Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Спасти себя или ребенка?

Из письма: «Я с детства прикован к постели. У меня редкая болезнь и сейчас потребовалась пересадка органа. Отец согласен дать его, но это для него небезопасно».

Когда я узнал об этом, я сказал отцу, что я не согласен, я не хочу никакой пересадки, но он настаивает. Он не хочет ни о чем слышать. Что мне делать? Как убедить его? Я не хочу! Я боюсь. Я, конечно, хочу выздороветь, хочу, но я боюсь за отца! Мама молчит, сестра молчит. Я пишу вам. Помогите! Я измучился, думая об этом! Но у меня ухудшение».

Ты должен дать отцу возможность еще раз дать тебе жизнь.

Все-таки, да?

Да. Я чувствую себя на твоем месте и на месте отца. Вы должны таким образом пойти на это вместе.

Но при этом, вы же представляете, что… Вот он даже пишет, в нем столько боли. Что он будет при этом ощущать?!

Они вместе участвуют в этом действии, в этой операции. Вместе!

То есть как будто отец снова дает ему рождение?

Да! И он уже понимает, чувствуется по письму, что иначе это, действительно, закончится трагически.

Мальчик понимает? Да, в конце написано: у меня ухудшение.

Да.

Ну и отец — как отец сможет жить, если мальчик умрет?

Это точно. То есть он тем самым спасает и отца, ко всему прочему?

Конечно. Он должен дать отцу возможность помочь ему.

Он недаром написал, что и мама молчит, и сестра молчит. То есть он должен сам решить!

Потому что это лично его решение.

Вообще! Я пытаюсь поставить себя на его место. Это…! Он повзрослеет, сразу станет взрослым, как только он решит.

Да.

Вот встают перед такими детьми такие взрослые вопросы!

Жизнь полна острых решений.

Поделиться: