Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Вопросы детей Творцу

Вопросы детей всегда подкупают своей искренностью в стремлении докопаться до истины.

Рижский писатель, кинодраматург Михаил Дымов предложил в рижских школах деткам от шести до десяти лет задать Творцу самые насущные вопросы, о самом главном. Вот такие вопросы они задали.

Вот пишет Света, второй класс: “Может, я могу Тебе чем-то помочь?”

Творцу?

Творцу.

Да-а. Мне, конечно, не хватает именно твоей помощи. В принципе, так от каждого человека, но от каждого индивидуально, то есть от твоей. Помощь должна быть в том, чтобы ты помогла мне исправить мир.

Это вы сейчас от Творца отвечаете девочке, да?

Ну, конечно. Да. Если она задает вопрос, то как же еще?

Но она задает вопрос Творцу.

Да. А я от Его имени отвечаю. Я как бы читаю Его ответ.

Тогда пойдем дальше. “Может ли хватить детства на всю жизнь?” – Марик, первый класс.

Детства на всю жизнь! Это зависит, конечно, от характера человека. Есть люди, которые остаются детьми и действительно это хорошие люди. Они, может, не хорошие по своему характеру для других, но они все время ищут. Для них познаваемость мира представляет собой огромное поле деятельности. Они стремятся все время что-то раскрыть, что-то создать, что-то сделать. То есть вот это ребячество, которое остается во взрослых людях, – это вообще великое…

Подарок?

…великое свойство. Это подарок на самом деле, да. Конечно, это хорошо, что оно остается. Но это не зависит от человека, таким он рождается.

Дальше. Радик, четвертый класс, сказал так: “Люди так страдают на Земле, неужели в Твоем аду еще хуже?”

В аду, в общем-то, еще хуже. Да, хуже. Ад – это угрызения совести. Это ощущение, от которого человек не может скрыться. Несмотря на то, что он видит и понимает, что все произошедшее происходит от Творца – “нет никого, кроме Него” – все равно он не может избавиться от ощущения, от мысли: сколько он, вообще, сделал в своей жизни?

И это он списать на Творца не может, потому что он и не пытался в течение своей жизни достичь состояния, когда он поднимается над управлением Творца. Творец управляет нами, человек должен это все осознать, что все, что он делает, исходило от Творца, а не от меня. И тогда мне не за что будет переживать, краснеть, страдать.

“Как мне жить, чтобы все на свете были счастливы?” – вот Лиза, второй класс, спрашивает.

Есть только один путь – это узнать, что такое счастье, каким образом можно к нему прийти. Есть такая методика, которая может приводить людей к счастью, и надо тогда эту методику реализовывать в своей жизни. Вот вырастем и реализуем.

Игорь, четвертый класс, спрашивает: “На Земле столько бед и страданий, чтобы людям не жалко было умирать?”

И это тоже верно. Но не надо так думать. Людям, конечно, может быть легче умирать, когда они видят, что покидают такой ужасный мир, в котором ничего нет, и все страдают, и в конечном итоге все умирают. Но лучше сделать не это. Есть возможность еще до того, как мы умираем, раскрыть высший, вечный, совершенный мир и поэтому не умирать, а просто начать ощущать его – следующий этап своего существования, свою следующую жизнь.

Руслан из второго класса спрашивает: “А что если люди тебя не любят, а боятся?”

Ну, для некоторых это хорошо, они любят такое отношение людей к себе: боятся, значит уважают. Но в общем это все неверно. Любовь нуждается во взаимном понимании, когда ты с закрытыми глазами можешь полностью отключиться от себя и доверить себя любимому. А он будет думать только о тебе, о твоей пользе, о твоем благе. А ты будешь думать только о нем. Вот когда вы так взаимно друг о друге беспокоитесь – это и есть любовь.

Люба из третьего класса, вообще, пронзительный вопрос: “А я есть на самом деле?”

Это вопрос сложный. Я есть на самом деле только в том случае, когда я стою против Творца. То есть вот Он, а я против Него, вопреки Ему. Тогда я есть.

Вот мне просто интересно. Вы считаете, что детям это даже проще объяснить, чем взрослым?

Конечно.

Серьезно, да?

Детям проще объяснить, чем взрослым, все эти вещи. Они это инстинктивно понимают.

Я смотрю, вы объясняете им как взрослым.

Конечно! К ребенку нельзя относиться по-другому.

То есть сю-сю мусю – это…

Не-е-т! Ой! Это источник всего зла в мире, эти “сю-сю”.

Катя, четвертый класс, спрашивает: “Когда началась на Земле любовь?”

Любовь началась тогда, когда люди начали ненавидеть ненависть. Ненависть – она проявляется естественно, по нашей природе. А когда мы начали осознавать ее вред, конечность, ужасы, которые она несет нам, и начали ее ненавидеть, тогда мы постепенно обнаружили любовь.

Саша из второго класса спрашивает: “А мы не игрушки Твои?”

“Вы Мои игрушки, – говорит Творец, – абсолютно, полностью. Но вы должны это осознать, что вы Мои игрушки. И тогда вы попросите Меня быть самостоятельными. И Я вам это сделаю”.

 “Почему когда любишь, все нравится, даже яичница?”, – это Степа из второго класса спрашивает.

Когда любишь, нравится все, даже яичница, потому что любовь – она покрывает абсолютно все проблемы. Абсолютно все! И даже все некрасивое кажется красивым, и все неприятное – приятным, и все невкусное – вкусным. Потому что это все покрывается любовью. Значит, самое главное нам – не обращать внимания на то, что в мире плохо где-то или как-то, а развивать любовь.

Вита из второго класса спрашивает: “Почему Ты сотворил мир таким, что когда мама порвет колготки, она плачет?”

Да… Человек маленький. И маленькая девочка плачет от своих проблем, и большая девочка, мама, плачет от своих проблем. У всех проблемы. Все это сотворил Творец, для того чтобы люди нашли – а какое же состояние является совершенным, чтобы быть только в радости и в любви. И к этому можно прийти только через слезы: слезы в классе, в школе, с подружками, с разорванными колготками – во всем.

Миша, четвертый класс, спрашивает (вопрос какой-то удивительный): “Как стать воспоминанием?”

Ну, во-первых, надо стать все-таки хорошим воспоминанием, а не просто воспоминанием. Потому что есть воспоминания о таких людях, о которых вспоминают с содроганием, с ужасом, с ненавистью. Были бы рады, чтобы этих людей не было и воспоминаний о них бы не было. Надо жить так, чтобы о тебе остались хорошие воспоминания. А это только если ты делаешь людям добро и оставляешь такой вот мягкий, сладкий след за собой.

Ну, вот еще Алик из четвертого класса спрашивает: “Что бы я хотел попросить у Тебя? Да Ты сам все знаешь”.

Это неважно, что Я все знаю. Мне важно, чтобы ты просил! Потому что когда ты просишь, ты привязан больше ко Мне, и Я тебе могу дать больше, чем ты просишь. Я тебе могу дать еще свое особое отношение, свою любовь, свое тепло. А так просто дать тебе, и чтобы у тебя было то, что ты хочешь, – ты этим не будешь связан со Мной и поэтому лишишься больших-больших ощущений, добрых, теплых в мире.

Гоша из четвертого класса говорит: “Верни моих родителей в детство, я бы с мамой дружил”.

Если можно было бы быть с родителями, как со своими товарищами, это было бы очень хорошо, с одной стороны. Но, с другой стороны, а как бы ты развивался? Кто бы тебя учил? Значит, нам надо научиться быть с родителями детьми, и быть с родителями товарищами, и со своими товарищами, одногодками быть, соответственно, товарищами и учиться от них. То есть получать от всех добрый пример и всем давать добрый пример от себя.

А чему должны научиться родители в таком случае?

Родители должны научиться быть с детьми товарищами, подругами. Это очень важно. Такие семьи иногда есть, и в таких семьях дети чувствуют себя комфортно, защищенно, на них не давят, в них не уничтожают самостоятельность. Они растут открыто.

Поделиться:

Share on whatsapp
Share on facebook
Share on twitter
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on vk

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

издевательства над детьми

Чужие дети – не свои?

В последнее время участились случаи издевательств воспитательниц над малолетними детьми в яслях. Мы подошли к порогу, за которым просто перестанем сдерживаться.

Подробнее