Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Изгнание: на грани света и тьмы

Давайте подробнее остановимся на том периоде, когда был разрушен Первый храм. По сути своей, это было падение с уровня любви, разрушение Храма любви между людьми.

До тех пор двенадцать колен народа Израиля держались принципа любви к ближнему, как к себе, а затем начался крах, в результате которого десять из двенадцати колен исчезли. Говоря иначе, ушли в мир.

Если ранее они существовали именно на уровне любви к ближнему, то уровнем ниже им нечего делать в земле Израиля. Ведь это не те общие желания, которые надо исправлять для других уровней. Достаточно двух колен, чтобы достичь низшего состояния и существовать в нем.

Скажем так: двенадцать колен упали с уровня любви на низший уровень – и разница между двумя этими ступенями составляет те самые десять колен. Вот почему они исчезли.

А далее они-то и “возглавили” общее поступательное движение, развитие человечества навстречу современности, к итоговому тупику, кризису, охватившему сегодня мир.

Что значит “возглавили”?

– Многие “ключевые персонажи” истории восходят корнями к этим десяти коленам. Люди еще обнаружат это – и начнут обвинять евреев во “вредительстве” – в том, что на протяжении всей истории они со злым умыслом вели такое, в общем-то, непорочное человечество к всеобщему кризису.

Неужели все лидеры человечества, так или иначе возглавлявшие значительные, масштабные процессы, влиявшие на них, происходят из десяти колен?

– Да. Большинство из них – просто-напросто члены этих десяти колен.

Которые ведут человечество к сегодняшнему кризису, к тупику?

– Да.

А что происходило с оставшимися двумя коленами?

Они упали с уровня Первого Храма и поэтому потерпели поражение в войне с вавилонянами – со своими бывшими, так сказать, соседями, которыми правил Навуходоносор. Победив евреев, он увел часть их в плен, а другая часть осталась в земле Израиля.

Позже из вавилонского изгнания вернулся и воссоединился с собратьями очень малый остаток народа. И далее два колена приступают к построению следующего Храма.

Значит, в них живет все-таки искра?

Не просто искра – ведь они не упали на самое дно. Они пали с уровня любви к ближнему, как к себе, до уровня доброй связи между собой – так называемой ступени хасадим. Суть ее в том, чтобы не делать зла друг другу. Такое вот доброе соседство и “предупредительность”: я не против тебя, и ты не против меня. Это тоже духовный уровень, потому что достигается он над эгоизмом.

И потому, вернувшись из Вавилона, евреи строят Второй храм. Причем строят “под эгидой”, при помощи вавилонского царя Кира, сына Эстер. В целом получается довольно запутанная история “семейных отношений”…

Что означает расставание с Вавилоном и строительство Второго храма?

Это значит, что оставшиеся два колена строят между собой “добрые мостики” по принципу “Не делай другому того, чего не желаешь себе”. И это – духовный уровень. В таком состоянии они существуют несколько сот лет, пока не разрушается и оно.

То есть посыл Авраама ведет наверх, но путь пролегает через “ухабы” и часто ведет вниз?

Путь нелегкий: после начального духовного подъема они упали, сошли в Египет. Оттуда поднялись на уровень Первого Храма – и упали в Вавилон. Поднялись немножко до уровня Второго храма – и пришли к его разбиению в себе. Иными словами, в них исчезает даже принцип “Не делай другому того, чего не желаешь себе”. Они больше не могут его удерживать, реализовывать. Растущий эгоизм разбивает остатки былой любви.

И вот, где-то к первому веку нашей эры, она исчезает совсем.

Тогда между ними начинаются “разборки”, доходящие даже до убийств…

Это было и во времена Первого Храма – при падении, когда в народе образовывались “сектора”: военачальники, купцы, сановники, управители и пр. Эгоизм сокрушительно проявляется на таких больших уровнях.

Другое дело, когда отношения строятся между “маленькими” людьми где-нибудь в деревне: у кого-то одна корова, у кого-то одна овца, еще у кого-то конь – и все друг другу одалживают, в рамках сосуществования.

Но когда у тебя миллиарды, у меня миллиарды, у третьего, у четвертого – тут-то и начинаются “разборки”, войны. У каждого своя “армия”, у каждого свои интересы… В общем, проблема.

Выходит, падение с духовного уровня ведет глубоко вниз, и тогда проявляется всё плохое?

Да. Но с другой стороны, это естественные явления. Они будут проявляться в любой стране, оказавшейся на стадии скатывания. То же грозит и современному миру: в России, в Европе или в Америке богачи при развале будут обзаводиться своими армиями и воевать друг с другом.

Для евреев подобные периоды заканчивались печально: когда они начинали духовно падать, приходили завоеватели и уничтожали Храм до основания…

Остается ли еврейский народ, изгнанный после разрушения Первого храма, народом Израиля в духовном смысле этих слов?

Народ понимает даже, что ничего не может сделать против эгоизма, который сейчас в нем властвует. Это зафиксировано в исторических книгах, хрониках. Есть огромное количество материалов на эту тему, причем написанных именно в то время, а не впоследствии, – непосредственными участниками, а не исследователями.

Ведь среди евреев было очень развито письмо: литература, летописи. Это шло из поколения в поколение, записи собирались, систематизировались, классифицировались и таким образом сохранялись на века.

Так вот, люди понимали: “Нет Творца среди нас!”

И все-таки, с чем народ выходит в изгнание? Что он несет? Раньше был принцип Авраама, но что осталось теперь, после падения?

Люди прекрасно помнят всю свою историю. Это не полное беспамятство, как после удара по голове. Тем более, что и само падение происходит не моментально, а постепенно: народ медленно “остывает”, оставляет свое бывшее состояние, все время безуспешно пытаясь к нему вернуться.

Вот так: ты пытаешься удержаться за прошлое, но не можешь. Но при этом, силясь вернуться к нему и не добиваясь результата, именно отсюда ты ощущаешь и изучаешь его – по горячим следам пережитого.

Так же происходит распределение света в парцуфе и выход из него – ТАНТА. На последних этапах, когда всё уходит, остаются только воспоминания, но они еще свежи, они еще называются “сосудами” (келим), и это правильные сосуды, правильные ощущения, определения происходящего. Ты только сейчас понимаешь-таки, в каком состоянии находился. А когда ты в нем был, ты этого не понимал…

В нашей жизни такое тоже бывает. Случается, мы говорим человеку: “Ты потом будешь вспоминать, ты потом поймешь…” Значит, что-то все же остается, когда начинаешь утрачивать свое “достояние” и уже не можешь остановить эту тенденцию утраты.

Значительная часть наших первоисточников появилась в “смутный” период крушения Храма. Значит, очень высоки должны быть книги, написанные на границе между падением и новым подъемом?

Конечно! Тогда был написан Вавилонский Талмуд, и огромное количество других книг создано на этой грани. В том числе Книга Зоар.

Люди знают: мы упадем в абсолютную тьму, чтобы воспрять через много поколений. Потом, спустя века, мы снова “вынырнем” и начнем реализовывать то, что у нас было, – реализовывать на следующем, более высоком уровне, уже всем человечеством, всем “Вавилоном”.

И они пишут об этом, запечатлевают палитру из своего текущего состояния.

До того времени, вообще, было запрещено что-либо записывать. Всё должно было жить в человеке, и люди просто работали внутренне. Зачем мне документировать что-то, если всё записывается в анналах души – абсолютно всё, словно в памяти “духовного компьютера”. Но теперь, когда я начал терять связь с этим “компьютером”, появилось разрешение записывать на бумаге. И они начали писать. Вот откуда у нас есть Вавилонский талмуд, Мишна, Гмара, Зоар.

Даже на сегодняшний день, спустя сотни и тысячи лет, сохранились десятки томов. А сколько десятков томов Книги Зоар не дошли до наших дней? Представляешь, сколько они писали!

И потому “талмуд” стал нарицательным словом, обозначающим нечто огромное, всеобъемлющее. Речь идет о невероятном количестве канонических текстов, в которых никто не вправе ничего исправлять. Если что-то тебе кажется неправильным, это неправильное все равно остается. Возможно, потом, через какое-то время ты узнаешь, что это правильно. А если нет, все равно знай, что так записано.

И потому Ветхий Завет, т.е. Тора, существует с тех пор в неизменном виде. Все сохранившиеся издания, все археологические находки любой давности идентичны.

Значит, первоисточники несут в себе некий стержень?

Да. И по сей день изучаются законы, согласно которым мы относимся к этим текстам. В них практически ничего нельзя исправлять. Каким бы мне ни казался этот текст, я его не трогаю.

Другое дело – адаптация с указанием на первоисточник. Сегодня мы в малой степени обрабатываем Книгу Зоар для народа, чтобы люди могли хоть как-то прочесть, подступиться к ней. Иначе им очень тяжело, практически невозможно “пробраться” сквозь этот текст, поскольку он рассчитан совсем на другие “мозги”.

Итак, тексты, написанные, образно говоря, на стыке между светом и тьмой, между светом и изгнанием, предназначены для изгнания? Для того чтобы пронести через него зародыш будущего подъема?

Мишна, Талмуд, “Шульхан арух” и многое другое – всё это писалось и изучалось в течение изгнания, на тех или иных его этапах. А с пятнадцатого века, со времени Ари, основная книга, которую начинают всё больше и больше изучать, – это, конечно, Книга Зоар.

Так два колена из группы Авраама взяли с собой в изгнание книги и продолжали нести принцип любви к ближнему, как к себе.

Ну а остальные как бы пропали и ничего не унесли с собой. Потому что они – выходцы из эпохи Перового храма, когда ничего еще нельзя было записывать.

Значит, в изгнании народ объединяется именно вокруг этих записей, которые и были созданы для объединения?

Да. Их задача – пронести через всю историю необходимые знания, а в конце падения раскрыть уже Книгу Зоар и с помощью ее выйти из изгнания.

Как именно происходит изгнание двух колен? Они вступают в человеческий “Вавилон”, слегка соприкасаясь с ним, но не “растворяясь” совершенно?

И так уже две тысячи лет. Если бы они существовали абсолютно отдельно, изолированно от всего человечества, то их бы не трогали. Но это невозможно – не по каким-то земным причинам. Просто они должны соединиться с другими народами и таким образом вести человечество дальше, к будущему подъему, к будущему “просветлению”.

И потому Высшее управление таким образом всё “закрутило”, что они вынуждены были поневоле жить среди других народов и каким-то образом передавать им свои знания. Из евреев происходили лекари, писари, от них произошло банковское дело, всевозможные технологии – всё пошло оттуда.

И пока они были объединены, их, вроде бы, не изгоняли?

Это верно. Дело в том, что они входили в ту или иную страну бедными, оборванными, жались друг к другу – и страна принимала их. Всё было хорошо и тихонько, они спокойно жили.

Но как только они начинали понемножку устраиваться, и главное, богатеть – расстояние, дистанция между ними увеличивалась. Нарушался уровень равенства, братства между ними, появлялись богатые и бедные – и туда, в эту “лазейку” входил разделяющий их “скальпель”. Тогда-то и возникали проблемы: сразу же их начинали ненавидеть, вплоть до изгнания.

Здесь можно провести параллель, с египетским изгнанием. Вначале евреям дали землю Гошен, хорошую землю, и они начали развивать страну. Это описывается как “семь тучных лет” и пр.

Откуда же взялись потом “семь тощих лет”? Почему новый правитель Египта стал над ними издеваться? Почему египтяне начали ненавидеть евреев и “прессовать” их?

Потому что они “разжирели”. Потому что приняли этот эгоизм во время “семи тучных лет”, когда они властвовали над Египтом. Они продались этому эгоизму. И как только они достигли его максимальной степени, начались “семь голодных лет” – период давления и гнета. И закончился он тем, что их “выдавили” из Египта.

То же самое, по сути, происходило и в других странах.

Последний яркий пример – Германия. Там евреи очень хотели быть как немцы. Они становились юристами, врачами, политиками. Один из них даже серьезно метил в канцлеры… Финал известен.

А как два уцелевших и изгнанных колена жили в Вавилоне? По сути, тогда и зародился антисемитизм, не оставляющий евреев до наших дней?

Вообще, он берет начало еще из Древнего Вавилона, потому что группа Авраама должна была выйти, удрать оттуда. Затем то же самое повторилось в Египте и далее, при вавилонском изгнании.

Всё это – одно и то же: состояние равновесия или неравновесия между светом и желанием.

Однако свое первое явное выражение антисемитизм получил в Вавилоне времен Навуходоносора, после потери Храма. Правда, оттуда евреев не “выдавливали” – просто завершились сроки изгнания. После того как Аман потерпел неудачу в попытке истребить всех евреев страны, воцарился новый царь Кир, сын Эстер, покровитель евреев. Кстати, обратите внимание: во времена изгнания вавилонская царица была еврейкой.

Так вот, ее сын Кир посодействовал возвращению евреев в Израиль и дал им с собой всё необходимое, чтобы они смогли восстановить Храм.

В это время у них еще были пророки. Пророки шли с ними и в изгнание, и из изгнания обратно. То есть это был духовный уровень народа, а не полный мрак, как при последующих состояниях.

Что антисемитам всех поколений нужно от евреев?

Перестать чувствовать, что евреи хотят ими командовать. Перестать чувствовать, что евреи являются причиной всех проблем. У них очень простые, очень естественные и правильные претензии к евреям.

Правильные?

Правильные! Согласно природе, всё абсолютно верно. Ведь евреи несут в себе идеологию, которая всему нашему миру приносит вред.

“Что в нас не так? Мы же не делаем ничего плохого”, – говорят евреи. И на самом деле, сами того не зная, они врут. Они виноваты. На сегодняшний день они приносят миру несчастья – своим нынешним разрозненным существованием.

И соответственно, если они изменятся, то смогут принести миру огромное счастье.

Миру кажется, что он может избавиться от них, – но не получится. А значит, нам надо показать миру настоящий путь выхода из этой проблемы.

Ведь антисемитизм, вопрос отношения к евреям и всё, что с этим связано, будет расти, возвышаться, занимая главное место самой вопиющей проблемы мира. Что бы ни происходило: любая беда, любое несчастье, любая война – всё будет ставиться евреям в вину. “Если в кране нет воды, значит…” И ничего не сделаешь, на самом деле это закон природы.

До каких пор? Пока мы, евреи, не сделаем так, чтобы все люди достигли полного равновесия с Творцом, в возвышении до уровня Творца – до тех пор их обвинения, на самом деле, будут естественны и правильны.

Им просто нужно понять, чего они в действительности требуют. Как только мы начнем понимать это сами и двигаться в нужную сторону, они через нас начнут понимать и помогать нам. И так мы достигнем того, чего Авраам хотел достичь еще в Древнем Вавилоне.

Таким образом, мы сейчас находимся в самой критической точке. Вот она, перед нами, это происходит прямо сейчас. Из нее и далее, мы должны начинать очень быстро расти, а иными словами, соединяться между собой и показывать миру, как при этом мы все можем достичь высшего мира – своего наивысшего, вечного, доброго состояния.

Опубликовано в Путешествие к корням, Роль Израиля