Михаэль Лайтман

Будущее мира – в изменении человека

Он нас, или мы его?

Если много людей пожелают, то все изменится. Сами себя мы не исправим, нас такими создала природа. Но наши общие желания вынудят природу нас исправить.

Уже не секрет, и уже все ученые подтверждают, и все уже говорят, что человечество — это такой замкнутый элемент, человечество — это взаимосвязанная система, человечество — это как единое тело, единый организм. Этого уже очень много. И то, что мы внутри матрицы, все повторяют.

И мне понятно, что если простой человек сможет вот это как-то вместить себе в мозги, в сердце, вот такую систему, тревога от него начнет уходить. Он начнет, грубо говоря, успокаиваться и как-то этим вместе дышать.

Вот это, если это человек начинает понимать, то есть что он завязан, что все завязано в мире, это что-то дает или нет?

Это дает ему понимание, что все завязано в мире.

И все, и не проникает дальше, да?

Нет. Потому что все, что дальше, это уже идет вопреки моему эгоизму. А это самое дорогое, что у меня есть.

Но как мы эту бетонную стену пробьем? Вот как?

Это только если мы вместе захотим, тогда наши общие желания вынудят природу нас исправить.

Когда вы говорите «вместе», кого вы имеете в виду?

Много-много человеков.

То есть это все-таки зависит от массы, которая примет эту мысль, да?

Да. Если масса пожелает, много людей пожелают, то тогда это изменится. Со стороны природы! Потому что желания наши вынудят природу нас исправлять.

Не мы себя исправим! Нас такими создала природа. И поэтому относительно нашего эгоизма мы можем только обращаться к ней, чтобы она нас исправила.

Ну, а если мы начнем, если так получится вдруг, что начнет преподаваться вот это вот: единая природа, и что мы части единой природы, — в детских садах, в школах, в институтах, во всех учебных заведениях, это пройдет все-таки в человека? Это поможет? Это называется воспитанием или нет?

До тех пор, пока это не будет задевать его эгоизм.

Ну вы все время в эту стенку упираетесь.

Конечно! А что я могу сделать?!

Ну тут нет выхода тогда. Я ищу какой-то выход, чтобы как-то, знаете…

Нет. Если бы был выход, то он бы уже давно был.

То есть его не обойти никаким образом?

Никак!

А что вы тогда повторяете все время это в каждой передаче, в каждом своем выступлении?

Я повторяю, потому что если люди захотят, то они вместе будут думать об этом, совместно, и их вот эта как бы общая просьба, молитва, неважно как назвать, она подействует на природу. И эта эгоистическая сила природы начнет постепенно-постепенно смягчаться. Под воздействием нашего обращения к природе природа начнет ее менять — эту силу.

Тогда, скажите, как нам захотеть? Как вот человечеству…

А для этого мы должны много об этом говорить, видеть, показывать всякие случаи из жизни.

Это можно сделать вот так вот — мирным путем, а не страданиями?

Когда ты показываешь, то ты даешь человеку возможность сопереживать. Это очень тонкий момент. Дело в том, что я свой эгоизм сам исправить не могу! Ты можешь надо мной поставить надзирателей и полицейских, кого угодно! И все, весь мир мне будет говорить: «Нельзя быть эгоистом! Нельзя работать с эгоизмом! Нельзя применять эгоизм!» Вы говорите, а я пока буду его использовать. Значит, это невозможно! Никак ты человека не убедишь не использовать.

А вот сопереживанием, когда он видит другие примеры и сопереживает, но не работает над собой, а сопереживает, он как бы делает эту молитву к природе, прося чтобы этого не было.

Надо правильно оформить, конечно, эти примеры, которые мы ему даем. Так, чтобы он незаметно для себя просил, молился, желал на себе это исправить. Не просто сопереживать, а сопереживать так, что не хотел бы чтобы всех этих проблем не было, чтобы они не возникали в обществе. Когда я хочу, чтобы они не возникали, они не будут возникать.

Вот это вот… На этом построено и хорошее кино тоже, когда я становлюсь этим героем. Мое сопереживание такое, что я становлюсь этим героем, и все его переживания становятся моими переживаниями. И тогда молитва моя — она уже…

Работает.

Работает?

Да. Все должно заканчиваться просьбой человека о том, чтобы это не повторилось. Если ты хочешь, чтобы этого не было, этого не будет.

Этого — чего? Этой боли или чего?

Вируса, боли, вентиляции легких, проблем всевозможных. Да чего угодно!

Но я же буду хотеть себе. Я не хочу, чтобы мне это не было.

Неважно, ты из этого его не можешь вытащить. Но когда он будет просить природу о том, чтобы этого не было, молиться, тогда природа исправит его. То есть не захочет он быть в таком состоянии или вызывать, надо показать там всю цепочку, и вызывать проявление коронавируса.

То есть на самом деле главной сценой там должно быть, что это обращение к природе? Что это от нее исходит, да?

Конечно. К року, к высшей силе. А природа — это и есть высшая сила. Мы существуем в ней, мы от этого деться никуда не можем. Ну никак! И поэтому нам надо понимать, как к ней обращаться.

Поделиться: