Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Самый близкий человек

Ведущий: Жизнь наша состоит из разных систем взаимоотношений – в семье, с друзьями, на работе. Сегодня мы хотим поговорить об отношениях между соседями, чтобы понять, как эти отношения влияют на нашу жизнь и как можно их улучшить.

Начну с такого вопроса: как бы Вы охарактеризовали систему взаимоотношений, которая называется “отношения с соседями”?

М. Лайтман: Есть моя территория и его территория, и между нами есть граница. Может быть, у меня есть двор и у него двор, но его дерево закрывает моим цветам солнечный свет или корни его дерева мешают расти моим цветам. Крики, шум…

А когда мы живем вплотную стена к стене или его потолок – мой пол, то возникает еще бо́льше проблем. Тут и шум, и уборка в подъезде, и многое другое. Ведь есть общая территория, на которую мы оба входим.

Кроме того, если мы немного знакомы и он знает, что делается у меня в семье, а я знаю, что у него в семье, – это позволяет нам распространять сплетни. Мы знаем, что злословить нехорошо, но… То есть, как говорится в молитве, “убереги меня от злого соседа”.

Он же буквально находится у меня дома со своим шумом и музыкой! Дети наши учатся в одной школе, у нас общий садик и стоянка. И вообще, я не люблю, когда рядом со мной кто-то есть. Поэтому наличие соседей изначально расцениваю как зло. Еще Авраам сказал: “Если ты пойдешь налево, я пойду направо”.

Но сегодня мы заполняем каждый квадратный метр и строим дома по 20 и более этажей. Сейчас немногие живут в частных домах и имеют личную территорию. У большинства квартира в большом доме. И мы видим, что происходит в этих домах.

Я думаю, что стремление собираться в большие города и жить в такой тесноте не зависит от нас. Это эволюционный процесс в развитии нашего эгоизма. Хотя мы с трудом терпим друг друга, мы все же хотим быть друг к другу ближе – так удобнее, легче, выгоднее экономически.

Мы не хотим отдаляться от этих небоскребов, потому что, чем дальше ты от них отдаляешься, тем ниже твой уровень жизни. Вот и приходится либо терпеть соседей, либо соглашаться на низкий уровень жизни.

Ведущий: Я вспоминаю соседей, с которыми мне пришлось сталкиваться. Если оценивать их по шкале “вредный – полезный”, то я познакомился с соседями разной степени вредности и всегда мечтал только о том, чтобы довести до нуля их вредность, чтобы мне хотя бы не мешали.

Сейчас, впервые в жизни, напротив меня живет хороший сосед. Я недоволен квартирой, в которой живу, и хотел бы переехать, но боюсь, что в другом месте у меня опять будут плохие соседи, поэтому готов жить в худших условиях.

Я говорю об этом с такой горечью, потому что они изрядно попортили мне жизнь. У меня такое чувство, что мне посадили на голову чужих людей, чтоб они мне вредили. За что?! Понимаете, о чем я говорю?

М. Лайтман: Понимаю. Но когда мы строим высокие дома потому лишь, что хотим иметь для себя определенные удобства и выгоды, мы должны понимать, куда это нас заведет. Мы идем к состоянию, в котором будем все больше и больше страдать. Однозначно! Результаты нашего эгоистического развития не могут быть другими.

Взаимоотношения между людьми, в том числе и отношения с соседями, становятся все хуже и хуже. Когда-то мы и представить себе не смогли бы, что дойдем до таких отношений, до каких дошли сегодня. А дальше будет еще хуже.

Это происходит повсеместно – в США, в России, в Европе. Двери запираются на все замки, и никого не интересует, кто живет напротив. Есть дома, где жители строят себе отдельные лифты, в которые может войти только хозяин со своим личным ключом.

Цель такого тесного вынужденного соседства, по замыслу Природы, – привести нас к максимально напряженному, буквально взрывоопасному состоянию, чтобы мы почувствовали, что больше не можем это терпеть.

Я думаю, что недалеко то время, когда мы еще больше, чем сегодня, почувствуем тесную связь со всем миром, когда происходящее в Гонолулу или в Панаме будет влиять на нас так же, как влияет сосед, живущий рядом. Мы не сможем избавиться от этого влияния. И тогда нам придется выстраивать правильные отношения со всем миром.

Ведущий: В Израиле мы очень даже хорошо чувствуем своих ближайших соседей. Но мы пока еще не ощущаем непосредственного влияния далеких от нас стран, в то время как с соседями по дому мы уже сейчас вынуждены делить общее пространство.

С друзьями можно просто порвать отношения. Но мы никак не можем отдалиться от своих соседей. Вы сказали, что это вводит человека в огромное напряжение. Действительно, я не могу забыть случай, когда одна женщина убила свою беременную соседку. Все это уже давно перешло все мыслимые границы.

М. Лайтман: Да, я слишком хорошо чувствую своего соседа через стену или через потолок. Он буквально вторгается в мое личное пространство.

Ведущий: Скажите, если все соседи вокруг меня настолько проблематичны, может быть, это я являюсь проблемой? В ком проблема – в моих соседях или во мне?

М. Лайтман: Во всех. В наших отношениях. В случае с соседями нельзя винить никого.

Ведущий: Что же делать?

М. Лайтман: Придется понять, что нам необходимо измениться. И помочь тут может только воспитание! Все ведь эгоисты! Один много шумит, а другой не готов терпеть никакого шума.

Однако если в соседней квартире живет моя дочь с моими внуками, я отношусь к этому совершенно иначе. Это же мои родные, и я понимаю: дети есть дети.

Значит, все зависит от того, как я отношусь к соседу, – как к близкому или как к чуждому мне, чужому человеку. То есть, если бы я смог сломать стенки своего сердца и позволить соседу войти в него, я бы не чувствовал его как помеху.

Но обычно я никому не позволяю войти в мои границы…

Ведущий: Вот именно! Я хочу жить один со своей семьей и наслаждаться жизнью. Но соседи – это мой кошмар, это антитеза моей мечты.

На работе или в семье бывает хорошо и бывает плохо. Что же касается соседей, – мне кажется, что от них бывает или огромное зло, или маленькое. В самом лучшем случае, они просто не мешают. Я вообще сомневаюсь в том, что есть потенциал улучшения отношений с чужим человеком, который называется “сосед”.

Как же я могу почувствовать своего соседа близким мне?

М. Лайтман: Только если я надеюсь получить за это какую-то награду, какую-то выгоду. Только из корыстного расчета. Иначе, зачем?

Нужно всем соседям объединиться вопреки эгоизму каждого ради создания добрых отношений. То есть, надо найти что-то, вокруг чего людям стоит объединиться. Потому что просто так объединяться никто не захочет, все – эгоисты, никому это не нужно.

Ведущий: Как можно этого добиться? И с чего начать?

М. Лайтман: Начать – с себя. Придется меняться, это возможно.

Ведущий: Можно? Как? Допустим, у меня уже есть желание это сделать, но заинтересует ли это моих соседей?

М. Лайтман: Прекрасно. Сначала нужно выбрать кого-то из соседей, с кем Вы можете хоть как-то сблизиться. Может быть, через других соседей или через своих детей. Затем нужно будет сделать что-то вместе. Это может быть какой-то праздник для детей.

Если, скажем, у кого-то из Ваших детей день рождения, Вы можете пригласить всех детей с их родителями. Потом можно пригласить просто на чашечку кофе или чая.

У нас был как-то сосед, который каждую субботу приглашал к себе поболтать, ставил на стол семечки или какую-то другую мелочь. Люди приходили. Пусть не все, но со временем остальные соседи увидят, что это сближение выгодно.

Нужно находить причины. Просто так люди не приходят. А через несколько таких встреч как-нибудь, будто случайно, скажите: “Давайте я вам покажу одну игру”.

Ведущий: Какую игру?

М. Лайтман: Каждый из соседей говорит каждому из присутствующих что-то приятное.

Ведущий: О чем мы должны говорить?

М. Лайтман: Неважно. Главное, чтобы мы сказали что-то доброе, положительное о каждом. Но говорить только доброе! Может быть, это даже не на 100% правда, но в результате мы и думать начнем по-доброму.

Попробуйте. Если женщины наладят отношения, то мужчины с легкостью пойдут за ними.

Ведущий: А если я не могу сказать ничего хорошего? Я просто не знаю…

М. Лайтман: Неважно. Посмотрите на соседку и придумайте.

Ведущий: Ну, что я могу такое придумать?

М. Лайтман: Какая разница?! Главное, чтобы это было что-то более доброе, чем то, что видят Ваши глаза. Ведь что видят наши глаза? Только недостатки.

Ведущий: Я пока еще не смог понять. Что особенного в этой игре?

М. Лайтман: Да ничего особенного. Просто я смотрю на соседку и говорю: “Какая у меня замечательная соседка! Какая она хорошая хозяюшка! И сосед мой замечательный!”. Можно даже не говорить о ней самой, а просто сказать: “Какие у Вас красивые очки, у Вас хороший вкус”. Это игра, но она психологически настраивает нас на положительные отношения.

У вас спадет напряжение, наладятся проблемы с давлением, дети станут дружнее и спокойнее. Мы ведь знаем, что все болезни от нервов. Никто не будет специально никому мешать, никто не станет сорить преднамеренно. Давайте попробуем.

Важно представить себе свое хорошее отношение к этой соседке, потому что Вы от этого выиграете. Если Вы будете по-доброму думать о своих соседях, Вы будете чувствовать себя спокойнее. Вы перестанете злиться на них и пребывать в постоянном стрессе. Вы ведь не сердитесь на друзей?

Ведущий: Если они – мои друзья, то они мне не мешают. Но соседи же – не друзья мне! К моему большому сожалению.

М. Лайтман: Неважно.

Ведущий: Хорошо. И что дальше?

М. Лайтман: Расставаясь, мы договариваемся встретиться еще раз через неделю…

Вам знакома сказка Леи Гольдберг о пятиэтажном доме, жильцы которого – животные? Когда освободилась одна из квартир, они стали искать нового соседа.

Стали приходить звери, и всем им нравилась квартира, но никому не нравились соседи, пока, наконец, не прилетел голубь, который сказал: “Квартира мне не очень нравится, но с такими хорошими соседями я согласен жить”.

В каждом человеке можно найти положительные и отрицательные стороны. Мы смотрим на людей своим субъективным взглядом. Если за стеной шумят дети соседа, мне это мешает. А если там устраивают настоящий погром мои внуки, меня это нисколько не раздражает.

Проблемы исчезнут, если я начну относиться к своим соседям, как к своим любимым детям и внукам.

Ведущий: Мы должны потратить столько усилий, нам надо заставить себя говорить людям совсем не то, что мы о них думаем. И что мы в результате приобретаем?

М. Лайтман: Все станут спокойнее, станет меньше лишнего шума, легче будет принять общее решение по какому-то важному для всех вопросу. Нам станет намного легче. Мы будем с удовольствием входить в подъезд нашего дома. Жизнь станет приятнее, лучше!

То есть, что я пытаюсь сказать? То неприятное ощущение, которое было раньше, как и ощущение приятного, теплого дома, каким оно стало, никак не зависят от какого-то “истинного” состояния. Его нет, истинного состояния! Все состояния субъективны!

Ведущий: Так что такое “хороший сосед”?

М. Лайтман: Хороший сосед? Это самый близкий мне человек. Нет никого ближе, он ведь все время рядом со мной.

Опубликовано в Без рубрики