Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Правда о трех мировых религиях

Почему исламский фундаментализм в последние годы так усиливает свои позиции? Ислам начал свой поход на Запад и постепенно завоевывает Европу, Америку. Сегодня в Европейских странах насчитывается около 54 миллионов мусульман, только в одной Франции их проживает 7 миллионов.

Тенденция перехода в ислам набирает большую скорость и хуже всего, что усиливаются именно его радикальные, экстремистские течения. В сегодняшней Европе существуют целые “мусульманские гетто”, куда обычные жители опасаются заходить, включая даже полицию. Там идет своя закрытая жизнь, со своими мечетями, своим правосудием по законам ислама.

Это явление разрастается в ужасающих размерах, постепенно выходя из-под контроля правительства. Разгорелась война культур в центре Европы, бывшей образцом свободы и демократии, равенства прав, плюрализма.

Внезапно в ней начинает развиваться инородное тело, противоречащее всем ее основным принципам – радикальный ислам, возвращающий нас в далекое прошлое с точки зрения равноправия женщины и других прогрессивных завоеваний человечества.

Член парламента Нидерландов, Герт Вилдерс, основатель партии Свободы, выступил с обращением, предостерегая об огромной опасности, нависшей над Европой. По его мнению, мы находимся на последнем этапе исламизации Европы, что ставит под угрозу существование не только ее самой, но и Соединенных Штатов и всей западной цивилизации, поскольку выливается в экстремизм, насилие, интифаду.

Почему так растет популярность радикального ислама и особенно среди молодежи?

Дело в том, что мы подошли к последнему этапу тысячелетнего развития человечества. Человеческая цивилизация вышла из Древнего Вавилона и пошла в двух направлениях: одна часть пошла за Авраамом, а другая разошлась по всему миру. Впоследствии, учение Авраама оказалось в основе трех мировых религий: иудаизма, христианства и ислама.

В такой последовательности эти религии развивались, одна за другой. Иудаизм развивался непосредственно от Авраама. Христианство возникло через две тысячи лет, когда появились первые христианские общины. А ислам появился только в 7-м веке.

Соответственно этим этапам и происходит расцвет каждой религии и ее относительное угасание. Иудаизм находился в периоде расцвета в своем истинном виде до разрушения Храма. После него еврейский народ оставил принцип “любви к ближнему как к самому себе”, лежащий в основе учения Авраама, и потому ушел в изгнание. Это было духовным изгнанием из состояния любви к ближнему, падением из братской любви в ненависть.

Христианство переживало расцвет до времен средневековья, а затем начало опускаться, реформироваться, раскололось с возникновением протестантского движения.

Ислам же долго дремал и не проявлял себя в мире во всю свою силу. И только в последнее время, когда христианство и иудаизм настолько ослабили свои позиции, что перестали определять форму общества, начал подниматься ислам. И действительно, в Торе написано, что в конце дней, на заключительном этапе развития человечества, ислам наберет такую силу, как сказано об Ишмаэле: “Рука его на всех, и руки всех на нем”. То есть эта религия поднимается над всеми.

Иудаизм находился в расцвете первые две тысячи лет после выхода Авраама из Древнего Вавилона, то есть примерно до начала нашей эры. Это время, когда иудаизм существовал в своем истинном духовном виде, на полную мощность. А затем еврейский народ упал с духовного уровня и начал погружаться в материальные желания, из-за чего вышел в изгнание. Каждое последующее поколение падало все ниже.

После всплеска иудаизма начался всплеск христианства. Христианство начало бурно развиваться, пока не исчерпало себя. В наше время мы находимся на закате христианства, которое уже потеряло свою былую мощь. Ведь сегодня для того, чтобы быть христианином в Европе, почти ничего не требуется, кроме крестика на шее.

Кое-где еще остались фанатичные христиане, но это как раз не те, кто принадлежал ему изначально, а народы, принявшие христианство в более поздние века, как, например, латиноамериканцы. Для них христианство еще относительно новая религия. Если само христианство существует уже две тысячи лет, то в Америку оно пришло только с миссионерами после открытия ее Колумбом пятьсот лет назад. И потому там еще сохранились глубоко религиозные люди.

Но ислам начинает по-настоящему пробуждаться только в наши дни. До этого он находился в латентном периоде. Прошло две тысячи лет расцвета иудаизма, потом две тысячи лет расцвета христианства, и наступила очередь ислама.

Иудаизм, существовавший когда-то на принципе любви к ближнему как к самому себе, не требовал никакого внешнего давления на человека. Тот, кто хотел, присоединялся к нему, а кто не хотел – не присоединялся.

По историческим документам видно, что во времена пророков, в 8-7 веке до нашей эры, до самого разрушения Храма, очень многие выходцы их народов мира приходили учиться к евреям и этим усилили иудаизм. Некоторые из них превратились в великих мудрецов еврейского народа, и таких было немало, включая знаменитого мудреца и каббалиста Рабби Акива.

Но иудаизм не мог широко распространиться по миру, ведь такое распространение возможно только силой. Все человечество, в сущности, представляет собой эгоистов, которых можно либо подкупить деньгами, либо завоевать силой, угрозами. Одно из двух: либо привлечь конфетой, либо из-под палки.

В иудаизме же не было ни конфеты, ни палки – это пассивное учение. К нему приходил тот, кто чувствовал в себе тягу к этой идее, стремился к объединению, любви к ближнему.

Речь идет об иудаизме тех времен, построенном на главном законе Торы – любви к ближнему как к самому себе. И потому иудаизм не получил широкого распространения в мире. К нему присоединились лишь те, которые пожелали.

Христианство уже вело себя по-другому, считая, что весь мир должен стать христианским. В большинстве случаев, при открытии новых земель, завоеваний государств, установлении связей, кроме торговых интересов и обогащения, преследовалась также цель распространить свою религию. Поэтому церковь в Испании, Португалии, Франции, Англии очень поддерживала колониальные походы.

Иудаизм действовал иначе, вообще не выходя из своих границ и только принимая всех, кто хотел к нему присоединиться, без всякого насилия и подкупа. Причем, такой подход сохранился в иудаизме и по сей день. По традиции, желающего принять иудаизм, сначала всячески отговаривают.

Но христианство распространялось очень “прогрессивными” методами, по сравнению с иудаизмом: на мечах крестоносцев и с уговорами миссионеров, убеждающих, какая это замечательная и великая вера. Человека покоряло богатство христианских храмов, с золотыми украшениями и иконами, и рассказы о чудесах.

В центре любого европейского города стояла церковь – самое высокое и красивое здание во всей округе. Даже сегодня церковь выделяется из всех построек, а в давние времена, она вообще стояла среди лачуг, и потому христианство было очень привлекательным для народа и широко распространилось.

Но по мере своего распространения, оно также стало ослабляться из-за возникшего в нем раскола. Начались споры одного течения с другим, и с этого момента его сила стала угасать. С приходом Ренессанса, а затем эпохи Просвещения, христианство начало сдавать свои позиции.

Если до того, за неверие объявляли еретиком и сажали в тюрьму или сжигали на костре, то 300-400 лет назад перестали так делать. Сегодня ни о чем таком вообще не может быть речи, и хотя Европа и Америка все еще хранят христианские традиции, но это уже скорее часть культуры, а не веры.

Мы видим, что в наше время, вместо иудаизма и христианства, все большую популярность приобретает ислам. Это относительно молодая религия и самая агрессивная из всех, ставящая своей целью распространить власть шариата на весь мир. И ее адептам не важно, удастся ли это сегодня или еще через тысячу лет. Главное, что они над этим работают, считая эту работу священной и проповедуя веру в Аллаха, единственного Бога.

И в действительности, с точки зрения иудаизма, ислам не считается идолопоклонством, потому что предполагает веру в единую высшую силу. Только рассказывает о ней не пророк Моше, а пророк Мухаммед – другой посланник Творца.

Ислам основан на вере в одну высшую силу, кроме которой ничего нет, и которая управляет всем человечеством, возвышая человека. Хотя с течением веков ислам прошел большие трансформации.

В наше время ислам усиливает свои позиции, переживая такой активный период, который иудаизм и христианство прошли в первые две тысячи лет своего существования. И разумеется, что с современными ресурсами, средствами связи, оружием, которыми ислам располагает сегодня, он может позволить себе гораздо большую экспансию, чем христианство две тысячи лет назад или иудаизм, вообще бывший совершенно пассивным.

Поэтому мы видим, как ислам распространяется все шире в очень интенсивной и угрожающей форме. Мне приходилось обсуждать эту тему в академических и правительственных кругах в Европе, и они признали свое полное бессилие в этом вопросе. Я разговаривал с мэрами нескольких городов в странах Европы и профессорами университетов, которые сетовали, что у них связаны руки.

Европейцы сами связали себя своими демократическими законами и теперь вынуждены совершенно лояльно относиться к исламскому фундаментализму. В то время как мусульмане относятся к европейцам согласно законам ислама, причем не первозданного, который был мягким и призывал к любви, соединению, человеческим ценностям – а современного, радикального.

В данное же время получается так, что демократические принципы мешают европейским властям пресечь распространение радикального ислама, как опасного движения, угрожающего подорвать стабильность в Европе. А исламу ничто не мешает распространяться. И его приверженцы не приезжают в Европу с целью убивать людей – они лишь хотят сделать из всех мусульман.

Если бы евреи в Израиле согласились принять мусульманство, приняли на себя этот закон, в тот же миг они стали бы для арабов своими и таким образом “разрешили” арабо-израильский конфликт…

Таким образом, демократические законы делают Европу полностью открытой для мусульман, позволяя им вести себя так, как им хочется. Никто не имеет права посягнуть на их свободу и права. В то время как христианин, а тем более еврей, опасается заходить в специальные районы, где сконцентрировано мусульманское население.

В чем проявляется особый характер каждой из трех мировых религий?

Иудаизм – это довольно пассивное учение, которое с трудом принимает в себя и лишь тех, кто согласен с полным выполнением его предписаний. Христиане более активны, привлекая людей в свою веру.

У мусульман существует убеждение, что ислам должен стать единственной религией всего мира. Они заявляют, что не может быть другой высшей силы, кроме той, которую они себе представляют, то есть Аллаха, и Мухаммеда – его посланника. И это мнение они стремятся установить во всем мире.

Разные мусульманские течения объединяются на этом глобальном принципе и в то же время, раскалываются, потому что у каждого есть свое мнение каким способом привести весь мир под знамя ислама. Одно течение добивается этой цели более мягкими методами, другое – более жесткими, одно менее ортодоксальное, другое – более. Но, в конце концов, все они стремятся распространить ислам вокруг всего Земного шара.

В этом заключается их работа, и таким методом они распространились в Океании, на Филиппинах, в Индонезии, по огромным территориям в Африке за последние сто-двести лет. А в наши дни началось нашествие ислама на Европу. По статистике, каждый день сотни человек в Европе переходят в ислам.

Европа так привлекательна для мусульман, потому что они считают ее культурным центром мира и примером для всех остальных. И если они сделают этот мировой центр – центром ислама, то таким образом, завоюют весь мир.

Америка – это источник силы, а Европа – это центр идеологии, культуры. Придет время, мусульмане доберутся и до Америки, они уже начинают там усиливаться.

Европа – слабая, состарившаяся, не имеющая силы бороться с нашествием ислама. Потому это лишь вопрос времени – скоро вся Европа будет только зеленого цвета.

Как молодых европейцев может привлекать такое жестокое, экстремистское движение, как радикальный ислам?

Люди тянутся к силе. Если я не люблю сильного, то, по крайней мере, боюсь его. Страх заставляет меня присоединиться к нему, и я непроизвольно начинаю его оправдывать. Я начинаю его глазами смотреть на весь мир и хочу, чтобы мир принял меня так, будто я отношусь к этой мощной силе.

Выходит, что убивая людей со страшной жестокостью, как сейчас происходит в Ираке, радикальный ислам этим зачищает себе территорию по всему миру, на которой сможет распространяться. Чем больше его жестокость и беспощадность, тем больше люди боятся его и хотят к нему приблизиться.

Страх имеет огромную притягательную силу. Лучше присоединиться к устрашающему врагу, ведь иначе я оказываюсь против него – а мне это совсем не нужно.

Поэтому множество молодых европейцев готовы стать мусульманами, на что требуется всего три минуты. И хотя таким образом, человек обязуется радикально изменить всю свою жизнь, он ощущает в этом свет, ведь теперь у него есть цель жизни, которой Европа не смогла ему дать. Вместо умирающей культуры, потерявшей всякую силу, он получает жесткие инструкции и четкие жизненные установки.

Он понимает для чего жить, ощущает силу, плечо соратника, а потому чувствует в этом вкус и согласен на это пойти. Ислам черпает свою силу из объединения людей. Согласно науке кабала, это называется клипой (нечистой силой) правой линии.

Правая линия – это отдача, то есть мусульмане представляют себя как людей, призывающих к добрым отношениям, духу единства, объединению и взаимопомощи. Они дают человеку ощущение тепла. В их поведении есть внутренняя теплота, и хотя она обманчивая, но люди ее чувствуют.

И она очень привлекательна для молодых европейцев, ощущающих холод в одряхлевшей Европе и полное безразличие к себе. Каждый из них чувствует себя изолированным, одиноким, не имеющим ни силы, ни цели в жизни, никакой основы, полностью потерянным. И потому он соглашается войти в рамки ислама, которые, несмотря на свою жесткость, дают чувство причастности к теплому течению, имеющему четкую цель. А это очень привлекательно.

Или же это увлечет европейцев в противоположную сторону – к нацистскому режиму: одно из двух. Фашизм основан на том же принципе общего объединения и четкой цели. Не важно, за счет чего достигается единство и какова цель, но это привлекает людей.

Человек любит находиться в организованной толпе, с ясными и понятными целями. Он чувствует вокруг поддержку таких же, как он, идущих вместе в одном направлении. Это вселяет уверенность, определяет цель, жизненные рамки. А без этого он живет как в пустом пространстве, без четкой направленности, и волен двигаться в любом направлении, куда пожелает.

А другие религии не могут обеспечить человеку то же самое?

Иудаизм не может обеспечить широкой поддержки, так как передается индивидуально и не заинтересован в расширении. Пока еще евреи не переходят в ислам, но в будущем это может стать реальностью. Тогда как христиан в Европе почти ничего не останавливает от этого, ведь современное христианство не обладает силой.

Опубликовано в Без рубрики