Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Народ и власть

Власть, народ и бездна между ними

Царственная иерархия

В последнее время “традиционный” разрыв между народом и властью превращается в бездонную пропасть. Политические лидеры очень внимательны к нам в предвыборный период, но сразу после выборов мы как-то исчезаем из их поля зрения.

Это вдвойне странно, учитывая, что современные технологии позволяют поддерживать прямую двустороннюю связь между народом и каждым из его “слуг”, а опросы общественности проводятся чуть ли не ежедневно. Несмотря на весь этот “коммуникационный пакет”, мы чувствуем, что власть имущие “дрейфуют” от нас всё дальше.

Не секрет, что коридоры власти и начальственные кабинеты меняют людей и возводят стену, отделяющую их от народа, даже если раньше они действительно поддерживали связь со своей аудиторией. В каком состоянии, по вашему мнению, находится сегодня система взаимосвязи между народом и его избранниками?

Эта связь столь зыбка, что едва поддается определению.

Ведь для правильной работы избирательного механизма и народ, и его лидеры должны быть хорошо обучены, чтобы понимать свои задачи, запросы и средства их реализации. Насколько лидер готов возглавить народ?

Насколько народ или большая его часть понимает роль лидера и готова идти за ним? Почему народ разделен на группы, каждая из которых предпочитает своего лидера? Таким ли должно быть состояние человеческого общества с точки зрения природы и развития?

Мы видим, что у животных есть “царь” – предводитель стаи, которому подчинены все и всё. Так же обстояли дела в первобытных племенах. До сих пор существуют племенные, клановые формации, которыми правят шейхи, вожди, старейшины и т.д.

Эта иерархия с верховным главенством действовала во всех народах и во все времена. Позднее появились цари и короли, опять-таки выражавшие “истину в последней инстанции”. Она могла нравиться или не нравиться, но была непреложной и исходила от “наместника бога на земле”.

Иначе говоря, существует некий стандарт, некая данность, по отношению к которой все “выстраиваются в ряд”. Это разрешает многие проблемы управления: кто “не вписывается в рамки”, тому просто снимают голову…

А с другой стороны, роль “царя” может играть мудрец или совет мудрецов – например, Синедрион. Они понимают происходящие в мире события, они знают высшую и низшую материю, знакомы с силами природы, и через них Высшая сила передает нам свое послание.

Крах единовластия

Таким образом, народу, обществу, так или иначе, нужна “голова”, которая связана с Высшей силой и перечить которой не может никто.

Но проблема в том, что человеческий эгоизм растет от поколения к поколению, и “царственный” уклад начинает подтачиваться. Множатся религии и верования, открываются новые направления, обостряются раздоры между разными подходами и течениями. Религиозные конфликты и войны были и в христианстве, и в исламе, и в еврействе.

Как следствие, существенно ослабла преданность царственным особам. Человек перестал верить, что в нашем мире есть представитель Высшей силы.

А раз так, то появляются самые разные мнения, и публика делится на фракции с разными лидерами во главе. Снова начинаются раздоры, сеющие рознь и разбивающие даже семьи: папа говорит одно, мама – другое, а дети растерянно наблюдают за идеологическим пожаром в доме.

Власть на продажу

Что же делать? Если речь идет о людях умных, интеллигентных, проникнутых идеалами, с определенной философией, с определенными взглядами на жизнь, с парадигмой, базирующейся на определенном фундаменте, тогда понятно.

Но если речь идет о массах, то они судят о жизни по ценам на жилье и на товары потребления. Ничто другое их не интересует – только состояние карманов к концу месяца. Если там есть остаток, то правительство хорошее, а если остатка нет, а есть минус, то правительство плохое.

Иными словами, мы не обучаем народ. Более того, лидеры не заинтересованы в этом. Ни в школе, ни в университете, ни на курсах, ни в армии, через которую у нас в Израиле проходит огромное множество людей, – нигде нет “социального ликбеза”.

Можно было бы проводить занятия для безработных и для работников, можно законодательно провести эту инициативу, тем более что имеются все необходимые средства коммуникации для ее всеобщего обеспечения.

Но власть в этом не заинтересована, и в итоге народы по всему миру спонтанно выбирают тех, кто лучше подает себя, кто громче кричит, кто шире улыбается и т.д. По сути, выборы превращаются в цирк или в “рынок невест”. А на деле всё зависит от денег, вложенных в предвыборную агитацию.

Скажем, если у меня есть миллиард долларов, я точно могу стать премьер-министром. Я покупаю газеты, телевидение, сайты, заказываю фильмы о себе, клипы о себе и т.д. Повсюду красуюсь я, лучезарный, решительный. Обо мне с уважением говорят известные политики, ученые и общественные деятели. Я заполняю собой весь горизонт – и меня выбирают.

Измельчение власти

Таким образом, нет отношений между кандидатом и избирателями, а есть отношения между избирателями и СМИ. Кандидат может заниматься своими делами – СМИ сами сделают всю работу. Интернет, в данном контексте, только кажется свободной площадкой – на самом деле это тоже средство пропаганды. Были бы деньги.

Вот и выходит, что общество вообще не связано с властью, поскольку между ними лежит “прослойка” средств массовой информации. И в итоге речь идет не об идеологии, не о человеке, который будет править страной и народом, а всего лишь о продаже инструментов избрания. Они стоят очень дорого, но от них зависит всё.

И потому раз от разу лидеры становятся всё мельче – вплоть до таких изъянов, что невозможно себе представить, как данный человек может руководить государством.

Неудивительно, что политики всё чаще попадают в тюрьму – ведь им приходится незаконными путями возвращать средства, которые за них заплачены. К тому же, у каждого есть достаточно интимных слабых мест, которые позволяют шантажировать его.

В итоге мы видим: нет царя – нет правления. Кто бы ни сидел в высоких креслах, все выглядят сомнительно. И даже если к власти приходит сильный человек, ему не дают управлять страной. Тут в дело вступает парламент со своими фракциями и лагерями. Одним словом, балаган в народе ярко и концентрированно проявляется во власти.

Власть мудрецов

СМИ как инструмент разобщения

Общество и власть в наши дни совершенно оторваны друг от друга, поскольку между ними пролегают СМИ, которые за большие деньги превращают избирательный процесс в фарс.

Современные средства коммуникации не выполняют своего предназначения. Они должны связывать людей: родителей между собой, родителей с детьми, детей друг с другом, мужчин, женщин, мужчин и женщин, народ и власть… СМИ должны обеспечивать все эти виды связи между нами.

А иначе для чего они нужны? Откуда они собирают информацию? Как обрабатывают? Как подают? Где те люди, которые должны стоять на страже общего блага? Их нет, редакциями движут совсем другие интересы.

Мы слишком легкомысленно относимся к средствам массовой информации. С одной стороны, гнушаемся, насмехаемся, а с другой стороны, несмотря на все насмешки, не можем выйти из-под их влияния. Как бы мы их ни презирали, в итоге они смеются последними – смеются нам в глаза и делают с нами что хотят.

Деньги решают все

Как мы позволили им такое? Как предоставили такие возможности?

Деньги. Если когда-то газета принадлежала человеку с определенной идеологией, сведущему и образованному, то затем ситуация изменилась. Теперь, если у меня есть достаточно денег, я издаю газету, покупаю телеканал, радиостанцию, контент-менеджеров, в конце концов, открываю студию в Голливуде – одним словом, начинаю пичкать мир тем, что мне на пользу. Причем свое послание я заворачиваю в такую обертку, чтобы никто не мог даже выявить за ней меня.

Это относится и к политике: СМИ обслуживают тех, кто платит. Всё зависит только от денег, без всякой связи с идеологией. Разумеется, площадки, ассоциирующиеся, скажем, с “левыми” взглядами, не могут сразу перескочить в другой конец спектра, и потому каждый лидер, желающий повлиять на общественное мнение, выбирает то, что ему больше подходит. Более того, на самом деле не секрет, какой информационный канал кого обслуживает.

Несомненно, всё выстроено по принципу грандиозного промывания мозгов массам со стороны лидеров – чем, собственно, и живут СМИ. Несмотря на громкие слова о демократии, народ ни на что не влияет. К чему людей склоняют, за то они и голосуют.

Учимся единству

Как же превратить СМИ из фактора, разделяющего власть и народ, в фактор соединяющий?

Проблема в том, что некого соединять. Недугом охвачены все: и народ, и лидеры, и средства массовой информации.

А потому сначала надо запустить в СМИ образовательную программу, чтобы на всех уровнях учить людей объективному подходу и внедрять в народ верные ценности, не зависящие от пристрастий к тем или иным партиям и политикам.

Нам нужны более высокие ценности единства, всеобщего сплочения. Когда народ поймет, что именно в этом его спасение, что это и должно быть целью, к которой ведет его руководство, тогда можно будет устроить обсуждение. Пускай все ключевые лидеры сядут перед нами и расскажут о своей платформе, а мы зададим им уточняющие вопросы и сделаем свой выбор.

В действительности нам нужен не один человек на вершине властной пирамиды, а “совет мудрецов”, подобный Синедриону, – люди, радеющие о благе народа, и прежде всего, о единстве, требующем соответствующего просвещения, благодаря которому мы станем настоящим народом Израиля. Ведь без единства мы не народ.

А затем, объединившись, мы увидим, что этого сплочения уже достаточно, чтобы исправить все наши проблемы.

Единство народа и власти

Почему именно “совет мудрецов”, а не “мудрый царь”?

Для нас лучше именно совет, потому что мы не найдем человека, способного занять это место. Нам нужна группа, коллектив, собрание, подобное Синедриону, где, в отличие от Кнессета, не грызлись между собой, а приходили к согласию.

Если действовать на основе принципов, заложенных в основе народа Израиля, мы сможем возродить верное управление. Когда все понимают, что цель состоит в любви к ближнему, как к себе, и все шаги должны вести только к ней, тогда создается сплочение уже образованного народа и тех мудрых людей, которых он избрал.

Иначе говоря, “мудрецы” должны произрасти из народа, а не из прогнившей политической системы. Они должны быть связаны с народом, выходить в народ. Вся их работа – суть просветительская деятельность.

И как тогда выглядят отношения между обществом и властью?

Они представляют собой единое целое, действуют как “голова” и “тело”. Народ сознаёт, что руководство мудрецов ведет его в верном, добром направлении, заботится о нем, обучает его, обеспечивает его средствами и принципами, позволяющими обустраиваться в семье, с детьми, на работе – повсюду. Люди растут, поднимаются день ото дня в понимании ценностей и своей ответственности, в добрых взаимоотношениях. Народ становится един.

И это возможно?

Это необходимо. Так сказано в наших первоисточниках, мы видим это из исследований законов природы. А значит, мы, несомненно, должны и можем прийти к этому.

Опубликовано в Роль Израиля