Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Быть как все – не наш выход

Новое варварство

Кто мог подумать, что XXI век принесет в мир такие зверства, такой антисемитизм, и вообще, такое ничтожное состояние человечества, как будто оно вдруг снова окунается в беспросветную бездну. Наш эгоизм как бы проваливается куда-то вниз, а разум совершенно исчезает, нивелируя весь опыт человечества, весь его жизненный срок, все прожитые тысячелетия.

Дикость опять поднимает голову. Казалось бы, пора научиться чему-то после стольких веков и стольких ошибок! Но нет, опять пробуждается варварство, причем на совершенно новом уровне, где оно не обращает никакого внимания ни на что другое. И происходит это на фоне небывалого развития вооружений, способных уничтожить всё человечество. Неужели их посредством мы будем теперь “наводить порядок”?

Почему это происходит? Уже была Эпоха Просвещения, уже виделся всем путь к грядущему счастью. Но сегодня мы опустились намного ниже по уровню ценностей и ожиданий.

100-150 лет назад в чести была ученость, наука, искусство, культура в целом. Шестидесятники еще помнят шедевры поэзии и литературы, творческие вечера и диспуты. Человек, который этим не интересовался, отчасти напоминал люмпена. Ему стыдно было сознаться, что он чего-то не читал, не видел. Цель любого молодого человека была в том, чтобы вобрать в себя все “жемчужины” человечества, все его культурные достижения. Пускай царство науки прельщало не каждого, но требования культуры “по умолчанию” охватывали всех.

Причем вобрать культуру надо было таким образом, чтобы это из тебя что-то сделало, перевоспитало тебя, чтобы по тебе было видно: ты интеллигент. Если в тридцатые годы прошлого века это слово было зазорным, то в шестидесятые оно стало уважительным. В то время было зазорным показать, что ты физически силен. Наоборот, если человек был худощав, слаб, но выглядел интеллектуалом, то являлся примером для других. Девушки смотрели на него, а не на какого-то там еще…

В мои студенческие годы творили Вознесенский, Евтушенко – еще молодые, новые. Литература была на подъеме, на глазах “рождались” барды: Окуджава, Высоцкий…

Я тоже был в маленьком ленинградском ансамбле и смыкался с литературными, художественными и музыкальными кругами. Невозможно было и представить себе в то время, когда мы с надеждой смотрели на радужное будущее человечества, что снова придет варварство и люди будут убивать друг друга, не считая жертв…

Одним словом, еще недавно всё было наоборот, однако последующие десятилетия принесли сумасшедший диссонанс. Прошло полвека, и всё совершенно поменялось – так, что и подумать никто не мог.

Отсюда мы видим, что законы природы неизменны. Они прокатываются по нам в своеобразном чередовании, показывая одни и те же картины, чтобы мы все-таки научились в итоге всех метаморфоз видеть главное: законы эти необходимо понимать и использовать правильно, не просто плыть по их течению, а реализовывать их на себе, не надеяться на светлое будущее, а строить его, начиная с себя.

Печать иррациональности

Благодаря своей энергии и изобретательности еврейский народ постоянно находится в передних рядах социального и технического развития, как будто показывая миру, куда держать путь. А между тем, миссия народа Израиля – совсем в другом. И если бы мы точно знали, в чем она, то достигли бы покоя и счастья для всех, привели бы мир к оптимальному состоянию.

Так или иначе, мы – народ идеи, народ-учитель. Вокруг этого всё вращается, и к этому подталкивает нас ход событий. Сказано в Торе, что мы будем народом “священнослужителей”, – иными словами, служить “переходным звеном”, так чтобы через нас знание общей системы мироздания проходило в мир.

По сей день мы чувствуем эту скрытую иррациональность, от которой некуда деться. И проблема в том, что мы не обучаем человечество правильно жить. В нашей природе есть зачатки той внутренней структуры, которая необходима, чтобы сделать человечество единым, сделать из него гармоничное сообщество.

Ни у кого другого этого нет – только у евреев. Ведь они уже прошли это однажды и потому могут снова повторить. Более того, обязаны это повторить – уже перед лицом всего человечества.

Прошлый опыт запечатлелся в них навеки, и, как следствие, всё человечество ощущает их как каких-то иноземцев, инопланетян: “Что-то в них есть такое, чего в нас нет – и не может быть”.

Пускай пройдет еще две тысячи лет – будет то же самое: отдельно евреи, отдельно все остальные. Сколько бы ни старались, они не смешаются с другими. Это такая “суспензия”, такое состояние, которое не поддается смешению. Ты можешь растворить, рассеять, перетрясти их, сделать, что угодно – но это исконное свойство не смешивается. Через поколения они все равно прорастут в своем первозданном состоянии.

Ведь то, что в них заложено, не относится к земным факторам. Скрести их с кем угодно на земном уровне, пережени их всех с другими – эта точка в них проступит опять. Она иррациональна. Она не принадлежит природе нашего мира, физическим телам, и потому все равно прорастет в их потомках – в том же виде, как и сегодня. Всё выйдет наружу, как будто ничего не произошло.

Давайте сделаем грубый расчет – исключительно для общей иллюстрации. За 700-800 лет до нашей эры, с разрушением Первого Храма, еврейский народ потерял десять колен – в пять раз больше, чем оставшиеся два. За прошедшее время эти два колена выросли, допустим, до 15 миллионов человек. Учитывая массовые истребления евреев по ходу истории, теоретически доведем это число до 20 миллионов. Следовательно, потомки остальных колен, которых в пять раз больше, должны были составить за это время 100 миллионов. Уже приличная сумма, верно?

Так вот, в течение определенного времени мы увидим, что эти “сто миллионов” вдруг проявляются, словно из неоткуда. Обнаружится, что это – евреи: в разных народах, в совершенно разных обычаях, обличиях, неважно, что и где. Вдруг откроется: и тут они есть, и там, и везде.

Причем они проявятся со своими еврейскими чертами, и в них обнаружится всё та же иррациональность. И снова повторится знакомая картина: неевреи смотрят на еврея и видят, что есть в нем что-то такое, а что – непонятно. Пускай у него облик местного жителя – это не имеет значения. Он может быть американцем, австралийцем, европейцем – но ты видишь, что это еврей. Как будто он прилетел из космоса, подселился здесь к землянам и живет в их обличии, а “внутренность” у него – другая. В нем живет искра, связующая его с высшим миром. И эта искра остается, от нее никуда не деться.

Гитлер пытался истребить всех евреев, но физическим истреблением не извести эту духовную точку. Она все равно прорастает в других людях, вне всякой зависимости от генетики или от уничтоженных поколений.

Повторяю: иррациональная основа, которая существует в этом народе, неуничтожима. Сама история свидетельствует об этом.

А потому и “запас” из десяти колен, которые существуют где-то там, в других народах, еще проявится.

Быть как все – не наш выход

Вопрос: Нынешнее возвращение еврейского народа в землю Израиля – это закономерный этап?

М. Лайтман: Конечно.

Вопрос: Почему именно на эту землю надо вернуться?

М. Лайтман: Сегодня нам это еще не понятно. Однако люди, находящиеся на духовном уровне, ощущают отличие, специфику духовного корня в каждом из творений, в том числе в животных, а кроме того, в различных участках земли. Так вот, несмотря на то что земля здесь отнюдь не благодатная и ничего “святого” в ней нет, тем не менее, она относится именно к духовным силам, как ветвь, произрастающая из духовного корня.

Вопрос: А как быть с мощным арабским противостоянием?

М. Лайтман: Это абсолютно естественно. Ведь если мы вернулись на эту землю, то обязаны вернуться и к своим духовным корням. Иными словами, обязаны выполнять условие любви к ближнему, как к себе. На этом условии мы пришли сюда тысячи лет назад. Моше привел нас к пределам этой земли и умер на ее границе. А далее нас вел его ученик Йеошуа.

И пришли мы в эту землю с тем, чтобы, осев здесь, создать пример для всего человечества, показать, каким должен быть правильный народ, живущий в правильном государстве. Тогда мы начали строить Храм и выполнять эту задачу.

Однако наши сегодняшние деяния совершенно противоположны тому, что мы должны делать. И, естественно, мы получаем постоянные проблемы от наших близких и дальних соседей.

Вопрос: Почему именно арабскому окружению выпала такая роль?

М. Лайтман: Об этом сказано уже тысячелетия назад. Авраам родил Ишмаэля и отослал его вместе с Агарь. С того времени и идет своего рода “конкуренция” между двумя братьями: Ишмаэлем и Ицхаком. Ничего не сделаешь, будет еще большая борьба, но она должна осуществляться на духовном уровне.

Это означает, что мы, как народ, должны подниматься в любви к ближнему, в добрых отношениях друг с другом – и показывать этим пример всему человечеству. В таком случае мы сразу же увидим, как всё вокруг нас утихает: в первую очередь, арабы, наши “двоюродные братья”, а затем весь мир успокаивается, затихает, и в нем прекращается злоба, ненависть.

А затем к народам придет понимание того, что здесь есть нечто такое, что им необходимо, что от нас они получают методику возрождения души, знание, которое делает их вечными созданиями. Они начнут понимать, что мы можем вести их к наилучшему состоянию – так чтобы не просто лучше прожить в этом мире, а выйти в совершенно другое измерение, за рамки этого мира.

Это зависит от нас, только от нас. И я думаю, что мы все-таки к этому придем.

Вопрос: Значит, претензии к нам могут быть любые, но за ними скрывается один смысл?

М. Лайтман: И это призвано только для нашего объединения. Если бы на нас не давили наши соседи, мы бы “съели” друг друга, мы никогда не объединились бы даже в той мере, как сегодня. Внешнее давление на нас, жесткость, ненависть – всё это обусловлено только нашим взаимным отторжением друг от друга. В общем-то, мы сами “командуем” тем, с какой мерой ненависти к нам будут относиться.

Вопрос: Выходит, подсознательно народы хотят заставить нас быть учителями человечества?

М. Лайтман: Да. Всё человечество так к нам относится. И вся их ненависть – только для того, чтобы мы наконец-то осознали, что должны что-то делать. Просто стремиться быть подобными им, быть как все – это самая глупая “выходка”. Подобная философия, подобный подход уводит нас абсолютно не в ту сторону.

Выход Спинозы, мятеж против собственной исключительности – не наш выход. Разумеется, в те времена нельзя было оставаться на прежнем уровне, поскольку уже настало время для нового, духовного развития. Но духовного не в том виде, как это представляет себе человечество, а в том виде, как это записано в наших корнях.

Вопрос: Но, с другой стороны, вы говорили о том, что идейное, концептуальное развитие общечеловеческого Вавилона тоже возглавляли евреи.

М. Лайтман: Они должны были возглавлять его издавна, по выходе из Древнего Вавилона. Если бы всё шло гладко, то после Первого Храма должно было начаться духовное распространение вширь, и постепенно все народы мира тоже взяли бы на себя методику раскрытия Творца. Они объединились бы между собой, и всё бы на этом закончилось.

Однако это невозможно, потому что еще нет в “вавилонянах” нужного корня для раскрытия человечества. Они должны получить его, а получить его можно, только лишь “разбив” и рассеяв еврейский народ между ними.

Когда здравомыслие ведет к хаосу

Вопрос: Как вы думаете, в каком случае будет принята методика Авраама, все еще представляющаяся иррациональной?

М. Лайтман: Человечество сегодня готово принять любую иррациональность, потому что оно начинает сознавать, что наша нынешняя рациональность – на самом деле “животная” и не работает на уровне общества.

Как ни странно, сейчас происходит полное разочарование в логике, в способности современного потребительского “здравомыслия” справиться с накатившими проблемами. Эгоизм сам себя добил – в этом прав был Маркс, и нечего даже говорить о его прозорливости.

Остается только лишь действовать на уровне элементарной логики – объяснять людям как бы отвлеченно, со стороны: “Хорошо, если мы все вместе связаны добрыми нитями? Хорошо. Хорошо, если мы зарабатываем столько, сколько необходимо, и больше нам просто не надо? Хорошо. Хорошо, если у нас единый, оптимальный уровень жизни для всех? Да. Нет голодных и больных, нет дикой пропасти между бедными и богатыми? Хорошо. Весь мир заботится об экологии? Хорошо…”

Но как это сделать, если мы все такие плохие?

Вот тут надо показать людям: существует сила, которая это осуществляет. Все равно, рано или поздно, мы обязаны к этому состоянию прийти, и чем раньше, тем меньше будет страданий. Если мы сумеем верно донести свой посыл, то человечество уже готово принять эту логику.

Вопрос: Все ли евреи должны физически вернуться для этого на землю Израиля?

М. Лайтман: Думаю, что нет. Полагаю, вообще, не имеет значения, где жить. Сказано, что земля Израиля расширится до границ всего мира. Фигурально говоря, как бы растянется на весь глобус.

Духовные точки могут проявляться по всему миру. Не имеет значения, где человек находится. А к тому же, таким людям надо быть учителями для всего мира.

Ведь на самом деле человечество жаждет хоть какой-то методики правильного существования. Сейчас мы видим, что ее нет нигде, и все живут лишь сегодняшним днем, страшась заглянуть в завтрашний или просто не помышляя о нем. Ни у кого нет реальной долгосрочной стратегии, нет даже нормальной тактики взаимного соединения ради некоей общей цели. Вместо этого мы наблюдаем абсолютно хаотическое движение всех и вся.

И потому наша логика будет понятна человечеству.

Однако здесь есть маленький подвох: принять эту логику и реализовать ее оно сможет только после того, как народ Израиля первым претворит ее в жизнь. Так устроена общая система, что именно этот народ – ненавистный, упрямый, эгоистический и т.д. – должен в первую очередь реализовать на себе методику, показать пример. И как только он это сделает, хоть немножко – все начнут у него учиться.

Ведь во всех народах мира заложена готовность учиться у евреев. В основе их ненависти лежит не уважение, но подспудное признание, что в этом народе есть нечто высшее – именно то, что хочется уничтожить. Оно не дает народам покоя, оно стоит у них на пути. Таков естественный отклик, однако обратная его сторона – внутренняя готовность перенять новое, научиться ему.

А потому наша единственная проблема – сделать из себя самих правильное сообщество.

Поколение, которого ждет идея

Вопрос: Русскоязычные израильтяне многое прошли и кардинально изменили всю свою жизнь. Их собрался здесь миллион. Есть ли в них что-то особое?

М. Лайтман: Я думаю, что нам надо действительно начать с ними серьезно работать. В общем-то, это всегда был авангард человечества. Выходцы из России, разъезжавшиеся по разным странам, повсюду развивали культуру и науку, повсюду служили “двигателем прогресса”.

Вопрос: То есть вы считаете, что они могут стать здесь, как и во всем мире, основой прорыва?

М. Лайтман: Надеюсь, что да. Но не то поколение, которое осуществило переезд. Из него к прорыву готовы лишь немногие – сотни, может быть, даже тысячи, но не миллион. Зато их дети, хотя пока этого не видно, я думаю, станут именно теми нашими сотоварищами и коллегами, которые действительно поведут вперед страну и мир.

На сегодняшний день многие еще не “переболели” прошлыми идеалами, еще считают решающими факторами силовое превосходство, технические знания, оружие, деньги и т.д. Это поколение еще не разочаровалось полностью в прежних основах, еще заботится о становлении. Ему еще надо увидеть окончательно, что становления больше нет, что необходимо подумать о другом фундаменте, не чисто прагматическом, а идейном, проникнутом силой не материи, а духа. И вот тогда можно будет разговаривать с людьми.

Ну а пока дух примитивного, мелкого капитализма еще живет в некоторых из них. И цепляние за жизнь, простое, обывательское – убивает. Я никого ни в чем не виню, я чувствую это и по себе, и по своим близким, прошедшим тот же путь. Но приподняться над этим все равно придется.

Ведь мы – народ идеи. И я надеюсь, что их дети уже смогут принять эту идею, раздвинуть свои горизонты за пределы обычных бытовых запросов.

Будущее наступит быстро

Вопрос: В завершение серии передач о наследии Вавилона, попробуйте, пожалуйста, нарисовать ближайшее или не ближайшее будущее.

М. Лайтман: Программа творения очень проста. Ее задача – вынудить нас, еврейский народ, заняться своим делом, то есть воспитать всё человечество. Причем его не надо особенно воспитывать, оно будет учиться на нашем примере.

А значит, нам надо только показать народу Израиля, в чем заключается его правильная форма самореализации: каким образом нужно формировать общество и взаимосвязи между всеми его частями, каким образом при этом будут работать промышленность, наука, культура, каким будет взаимодействие между людьми, какой будет семья, какими будут законы поведения, законы коммутации членов общества и т.д. Как только мы начнем это делать, мир станет учиться у нас.

Надеюсь, это будет происходить очень быстро. Судя по тому, с каким ускорением нарастает сейчас глобальное давление со стороны арабского мира, я предвижу очень быстрые перемены во всем мире и в Израиле.

И нам надо всеми силами пытаться сделать так, чтобы мир двигался к исправлению добрым путем, чтобы он понял нашу идею. Причем в первую очередь, ее должен понять народ Израиля, чтобы его не понуждали к этому всевозможные несчастья.

Дело тут даже не в самих несчастьях, а в том, что отказ от своей роли удлиняет путь и уводит нас на совершенно другие дороги, плутая по которым, мы все равно вернемся к той же точке. Иными словами, все эти блуждания абсолютно тщетны!

Так что, нам надо довести до народа идею единства, показать ему, насколько она правильная, насколько она практическая. И я думаю, что мы сможем сделать это быстро.

Опубликовано в От Авраама до наших дней, Избраны служить миру, Роль Израиля