Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Построение нового общества

Безработица – угроза мирового значения

Современный человек страшится будущего. Известно, что многие сегодня теряют работу, и еще больше людей боятся ее потерять, поскольку не знают, удастся ли им тогда покрыть свои нужды, восполнить урон. Из-за кризиса с жильем многие тысячи в США лишились своих домов, и мы можем только догадываться, в каких условиях они сейчас живут и насколько тяжело их положение. В рамках своей преподавательской деятельности я посещаю разные страны и вижу, как давит на людей отсутствие работы и заработка.

Здесь кроются две вещи.

Во-первых, человек не знает, как будет обеспечивать свою семью. Жена, дети, дом, долги, стареющие родители… А возможно, он сам уже близок к пенсионному возрасту. Да и внукам надо помогать. Целый круг людей зависит от работающего члена семьи.

Это давление растет и становится общей заботой масс. По расчетам экономистов и социологов, скоро к армии безработных могут присоединиться сотни миллионов людей, которым будет не на что жить. Согласно статистике, в США чуть ли не половине населения требуется та или иная помощь на жизнеобеспечение, будь то продуктовые талоны, горячие обеды и т.д.

Во-вторых, человек, потерявший работу, не знает, что делать с самим собой. Районы, пострадавшие от безработицы, превращаются в очаги организованной преступности, проституции, наркомании и пр. В итоге общество платит за всё это намного дороже, чем стоило бы трудоустройство людей.

Как известно, просидев без работы несколько лет, человек уже не может вернуться на рынок труда. Даже образованный представитель среднего класса со временем утрачивает культуру трудолюбия, теряет верное отношение, уже не чувствует необходимости ежедневно покидать дом и возвращаться после рабочего дня, отчитываться в своей работе и т.д.

Таким образом, речь идет не об отдельных проблемах личного характера, а социальной беде, которая бумерангом ударит по обществу. И общество может не справиться с этой проблемой.

А ведь кроме того, возможны волнения, беспорядки, революции и прочие несчастья, возникающие, когда сотни миллионов внезапно остаются за бортом. Это создает волну, которая катится по миру, подобно эпидемии. Мы видим, как сегодня проблемы, зарождающиеся в одной стране, случайно или умышленно передаются дальше и заражают других, словно вирусы.

Таким образом, проблемы с безработным не ограничиваются прожиточным минимумом, горячими обедами и теплой одеждой со вторых рук. Да и не может общество содержать его так годами. Проходит год, максимум два – и его оставляют: “Устраивайся сам”. Пока что таких людей еще не много, но что будет, когда без работы останутся массы?

Проблема тут даже не столько финансовая, хотя они не удовлетворятся одной лишь насущной необходимостью. Ведь когда их станет много, они обретут силу – на выборах, а также на демонстрациях и в беспорядках. Мы уже видим, чем это грозит обернуться. Примеры перед нами. “Весна” может быть не только Арабской, но и Европейской, Американской и любой другой.

В капкане индустриального рабства

На протяжении тысячелетий развития человек всё более отдалялся от работы ради одного лишь хлеба насущного. Он развивал торговлю и промышленность, культуру и образование, искусство, юриспруденцию, бухгалтерию, всевозможные сопутствующие услуги, моду, СМИ – вещи, не насущные для нашего существования, а придаточные. Они-то и составляют, скажем, 90% деятельности человеческого общества.

Взять, к примеру, любой большой город: чем зарабатывают себе на жизнь его жители? Они не занимаются сельским хозяйством, не выращивают коров и коз, не работают в крупной промышленности. Где-то там, в других местах, есть реакторы, индустриальные мощности, большие электростанции, а сам город живет тем, что люди собрались вместе и обслуживают друг друга в различных областях, для удовлетворения ненасущных потребностей.

С развитием кризисных явлений, миллионы людей в крупных городах могут остаться без работы. И им не найти себе делянку, чтобы вести натуральное хозяйство. Это большая проблема: как организоваться, учитывая текущую ситуацию в мире? Ведь миллиарды людей живут в городах.

Еще двести лет назад всё было иначе: люди работали довольно много часов в день, но без помощи машин и современных технологий. Человек производил товар, просто чтобы заработать себе на жизнь. Обслуживающих профессий, не обязательных для пропитания, было немного.

А затем начала развиваться промышленность и сфера технологий. Сегодня мы можем за день на одном предприятии производить тысячи автомобилей или машин различного назначения. В магазинах есть полный набор продуктов, которые можно быстро и легко приготовить при помощи современной кухонной техники, не тратя на это часы, как раньше.

На современном этапе развития мы разработали технологии, чтобы иметь возможность массово производить растущий ассортимент продукции, а высвободившееся время, которое раньше использовалось для насущно необходимой деятельности, пустили на службу другим профессиям ненасущного характера. При этом мы искусственно перевели их в разряд необходимого. Например, вместо одного врача, сегодня есть сотни врачебных специальностей, тысячи разновидностей медицинского оборудования, тысячи лекарств. Мы прибегаем к услугам бухгалтеров, экономистов, финансистов, банкиров, адвокатов… Всё это – целая индустрия денег. Мы создали глобальную сеть международной торговли. В итоге за два века мы сформировали для себя многочисленные виды деятельности, бóльшая часть которых выдумана и не является реальной необходимостью.

Но проблема даже не в этом, а в том, что мы заполнили ими жизнь человека. Вместо того чтобы заниматься чем-то действительно важным, человеческим, мы изобрели множество профессий, основное предназначение которых – занимать свободное время. Мы просто-напросто играемся в те часы жизни, которые можно было посвятить чему-то более важному и высокому – человеческой ступени.

Взглянем на свою жизнь. 10-12 часов в день отнимает у человека работа. Мы встаем рано утром, хватаем детей и отвозим их в сад до вечера. Часто уже в возрасте нескольких месяцев малыши на весь день расстаются со своими родителями. На работе мы проводим, по меньшей мере, восемь часов. Затем возвращаемся, по пути прихватив детей и заехав в магазин. Кстати, дорога тоже отнимает час-два. Наконец, мы оказываемся дома, где нас ждут неотложные дела и стандартные процедуры: приготовить еду, помыть посуду, покормить, искупать и уложить детей. Кроме того, иногда мы завершаем работу, не доделанную в течение дня, а чаще проводим время у экрана компьютера или телевизора. Этим всё и завершается.

Многие работодатели организовывают для своих работников отпуска, детские сады и уикенды. В итоге рабочее место стало для человека центром его жизни. И потому так трудно расстаться с ним.

Меня гложет вопрос: “Чем я буду заниматься на пенсии? Столько свободного времени – это же можно с ума сойти…” Мы привыкли к нескончаемой гонке, к постоянной накачке рабочими часами. О человеке мы судим по роду его занятий, по специальности, а не по личным качествам. Неважно, чем он интересуется, чем увлекается, главное – работа. Ею измеряются престиж и почет: человек ценится тем выше, чем больше у него подчиненных, чем больше он зарабатывает. Короче говоря, мы смотрим на него как на исполняющего обязанности, а не как на человека.

Так, после двухсот лет индустриально-технологического развития мы вдруг оказались в очень своеобразном мире и в особенном обществе. По сути дела, мы потеряли человека. Неслучайно еще в начале этой тенденции Маркс писал, что она не может продолжаться долгое время и придет к своему концу. Сколько можно развивать промышленность, торговлю и предпринимательскую деятельность? Ведь в итоге человек становится рабом своей работы. Главное для него – преуспеть на рабочем месте, и в этом он видит цель жизни. Он родился, чтобы работать. К этому он готовит себя в течение первых двадцати лет. Главное – быть работником все те годы, пока он здоров и обладает силами. А к старости, когда он уже не годен для работы, ему остается 10-20 лет на угасание при помощи пенсии и лекарств.

Неужели мы действительно родились и живем для этого?

Отряхнемся от наносного

Еще на заре эры индустриального прогресса Маркс сказал, что так не может продолжаться всегда. Он обосновал свои выкладки природой этого развития, которому суждено завершиться и увенчаться кризисом.

А с другой стороны, в то время человечество еще не столкнулось с проблемой экологии. Ведь мы, по сути, разрушаем Земной шар, лишая его богатств и ресурсов. Есть предел энергоносителям: нефти, газу, углю, битуму, ядерному топливу и пр. Их немного. И хотя мы слышим иногда о новых месторождениях, в конечном счете, согласно всем исследованиям, речь идет о количествах, которых хватит нам, максимум, на 30 лет. Я уже не говорю о том необратимом ущербе, который мы нанесли природе в целом. Она вышла из равновесия, и продолжать в том же духе было бы невозможно даже без кризиса.

Так или иначе, создается уродливая ситуация с институтом семьи, с брошенными вне дома детьми, с разрывом связи между супругами, которые по-настоящему не живут дома…

Мы не развиваемся. Человек не развивается. Он растет только в профессиональном смысле: на курсах повышения квалификации и т.п.

Итак, мы видим, что современный кризис подытоживает и завершает последние двести лет нашего развития. Не только Маркс, но и многие другие предупреждали, что закончится это всё тупиком. В том числе, об этом в середине прошлого века говорили члены Римского клуба: человечество подходит к такому состоянию, в котором ему не устоять.

Мы не задумывались об этом, ослепленные своим эгоистическим отношением к жизни. Мы не видели, не чувствовали и не желали признавать, что разрушаем Землю, себя, детей и свое будущее. Лишь теперь, оказавшись в кризисе, мы поневоле обнаруживаем, что необходимо изменить всё, поскольку другого выхода нет.

В чем же именно требуются перемены? Текущий кризис, в первую очередь, профильтрует и очистит всё человеческое общество. Так же мы вытряхиваем пыль из куска материи, очищая ее от всего того, что к ней не относится. Вот и кризис первым делом отряхнет человеческое общество от всех тех профессий, которые не являются необходимыми для жизни человека и, по сути, вызывают дисбаланс в природе. Будучи избыточными, они только отягощают нам жизнь и заставляют отрабатывать лишние часы, ненужные ни для хлеба насущного, ни для человеческого общества, ни для Земли в целом.

Знакомясь с человеком, мы не спросим его: “Кто вы по профессии? Где работаете? Каковы там условия труда?” Нет, при встрече мы спросим: “Кто вы? Как ваши дела?” Ведь он должен восполнять себя чем-то на человеческом уровне.

Рассматривая наше развитие в природе, мы обнаруживаем, что программа творения ведет нас к интегральному обществу, к равновесию с природой в целом. И сегодня выясняется, что мы поневоле подходим к этому посредством кризиса. Хотим мы того или нет, но чтобы налаживать свою жизнь, нам необходимо держать связь между собой. А этому надо учиться, чтобы знать, как перестроиться на совершенно новый лад.

И потому, когда человек по безвыходности, поневоле чувствует, что он выпал из рамок насущной работы, оставшейся после того, как мы стряхнули “ткань” от пыли, – на самом деле все его свободные часы не свободны. В эти часы мы, по необходимости, должны учиться тому, как менять себя, налаживая интегральную взаимосвязь, как идти к взаимному поручительству, как изменять человека в нас, чтобы он стал частью нового, особенного общества.

Здесь действительно требуется интегральное просвещение и воспитание, которое мы должны будем открыть для всех. С этой целью нужно организовать большую учебную сеть, чтобы человек был занят в течение дня, как и раньше. Только теперь его день разделится на пару часов работы и еще шесть-семь часов учебы и мероприятий, благодаря которым он будет постепенно меняться вместе с другими, становясь поистине строителем интегрального общества.

Тогда мы будем оценивать человека по его вкладу в этот процесс и успеху в нем, а не по должности, как сегодня.

Это большая работа, без которой мы не поднимемся на следующую ступень, которую Природа приготовила для нас по итогам текущего кризиса.

Ведь кризис показывает нам именно следующий уровень – он демонстрирует наши изъяны в сравнении со следующим состоянием. Нам надо наладить семью, воспитание детей, наши супружеские взаимоотношения, отношения между соседями, в народе, в человечестве. Мы должны навести порядок в природе, которой до сих пор лишь наносили вред.

А для этого нам надо измениться внутренне, проникнувшись друг от друга впечатлением того, насколько мы взаимозависимы, – и тогда прийти к верным решениям.

Вот и выходит, что перед нами лежит работа по формированию Человека – то, чего мы никогда не делали на протяжении всей истории, поскольку не видели в этом нужды.

Веками мы заботились, преимущественно, о пропитании. И действительно, еще двести лет назад нам необходимо было добывать себе хлеб насущный, т.е. необходимые для жизни вещи. Только в последние два столетия технического прогресса, вызвавшего современное перепроизводство лишних товаров, мы развивались неправильно.

Таким образом, наступил период осознания зла: мы понимаем, что эгоизм заставил нас использовать свои возможности в неверном направлении. Вместо того чтобы освободить себя на шесть-семь часов в день от забот о насущном, мы, наоборот, заполнили эти часы вещами, в которых нет нужды.

Сегодня, посредством кризиса, мы наконец-то приходим к пониманию и осознанию того, что эти часы необходимо освободить для формирования Человека. И мы, и наши дети должны получить это воспитание.

Ведь мы всегда заботились, главным образом, о том, чтобы дети получили профессию. Неважно, каким человеком ты будешь, главное – специальность, которая позволит тебе эгоистически “обставить” всех и преуспеть за их счет.

Сегодня же основная наша задача – давать ребенку воспитание, растить его Человеком. Впрочем, как и каждого из нас. Тогда мы примем замечательную, глобальную, интегральную форму, тогда все кризисы, от которых мы страдаем сегодня, закончатся, исчезнут, и мы окажемся в “перевернутом мире”.

Сегодня я вращаюсь вокруг работы с шести утра до семи-восьми вечера. У меня остается каких-то пару часов на домашние дела и на то, чтобы мельком увидеть жену и детей. Эту ситуацию надо преобразить в нечто совершенно иное. Надо выстроить такие системы, чтобы все работали необходимые часы, а всё остальное время занимались учебой, воспитанием и связанными с ним мероприятиями. В соответствии с этим нужно изменить весь лик нашего общества.

Вот какой вызов перед нами стоит.

Здравоохранение или выдаивание?

Мы создали множество лишних профессий и сфер деятельности. Возьмем, к примеру, систему здравоохранения. Мои родители и многие родственники были врачами. Среди моих учеников тоже есть врачи, от которых я регулярно получаю различные статистические данные.

Сам я свое высшее обучение начал с медицинского факультета, хотя позже понял, что это не мое, и перешел в сферу биологической и медицинской кибернетики, желая понять принципы жизнедеятельности систем человеческого организма. Шесть-семь лет я был напрямую связан с этой сферой, работая в Ленинграде, в специализированном институте и в Медицинской академии. Всю свою жизнь я вращаюсь вокруг медицины, лечения, вокруг отношения к проблемам человека.

Последние 50-60 лет развития медицины я мог наблюдать воочию, и я вижу, насколько она “испортилась”. Сегодня она превратилась в бизнес. Это касается лишних проверок и анализов, прививок, которые вызывают различные проблемы, специальностей, призванных расширить Минздрав и систему в целом. Появляются всё новые средства, позволяющие “доить” людей. Огромный сегмент бюджета уходит на здравоохранение, а вдобавок люди еще платят сами.

При этом пациент теряют доверие к врачу, потому что тот думает лишь о заработке, в отличие от врача прошлых времен, который обязан был хранить верность здоровью человека и лечить его пускай даже бесплатно. Сегодня же без дополнительной оплаты ты просто не проживешь, и вдобавок ты не можешь положиться на врача, потому что главное для него – принять как можно больше больных за день и забыть о них. Ведь он тоже человек.

Короче говоря, мы превратили медицину в большой бизнес. И потому, если просто очистить всю эту систему от тех сегментов, которые выстроены на эгоизме и предназначены для заработка, успеха и власти, – внезапно выяснится, что, по меньшей мере, 80% ее частей излишни. Я немного знаком с этой сферой изнутри – речь идет о гигантской индустрии.

Однажды по телевидению показывали, как юридические факультеты и курсы проводят церемонию вручения дипломов. Они заполнили целый стадион выпускниками и их близкими. Для чего обществу нужна эта масса адвокатов, нотариусов и т.д.? Только затем, чтобы давать им возможность заработать?

Мы говорим о насущно необходимой работе, позволяющей человеку жить нормальной, достойной жизнью, а оставшееся время посвящать системе воспитания и образования, которая требуется для построения правильного общества, основанного на принципах социальной справедливости и взаимного поручительства. Следовательно, нам не нужны подобные профессии. А между тем, их список очень велик, и нам есть что “зачищать”.

Вопрос: Когда-то был один общий врач от всех болезней, а в наше время появилось множество врачебных специальностей, раздувающих систему. Всё ли здесь фиктивно или же есть и оправданные добавки?

Малая часть, разумеется, оправдана, но лишь малая. К тому же надо учитывать, что многие проблемы со здоровьем вызваны нашим образом жизни, работой, отчаянием, нервными проблемами, давлением, которое мы испытываем, загрязнением… Если принять в расчет всё то, что мы сами устраиваем себе в результате этой ненормальной жизни, – ты увидишь, что общее состояние здоровья могло быть совершенно другим. На этот счет существует убедительная статистика.

Если бы человек не находился под прессом постоянного давления и учился жить в добром обществе и добром ощущении, поддерживая правильное, приветливое отношение, без стрессов, во взаимной поддержке, – всё это укрепляло бы общее здоровье. В таком случае современные проблемы исчезли бы без следа.

Ведь чего стоит одно только загрязнение или стероиды, которые мы добавляем в пищу… Мы разрушили Землю, у нас уже не осталось плодородных земель. Когда-то слой почвы составлял метр-полтора в толщину, а теперь почва стала как песок…

Проблемы нужно видеть в едином комплексе, в их взаимосвязи. Достаточно уравновесить даже тонкий пласт системы – и это уже несет общее исцеление: и семье, и самому человеку, и детям, и обществу, и здравоохранению – всему.

На бочке с порохом

Начало уравновешивания общечеловеческой системы приведет к положительным результатам, устранив необходимость во многом из того, чем мы занимаемся сегодня.

Это видно из современных исследований. Пока что наш взгляд прикован к глобальному кризису торговли, промышленности и финансовой системы. А между тем, кризису подвержены и другие сферы жизни на Земле: семья, образование, культура, да и вообще всё, чем мы занимаемся.

Две основные грани кризиса – это финансы и экология. Они действительно угрожают нашему существованию, поскольку создают напряжение и влекут за собой беспорядки, революции, войны и пр. Экология здесь сопутствует экономике: природные катаклизмы прошедшего года стоили дороже, чем весь европейский долговой кризис. А в 2012 году, по прогнозам ученых, ущерб от ударов стихии превысит госдолг США. Достаточно взглянуть на то, что произошло в Японии после одного землетрясения.

Вопрос: Что же делать с экологической ситуацией?

Она относится к проблеме общего равновесия. Именно это человек и не может уловить: мы сами вызываем дисбаланс в природе. И не только тем, что извлекаем из земли ее богатства. Вычерпывая из земных недр нефть, газ и прочие ископаемые, ты полагаешь, что это не вызывает последствий? Да ведь мы находимся на тонкой корке, общей для всех континентов, которые, словно, кораблики, плавают над бездонным океаном. И на этой ненадежной основе мы живем, считая ее твердью.

По некоторым данным, уровень мирового океана может подняться на 20-30 метров. Сколько тогда останется на поверхности территорий, городов и людей? И как они будут жить?

Мы стоим на пороге огромных катастроф, но эгоизм просто застилает нам глаза и превращает нас в своих маленьких, слепых, бестолковых рабов. Если бы не экономический кризис, мы до последнего момента не обращали бы ни на что внимания, как сказано: “Будем есть и пить, ибо завтра умрем”. Но проблема в том, что не завтра, а уже сегодня мы находимся под угрозой взрыва, который выведет население на улицы. Тогда исчезнет система, посредством которой властители могут зарабатывать, и весь этот “пир во время чумы” прекратится.

А потому мы хотим уже сейчас начать готовить людей и улучшать их, подводя к такому состоянию, которое сегодня должно царить между нами. Современный кризис, в конечном счете, – это проявление всех пороков наших взаимоотношений. Мы больше не можем продолжать путь, который начали примерно двести лет назад.

На грозовом перепутье

В последние двести лет мы во всем потакали своему растущему эгоизму. В свое время Маркс предупреждал, что не стоит идти этим путем, поскольку скоро он оборвется. Однако Маркс не призывал к революциям. Это уже потом марксисты-ревизионисты заговорили о том, что нужно прибегнуть к революции как к средству. В отличие от них, Маркс считал, что процесс идет благодаря росту сознательности пролетариата. Рабочих надо поднимать, воспитывать. Иначе, как и сейчас, они останутся без работы и выйдут на улицы, чтобы устраивать беспорядки. Вместе с техническим развитием, говорил он, надо развивать людей – и тогда они увидят, что не должны быть рабами, обслуживающими машины.

Однако последователи Маркса модернизировали его учение. Увидев, что пролетариату живется намного лучше, они утратили веру в его желание что-то менять. Если у рабочего появляется свое жилье, семья, если он начинает двигаться к “американской мечте”, то нет смысла полагаться на его революционный дух. Тогда во главу угла, вместо жизни и развития человека, была поставлена смена власти на коммунистическую. Но разве можно отделять одно от другого? Точно так же в свое время отбросили науку каббала и возвели на пьедестал второстепенные вещи.

Вот так и вышло, что коммунистический режим стал целью, которой решили достичь во что бы то ни стало. Как, если рабочие этого не хотят, а хозяева – тем более? Ну разумеется, нужна революция. А для нее нужны заинтересованные люди.

В итоге пришел Ленин, который вообще не полагался на рабочих. Он выстроил революцию на интеллигентах из своего класса и на армии. Шла Первая мировая война, условия ему благоприятствовали, и он взял власть. Однако, взяв власть, он не приступил к воспитанию народа, а ввел террор. Ленин ставил себе четкую задачу – выстроить режим, и точка. Именно это было для него главным – действие, а не намерение, не воспитание человека, чтобы тот сам понял суть вещей и сам принял участие в новой жизни. “Нет, лучше мы его просто заставим. Зачем возиться с воспитанием? Поставим рядом с ним надсмотрщика с палкой – и дело пойдет”.

В итоге промышленность была разрушена, а страна на десятилетия стала дурным примером для человечества, которое до сих пор не понимает подлинный смысл коммунистических идеалов.

Маркс заранее предостерегал о том кризисе, который мы переживаем сегодня, и объяснял, что надо формировать нового человека, который не будет рабом ни у новых хозяев, ни у новых машин, ни у общества, выжимающего все соки из своих членов. Вместо этого людей надо поднимать на новую ступень, чтобы они возвысились над всем, чтобы росли настоящими людьми и объединялись в любви, радости и взаимном участии.

Бааль Сулам тут и там затрагивает эти моменты, но, к сожалению, не вдается в них. А между тем, понятие коммунизма совершенно искажено людьми, которые называли себя “последователями” Маркса и Энгельса. Если Энгельс еще понимал, о чем идет речь, то последующая цепочка переиначила учение Маркса и извратила его. Они не взяли на себя заботу о воспитании народа, они не стали вносить в общество тепло и сердечность, чтобы именно это продемонстрировать миру.

“Нет, лучше мы покажем миру свою силу, свои завоевания, свои ракеты”. И это – пример новой жизни? Они пошли в совершенно другом направлении.

А потому сегодня мы проводим критический разбор и ревизию всего, что было сделано в эту эпоху – с тех пор, как человек благодаря индустрии освободил себе часы досуга.

Ведь на самом деле это не свободное время и не дополнительные часы на работе, которые только разрушают Землю и нашу жизнь, превращая нас в рабов. Нет, эти часы надо освободить для того, чтобы учиться быть Человеком.

Сегодня мы должны на всё взглянуть иначе, надеть “интегральные очки” и понять, что это и есть основное наше занятие. Для этого человек рождается, для этого он развивался на протяжении тысяч лет. Троцкий немного отдавал себе в этом отчет и хотел направить процесс в нужную сторону, однако в итоге сбежал из России и был убит в Южной Америке по приказу Сталина. На этом всё и закончилось.

Волны истории прокатывались по человечеству, порождая течения, меняя формации, перекраивая социальные устои, подхватывая отдельных людей и бросая их во главу исторического процесса. Разумеется, это была не их личная инициатива – так распоряжалось ими Высшее управление. В работе огромного механизма задействовались нужные пружинки: Маркс, Ленин, Плеханов, Бернштейн, Троцкий и другие…

Мы видим перед собой колоссальную интегральную систему, которая, в конечном итоге, подводит нас к очень простому заключению: сегодня мы стоим на перепутье. Или мы дадим своему эгоизму вести нас и дальше – к нацистским режимам и ядерной войне, или мы вводим интегральное воспитание, сообразно Природе, чтобы достичь всеобщего равновесия. В таком случае мы изменим парадигму, и человек будет смотреть на жизнь не как раб своего хозяина и своего рабочего места. Ведь сегодня вся его жизнь, его дети, его отпуска, его уикенды – всё, так или иначе, повязано на работе, и кроме этого, у человека ничего нет. Так вот, отныне вместе с окружением он будет выстраивать новое человечество.

Тем самым он обретет совершенство. Ведь он начнет ощущать общую систему, а в ней – совершенство и вечность Природы. И это наполнит его. Человеческое общество станет для него единым целым. Волнение, воодушевление в общем желании, в общем помысле, будет вселять в человека жизнь, и он перестанет чувствовать себя обособленным и одиноким. Напротив, он почувствует себя всей системой, вберет ее в себя.

Я уверен, что беседы, лекции и различные мероприятия сделают свое дело и за каких-то несколько месяцев мы сможем подвести человека к новому чувству, порожденному возможностью ощутить такое окружение, воодушевиться им и через него прочувствовать ту общность, тот единый комплекс, в котором он находится, – неживую, растительную, животную, человеческую природу и всю реальность мироздания.

И тогда мы поймем, что последние двести лет были, по сути, процессом осознания зла. Наш эгоизм, подвигавший нас к техническому развитию, в то же время заставлял нас неправильно использовать его плоды. Вместо того чтобы высвобождать время для построения своей новой ступени, мы откатились назад и занялись тем, в чем нет никакой необходимости, – разрушением семьи, общества и Земного шара.

И вот, сегодня мы сознаём это зло. 

Опубликовано в Без рубрики