотиков, террора, невозможности решить какие-то проблемы.

Допустим, я – врач будущего. И если у человека возникнет пустота, депрессия, замкнутое состояние, я не стану гасить это с помощью таблеток, а буду объяснять ему, к чему он идет и направлять его?

Думаю, что в будущем вместо врачей будут только инструкторы, которые обеспечат людям их новые состояния через обучение, просвещение, проведение внутренних, психологических, духовных практикумов, выводящих человека на ощущение внешнего пространства.

Ведь вместо того, чтобы быть замкнутым в себе и ощущать все окружающее только внутри себя, как это происходит сегодня, надо выводить человека на ощущения вне себя.

Это будет задачей нового мирового, вселенского педагогического университета. И сейчас, когда в человечестве происходит переход к новой потребности – переоценке своей жизни, нам нужно думать о создании совершенно новой сети просвещения.

Опубликовано в Статьи