Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Краткая вспышка или негасимое пламя?

Вопрос: В жизни пары бывают моменты, когда она испытывает высочайшее, ни с чем не сравнимое ощущение счастья, озаряющее будни яркой вспышкой. Впервые соприкоснувшись с этим, мы удивляемся тому, что нечто подобное вообще возможно. Ведь раньше мы и не подозревали о таком…

Полагаю, у каждой пары, если только она строит свои взаимоотношения на чувстве, а не сухом расчете, бывают мгновения сопричастности, когда партнеры словно живут друг в друге, пронизывают друг друга, когда между ними проявляется такое сплетение, взаимопроникновение, от которого не сбежишь. Родство, близость, доходящая до единства, буквально дурманит их, и в этой всплеске любви они теряют голову.

Однако продолжается это всего несколько минут, в лучшем случае несколько дней и изредка – несколько недель. Здесь многое зависит от нас самих, от периода, “полосы”, которую мы проходим в жизни. А затем “наваждение” исчезает…

Откуда же оно взялось? Оно пришло от Природы, чтобы мы сблизились друг с другом и смогли составить между нами некое сочетание под названием “семья”. Без этих мгновений мы, подобно животным, продолжали бы сходиться “по расписанию” и вновь расходиться, согласно велениям внутреннего естества. Однако, будучи людьми, мы должны сохранять наши взаимоотношения годами, и потому Природа дает нам пример того, как это делается. Она показывает, как продлевать этот накал единства и взаимовключения – так, чтобы он захватывал, “пьянил” меня и не отпускал, чтобы заставлял постоянно думать о партнере, с одной стороны, вливая в меня жизнь, а с другой, не позволяя обращаться к чему бы то ни было другому, наполняя чувство и забирая разум… Пример этот мы видим внутри и снаружи, но, так или иначе, он приходит свыше, извне – разгорается, а затем гаснет.

И надо учить людей тому, как задерживать такие моменты, как “продлевать очарование”, укрепляя и развивая его с помощью разума. Именно с помощью разума я приду к испытанному ранее чувству, но теперь уже оно будет сбалансированным: я не потеряю голову и смогу жить с ним долгие годы, развивая его и присматривая за ним. Включаясь друг в друга, мы с партнером, не лишимся дара речи от избытка эмоций, а сможем делиться впечатлениями и переживаниями, измерять и обсуждать их. Мы действительно будем яснее передавать друг другу обуревающее нас чувство, усиливая и возвышая его еще и еще над всеми жизненными перипетиями и над привычкой, везде оставляющей пресный привкус.

Вот почему к чувству надо присоединять разум, т.е. методику и учебу. Надо обучать людей любви.

Вопрос: Можно ли разумом научиться тому, как испытывать любовь?

Давайте вспомним, чтó произошло, когда партнеры впервые увидели друг друга. Это могло случиться при первой, случайной встрече – или наоборот, целый год они пересекались время от времени, но однажды вдруг ощутили некий импульс – заметили друг друга по-настоящему, как будто в каждом “зажглась лампочка”. Почему это происходит, мы не знаем. Подобные мгновения посылает сама Природа. Однако, без должного контроля с нашей стороны, они уходят невзначай – так же, как и пришли.

Лишь в самых редких случаях это чувство остается надолго – если люди предрасположены к нему, либо еще в родительском доме привыкли оберегать его. Вообще, очень важен тот задел, который оставила в нас предыдущая жизнь: видели ли мы подобные примеры дома? Воодушевлялись ли ими? Ведь как правило, мы воспроизводим всё то, что почерпнули в семье, пока росли.

В современном мире развод стал нормой и чуть ли не правилом. Трудно найти супруга, который не изменяет, не подозревает свою “половину”, не подумывает о разрыве, хотя и терпит совместную жизнь, часто по безвыходности. И потому людей необходимо обучать на “курсах любви”. Не стоит рассчитывать на “спонтанные”, случайные, бесконтрольные всплески. Напротив, мы заключаем соглашение о том, чтобы самим порождать меж нами любовь и пестовать, развивать ее. Мы не ждем никаких проблесков из неведомого источника, а сами ведем дело. И тогда, что бы ни происходило на протяжении нашей долгой жизни, мы сможем поддерживать огонь любви, так чтобы он постоянно обеспечивал нам поддержку, придавая замечательное, надежное ощущение, согревающее на всех этапах пути.

Я бы ввел этот курс уже в школе, не дожидаясь, пока растерянные пары придут за помощью и советом, не зная, как вернуть былое чувство, как не отдалиться друг от друга окончательно, вплоть до полного развала семьи. Подобно прочим нашим проблемам, тут всё дело в недостатке воспитания, в отсутствии понимания, умений и навыков, без которых просто нельзя обойтись.

Территория любви

С чего начинаются “курсы любви”

Прежде всего, группу из 5-10 пар надо обучить основам человеческой природы. Надо объяснить им, чтó представляет собой наш эгоизм и как он развивается, какой была и как эволюционировала семья в древние времена, в Средневековье, в эпоху Нового времени и современного постмодерна.

По сути, наше эгоистическое желание наслаждений является двигателем этого процесса, изменяясь и вызывая к жизни новые формы семейных отношений.

Раньше от них не ждали каких-то особых проявлений чувств, поскольку эгоизм бы мал и не требовал удовлетворять себя до высоты любви. Ему достаточно было простого участия, он довольствовался привычным укладом, согласно которому мужчина брал себе жену в родном племени или в родной деревне, либо следовал велению родителей, и никто не видел в этом никаких проблем.

Однако сегодня в деле участвуют факторы современной культуры и СМИ, а молодежь развита как никогда – она всеми фибрами ощущает широкий мир и не может обходиться случайным стечением обстоятельств. Многочисленные произведения искусства, интернет и телевидение демонстрируют столько примеров поиска партнера и взаимоотношений с ним, измен и разочарований, столкновений и соревнования на этом поприще, что совместная жизнь стала очень сложным аспектом.

Наш эгоизм вырос до такой степени, что путает нас и вертит нами как ему вздумается. Мы уже не знаем, как с ним быть. И потому нам просто необходимо научиться управлять им, обуздывать его, не уменьшая, что в принципе невозможно, а удовлетворяя таким образом, чтобы не он распоряжался нами, а мы им.

Для этого каждый должен приподниматься над своей природой, быть психологом самому себе, а также понимать партнера, который, в свою очередь, действует так же. И тогда мы с ним взаимодействуем на двух уровнях:

  • От разума к разуму, на высоте Человека.
  • От сердца к сердцу, на уровне эгоизма. Ведь “сердце” – это хранилище всех наших желаний и страстей.

Мы понимаем, что у нас есть разум и чувство – системы, которые в каждом необходимо уравновешивать так, чтобы ум превалировал над сердцем. Тогда каждый будет знать, как правильно взаимодействовать и взаимовключаться с другим, путем взаимопонимания и сближения желаний.

Если именно так мы приступаем к делу, то становимся зрелой парой исследователей. Причем речь идет не о возрасте или опыте, а о самом подходе, который даже старшеклассникам придает взвешенный взгляд на вещи. Это и есть настоящая зрелость.

А между тем, сегодня есть и сорокалетние, и пятидесятилетние пары, которые ведут себя как дети и предъявляют друг другу нереальные, “ребяческие” претензии, подобно малышам, умеющим лишь требовать у матери развлечений.

Нет, нам необходимо познать пределы, ограничения каждого, познакомиться с его внутренней системой. Тогда я буду понимать, насколько могу сближаться с партнером, где следует останавливаться, сохраняя дистанцию, а где включаться в него или по-настоящему сливаться с ним. Как правило, мы учимся этому на многочисленных жизненных бедах, на печальном опыте ошибок, показывающих нам, о чем лучше совсем не говорить между собой, в чем можно сойтись и в чем мы с ним действительно вместе.

Наше общее поле можно разделить на три эти части, три этих вида отношений. Я стараюсь приподниматься над своим эгоизмом и трояко относиться к естеству ближнего:

  • в чем-то не прикасаться с ним;
  • в чем-то находить точки соприкосновения;
  • в чем-то достигать слияния сердец.

Но далее встает вопрос: как воспринимать это наше поле? Как сочетать три эти части во мне и в нем? Как постоянно заботиться о всё более осознанном, осмысленном сближении и соединении? Как развивать любовь на “расчете” – т.е. на учете интересов друг друга? Ведь любовь – это наш общий “питомец”, которого мы растим посредством взаимных уступок.

Ответы на эти вопросы мы даем вместе.

Вопрос: Что ощущают партнеры в этом общем поле, на своей общей “территории”?

Во-первых, оставим частную “территорию”, она лежит позади каждого из нас – нечто очень сокровенное, глубинное, будь то родные с детства люди или врезавшиеся в душу воспоминания. Эту область мы друг в друге не затрагиваем.

Во-вторых, наша общая “территория”, где мы можем вести обсуждение, – это место выбора, пока что нейтральное, которое надо все время улучшать.

И в-третьих, на “территории” любви мы включены друг в друга, там нас связует общее чувство.

Что касается общей “территории”, мы хотим продолжать сближение, чтобы в будущем присоединить ее к “территории” любви. При этом мы изначально должны сознавать, что каждый из супругов – абсолютный эгоист, не желающий ничего давать другому и стремящийся извлекать из него все сто процентов наслаждения. Изначально каждый буквально “присваивает” себе другого. А затем два этих поля, два круга наших интересов начинают постепенно перекрещиваться.

Повторяю, сближение строится на взаимных уступках, которые мы пытаемся делать, раз от раза на всё большем преодолении. Мы поверяем себя непрестанным рассудочным расчетом на то, до какой степени можем еще сблизиться между собой. Если есть чувство – очень хорошо, а если оно исчезло, разум продолжает следить за происходящим. Это безостановочный механизм, “компьютер” во мне и в партнере, и оба мы знаем, что идем к всё большему сближению, взаимовключению и слиянию друг с другом. Каждый раз еще и еще, насколько это возможно.

Таковы наши планы, и что бы мы ни делали в жизни, все ее ситуации мы принимаем не как случайности, а как возможности, шансы для постепенной консолидации.

При этом разум развивает в нас чувство. Я чувствую, насколько важен мой партнер, насколько он уникален. И он также относится ко мне. Вместе мы можем подытоживать наши отношения, мы взаимосвязаны и верны друг другу. Партнер для меня – особая личность, выделяющаяся из всех остальных. С ним я нахожусь в такой связи, которой у меня нет больше ни с кем. Между нами царит такая взаимность, что мы становимся единым целым.

Отсюда проистекает взаимопомощь, взаимная поддержка, взаимопонимание, постоянные старания показать партнеру, как мне приятно склоняться, уступать ему, оставлять ему больше пространства. Так мы и движемся вперед.

Это требует постоянной работы над собственным эгоизмом, однако каждый получает поддержку от партнера. Нам есть о чем говорить, есть чему учиться друг у друга.

И главное здесь – действовать рассудительно, под контролем разума. В этом необходимо упражняться. Ведь как правило, человек стесняется подключать рассудок и в то же время стесняется проявлять любовь. Он боится открыть душу, чтобы в нее не плюнули, боится что его чувства будут осмеяны.

И потому нам надо как следует изучить человека: кто он и что он. Лишь тогда наши взаимоотношения будут естественны, и мы перестанем стесняться собственной природы. Напротив, мы будем стараться работать с ней здраво и зрело, между нами не останется недопонимания, недомолвок и “детских”, нелепых околичностей, свойственных молодым парам, которые часто попадаются в сети гордыни и надменности. Напротив, даже молодая пара будет “взрослой” по своим суждениям, по своему подходу к жизни.

За отсутствием такого обучения любви, мы многое теряем, не знаем, как выстраивать отношения, и передаем те же неверные шаблоны своим детям. Безусловно, если мы покажем им верный путь, то хотя бы подрастающее поколение получит неоценимый подарок, который обеспечит ему счастливую жизнь.

Вопрос: Одну из частей поля наших взаимоотношений вы назвали “территорией любви”. Что это такое?

Здесь между нами царит согласие. Мы уже проделали совместную работу, каждый над собой и над другим – и стали полноценными партнерами. До такой степени, что различия меж нами исчезают. Обычно люди чувствуют нечто подобное по отношению к общему имуществу, к внукам, к детям – к чему-то такому, что проистекает от обоих, в чем они стали едины.

Например, мы вместе произвели на свет детей. Это относится к нам обоим, и это уже не имущество, которое, в принципе, можно разделить. Вообще, даже с философской точки зрения, интересно, почему продолжением любви двоих становится нечто единое, включающее их обоих. Но так или иначе, дети – это область наших общих интересов, и соответственно, общего чувства. Отсюда, что бы ни случилось, мы можем возобновлять нашу связь, заново завязывать обсуждения и пускать общие ростки.

Вот вам пример общей “территории”: любовь, которая у меня на сердце, есть и у партнера. Наш ребенок – словно третий фактор, где мы можем вместе растить свою любовь.

А кроме того, мы не ограничиваемся такими “третьими факторами” и выделяем в своих сердцах место друг другу. Как я чувствую в сердце ее, так же и она чувствует в сердце меня. Там, на этой общей “территории”, у нас уже есть некое общее ощущение, понимание, согласие, там между нами уже заключен “союз”, “договор” на будущее. С этой “территории” я не могу удалить ее, а она не может удалить меня. Там мы с ней “укоренены”, крепко “врыты” в землю, и этот зачин уже никуда не денется.

Вот к какому чувству мы должны прийти. Оно называется “абсолютной любовью”, или союзом. И в наших беседах мы должны иногда делать акцент на реальности этой взаимной любви.

Вызволяя любовь из небытия

Итак, если мы, как пара, идем путем совместного развития, то в наших взаимоотношениях можно выделить три “территории”:

  • Нераздельная “территория”, где между нами царит любовь.
  • Общая “территория”, где мы пребываем в согласии и ведем анализ. Это – место свободного выбора, которое мы тоже хотим наполнить любовью.
  • Частная “территория” каждого, на которую партнер пока что вообще не заходит. Здесь человек смотрит на вещи со своей точки зрения, что-то предпочитает, что-то не приемлет, пускай даже в противоположность другому, размышляет о чем-то своем. Ведь все мы – люди, сложные системы.

Эти “территории”, в свою очередь, подразделяются на более мелкие части, но мы пока ограничимся общим разделением.

Важно здесь то, что без первичной, базисной любви не обойтись. Это все равно что поженить царственных особ, которые до того даже не знали друг друга и не имеют общей точки соприкосновения – точки любви. Однако современные молодые люди, как правило, женятся на волне некоего влечения друг к другу, побуждаемые хотя бы одной искоркой, проскочившей между ними.

Вопрос: Как же партнерам правильно выстраивать взаимоотношения, чтобы раздувать эту искру, расширять общую “территорию”?

Прежде всего, мы обращаемся к разуму, а не к чувству. Ведь теплое чувство, мелькнувшее когда-то, уже исчезло, а память о нем исковеркана наслоениями последующих этапов. Люди даже не понимают, что это – вещь естественная, гормональная, абсолютно материальная и к тому же подвластная привычкам и всевозможным стандартам, столь же искусственным сколь и изменчивым. Скажем, если я с детства приучен к семейной близости, то испытываю более устойчивое чувство, а если партнер соответствует моей физической природе, то оказывает еще более сильное воздействие на подсознательном уровне.

Короче говоря, проблеск родственного чувства был спонтанным, безрассудным – а теперь мы хотим задействовать разум, чтобы проанализировать этот всплеск. Только разум поможет нам заново вызвать его из прошлого – того прекрасного прошлого, когда мы ходили рука об руку и жили душа в душу, не в силах расстаться и пылая чувством до такой степени, что казались парой безумцев с вечными улыбками на устах. Мы хотим воссоздать это ощущение, чтобы оно подсластило нам жизнь и придало ей вкус, смысл. А кроме того, тем самым мы сможем излучать тепло и участие на своих детей и близких. Я уже не говорю о том, что, согласно многочисленным исследованиям, гармония в семье укрепляет здоровье и способствует долголетию.

Вот почему надо обращаться к разуму.

Прежде всего, мы соглашаемся друг с другом в том, сколько партнер может требовать от меня, а я – от него. Каждый отказывается от какой-то части своего комфорта, а иными словами, своего эгоизма, и поддерживает, ободряет партнера в обращениях к нему, в распорядке дня, в делах и обсуждениях. Мы демонстрируем друг другу этот подход в качестве хорошего примера.

Второе: каждый из нас обращается и относится к другому как к лучшему, важнейшему, умнейшему, уникальнейшему в мире человеку. Мы не остерегаемся преувеличений, не избегаем высоких слов и комплиментов – напротив, мы ищем их. Я составляю список – скажем, на двадцать строк, хотя это совсем не просто – и использую его как можно чаще. Ведь привычка становится второй натурой – я действительно начну видеть в своей “половинке” то, что ей приписываю.

Никто не требует от меня изначально искренних чувств. Мысленно я представляю себе королеву красоты в своем духе: красивая, в высшей степени рассудительная, замечательная хозяйка, идеальная мать, привлекательная, сексуальная и т.д. И я отношусь к жене так, словно она отвечает всем этим параметрам, – пока действительно не разгляжу в ней все эти качества.

В сущности, тот же самый принцип мы применяем и в группе для работы с товарищами, возвышая их в своих глазах.

Так вот, я рисую в воображении образ лучшей в мире жены – образ, охватывающий все сферы жизни, все ситуации. Но дело не ограничивается фантазиями – я работаю над собой, чтобы на деле относиться к жене так, как будто она и есть этот образ. Я буквально “программирую” себя и наши взаимоотношения.

Вопрос: Значит, я должен игнорировать реальность?

Объективной реальности нет. Я всегда вижу то, что рисую на “холсте” своего сознания. По сути, я не замечаю партнера, хотя мы и живем вместе. Я настолько привык к нему, что лишь изредка за внешним видом фокусируюсь на чуть более глубоких гранях. К тому же, мужчины, по природе, поверхностны, тогда как женщина все-таки смотрит глубже и в этом смысле ей легче преодолевать внешние преграды.

Так или иначе, нарисовав себе идеал, я “облачаю” его на партнера. Отныне он для меня именно таков. Причем дело тут не во внешности. Я внутренне пронизываю все его качества совершенством. Пускай эгоистически: “Это же моя жена – а значит, лучшее, что может быть”.

Разумеется, здесь нужны усилия: я вырабатываю такое отношение, как будто вижу перед собой нарисованный идеал. Все добродетели мира сошлись в ней. Я мысленно возвожу ее на пьедестал, на престол королевы и не опускаю с этой высоты несмотря ни на что. Всё в ней совершенно, а если что-то мне не нравится, то потому, что эгоизм застит мне глаза.

Повторяю: главное в этой картине – не внешние штрихи, а уважение, пиетет, которым я проникаюсь, ценность, которую идеал обретает в моих глазах. Именно эту ценность, это отношение я и переношу на партнера. Ничто не мешает мне устремить свое воображение в верное русло и “запрограммировать” себя на определенное в́идение.

Мы ведем с партнером эту внутреннюю работу – взаимно, осознанно, осмысленно. Мы обсуждаем ее, мы показываем примеры и во всех ситуациях принимаем друг друга идеальными. Да, воочию мы видим несколько иную картину (хотя потом и это изменится), однако переносим акцент на новое отношение, пока что нарочитое, но серьезное.

Допустим, в доме царит беспорядок, которого я терпеть не могу, – и в то же время я веду себя с женой так, словно она всё разложила по местам. Я принимаю порядок таким, каким видит его она. Я даже не ищу ей оправданий – я изначально хочу и настраиваюсь видеть совершенным всё в ней и всё, что от нее зависит.

Это и есть сознательные обоюдные уступки, отказ от эгоистического отношения. Работая таким образом, через неделю я вдруг обнаружу, что всё переменилось: оказывается, я и вправду вижу ее безупречной во всем, как и она меня. На нашей общей территории расцвела любовь…

Одним словом, без труда не вытащишь и рыбки из пруда. Любовь приходит тогда, когда я показываю партнеру, что принимаю его, что он желанен, несмотря на весь тот негатив, который мне в нем видится. Я проявляю любовь, такую же, как к собственному малышу, который всегда неотразим в моих глазах, каким бы он ни был.

А в итоге “сказка” станет явью, и любовь, проросшая и окрепшая меж нами, уже не потребует никаких уловок. Любые проблемы будут предоставлять нам лишь новые возможности для компромиссов, уступок и еще большей любви.

Потому-то и сказано, что любовь покроет все прегрешения. Она может расти только с их помощью. Ведь если бы не они, я бы и не смотрел на жену. А так, любой брошенный взгляд непременно выявляет для меня что-нибудь дурное – такова человеческая природа.

Здесь-то и начинается работа, которой мы должны научиться, чтобы смотреть на жизнь объективно, не завися от собственных желаний, домыслов и страстей. Мы сами строим мир – не выдавая желаемое за действительное, но своим отношением вместе выводя желаемое из небытия, пока оно не занимает место прежней яви.

Опубликовано в Интегральное образование, Семья