Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Когда никаких нервов не хватает

Ребенок капризничает. Знакомая картина. Мать уговаривает, обещает купить игрушку, раздражается и грозит, но ничего не помогает. Все увещевания ее чадо пропускает мимо ушей. Матери неудобно, что ребенок ее не слушается, но она ничего с этим поделать не может.

Однако если замечание ребенку сделает незнакомый человек, тот мгновенно затихает. Ему становится стыдно. Потому что чувствует, что в глазах незнакомого человека он за свое поведение оправдаться не сможет. А мама — своя и с ней он всегда договорится.

Правда, с ребенком до трех лет ситуация иная. Как правило, маленькие дети чувствуют свою полную зависимость от матери и потому прислушиваются к ней, а на окружающих почти не реагируют.

Как же найти правильные методы воздействия на свое ненаглядное чадо?

Отец

Часто, обессилев в борьбе с непослушным ребенком, мать вводит в бой «тяжелую артиллерию» — отца: «Ну погоди! Вот придет папа, я ему все расскажу!» В таких случаях ребенок иногда успокаивается, а иногда — нет. Все зависит от того, в какой мере он считает отца «непреодолимой силой».

Однако очень желательно, чтобы ребенок вообще не делал различий между отцом и матерью. Не должно быть такого, чтобы один родитель олицетворял суд, а другой – милосердие. В идеале они должны представлять собой единую систему «отец-и-мать». Другими словами, у них должен быть единый взгляд на воспитание, единое мнение и одинаковые слова. Иначе ребенок быстро поймет, что между родителями можно лавировать: отец не разрешает – пойду к маме, и она разрешит.

Воздействовать на ребенка родители должны не по отдельности, а вместе. Отец не должен быть полицейским, а мать — бессильной. Иначе ребенок быстро научится крутить ими по своему желанию.  В отношении воспитания отец и мать должны быть единодушны.

Конечно, пока дети маленькие, мать занимается ими больше, но отец всегда должен находиться в поле зрения, за матерью или рядом с ней. А по мере взросления детей значение матери уменьшается и на ребенка все больше и больше влияют оба родителя.

Самое страшное наказание

Но что делать если ребенок не слушается ни отца, ни мать? Не действуют ни уговоры, ни душеспасительные беседы, ни крики. Тратятся нервы, их уже ни на что не хватает, а ребенку все как об стенку горох.

Наказание в такой ситуации не поможет. Наказанием может быть только стыд перед окружающими. Вообще, стыд – это очень мощное средство, и если им правильно пользоваться, можно исправить поведение любого человека. Ведь чувство стыда присуще каждому, так как каждый зависит от мнения общества о нем.

Чтобы не чувствовать стыда, человек старается выглядеть более умным, более сильным, более содержательным, даже бо́льшим преступником. Его Я требует, чтобы он обязательно в чем-то выделялся. Тогда, если не все общество, то, по крайней мере, его ближайший круг общения будет его уважать.

Это заложено и в ребенке. Поэтому правильно играя на этом чувстве, осторожно, не перегибая, чтобы не сломать, родители могут добиться от ребенка хорошего поведения.

Конечно, этому нужно учиться, и это тема для отдельного разговора. Ведь стыд – это самое страшное наказание. Но если создать ребенку такое окружение, перед которым ему будет стыдно за свое поведение, это решит практически все проблемы.

Главное тут — соблюдать пропорции, чтобы ребенок не начал злиться и ненавидеть своих близких. Тогда защитная реакция заставит его делать все наоборот, назло. Его родные станут для него источником неприятностей, тогда как он должен чувствовать, что источник зла находится в нем самом.

Я помню, как однажды в детстве совершил какой-то проступок. Отец обошел вокруг стола, за которым я сидел, и сказал мне: «Стыдно». Меня тогда словно током пронзило! Лучше бы он накричал, лучше бы побил! Но нет, он просто негромко сказал: «Стыдно». И мне даже сегодня стыдно об этом вспоминать.

Когда необходима твердость

Разумеется, ситуации бывают разные. И некоторые из них требуют проявления твердости. Скажем, вы опаздывает на работу и еще должны завезти ребенка в сад, или в школу, а он все еще не одет, копается и ни в какую не хочет поторопиться. Или, сев в машину, отказывается пристегнуться — ну что поделаешь, встал он сегодня не с той ноги.

Нужно обратиться к ребенку самым серьезным тоном, чтобы он понял, что при всем моем хорошем отношении к нему я могу применить силу. И я не шучу, потому что он переходит всякие границы.

Ребенок должен знать, что эти границы существуют. И мое очень строгое лицо должно дать ему понять, что мы уже не товарищи и я отношусь к нему, как нарушителю. Уже нет «вместе», а есть я — наверху, большой и сильный, а он подо мной, и я больше с ним не считаюсь. Я — над ним, как закон природы. А закон неумолим. Ведь если я прыгну с крыши и, падая, попрошу милосердия, это мне не поможет. Я все равно упаду и разобьюсь. И ребенок должен четко понимать: если ты преступил закон, милосердия не жди.

Родители должны научить этому своего ребенка, потому иначе его научит жизнь и эта учеба будет очень болезненной.

Важно, чтобы ребенок понял, что на самом деле, проявляя строгость, я оберегаю его, защищаю от проблем и бед, которые обязательно возникнут, если он будет нарушать границы в обществе.

И объяснить это, конечно, я должен не сейчас, когда ребенок капризничает и упрямится, а раньше, в спокойной обстановке, подкрепляя наставления жизненными ситуациями. Ребенок должен твердо знать, в отношениях со мной и с другими людьми есть границы, которые нельзя нарушать, и это закон. Закон общества, а в конечном итоге, закон природы. То есть ребенок должен понять, что эти границы устанавливаю не я. Я только как бы показываю ему их, обращаю его внимание на надписи: «Осторожно! Не пересекай границу!»

А если вы будете все разрешать ребенку, то он будет думать, что ему все позволено, и впоследствии будет страшно страдать в жизни — ведь у него не будет тормозов. Избалованный ребенок — это несчастный ребенок, которому в жизни будет очень тяжело. Ведь вседозволенность станет его внутренней программой на всю жизнь.

Золотая середина

Как же найти «золотую середину», чтобы, с одной стороны, не избаловать ребенка, а с другой стороны, не быть для него полицейским? Она определяется из опыта. Когда-то ребенку можно позволить съесть больше сладкого, а когда-то — нет. Надо приучить себя и ребенка все время разговаривать. Тогда можно будет найти нужные слова для объяснений и быть услышанным.

Разумеется, это не всегда легко и воспитание — это тяжелая работа. Которая тяжела еще и тем, что требует от родителей контроля за собственным поведением. Ведь, в конечном итоге, что бы они не говорили, ребенок будет учиться на тех примерах, которые подают ему отец и мать.

Поделиться:

Share on whatsapp
Share on facebook
Share on twitter
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on vk