Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Российское еврейство

Причины исхода евреев из России

В конце XIX века начался первый исход евреев из России в Израиль. Этому предшествовали жестокие погромы в Кутаиси, а затем в Кишиневе. Однако евреи какое-то время еще оставались там жить. Почему?

Требуется внутреннее развитие, как человека, так и народа, которое бы подтолкнуло их сдвинуться с места.

К примеру, ты можешь сидеть, и бесконечно страдать, но у тебя все-таки не будет достаточной мотивации к отъезду. А когда под воздействием внешнего и внутреннего давления происходит определенное накопление ими осознания зла и горечи, то это приводит человека или народ к тому, что они уже не могут оставаться на месте, и обязаны двигаться.

Но почему стали уезжать именно российские евреи? Ведь накопление зла происходило не в меньшем порядке и в Европе?

В XIX веке в Европе было относительно спокойно. На общем фоне антисемитизма жизнь евреев там протекала довольно благополучно, и они процветали. В России же в это время шло активное черносотенное движение, евреи были загнаны в черты оседлости и не могли развиваться ни в городах, ни в селах.

Проблема в том, что российское общество в своем развитии намного запаздывало по сравнению с европейским, а русские евреи по темпу развития опережали то общество, в котором жили. Поэтому Россия была для евреев как тюрьма, они ничего не могли сделать.

И только после отмены крепостного права, а затем первого сионистского конгресса в Базеле у них появилась возможность сменить обстановку, просто уехать.

Российское еврейство: тяга к самовыражению

Герцль знал понаслышке о российском еврействе, но познакомившись с делегатами из России, он отметил: “Мы всегда были убеждены, что они нуждаются в нашей помощи и духовном руководстве. И вот на Базельском конгрессе российское еврейство явило нам такую культурную мощь, какой мы не могли вообразить…

Они обладают той внутренней цельностью, которая утрачена большинством европейских евреев… Они не растворяются ни в каком другом народе, но перенимают всё лучшее у этих народов… Глядя на них, начинаешь понимать, что давало силу нашим предкам выстоять в самые тяжелые времена“.

Однажды Герцля спросили: что будет, если за ним пойдут только российские евреи? Он ответил: “Только?! Мне этого вполне достаточно”.

Феликс Кандель, “Земля под ногами”, Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль, книга 1, ч.3, гл.11

Для российского еврейства характерно сочетание очень многих факторов. Во-первых, оно очень разнообразно. Евреи рассеялись по всем уголкам империи, заселив Молдавию, Крым, Среднюю Азию, Кавказ.

Во-вторых, у них отмечалась серьезная тяга к внутреннему развитию, к духовности, а окружающая их среда была очень ограниченной. Ведь в то время существовало крепостное право, монархия, причем в жестком специфическо-российском виде, когда евреям ничего не позволялось, и над ними довлела постоянная угроза и опасение за собственную жизнь. Поэтому они должны были обеспечить себе хоть какую-то безопасность.

Сама обстановка вела к тому, что у человека появлялась внутренняя тяга найти и как-то выразить себя. Чтобы не зависеть от общества, евреи должны были сами по себе представлять какую-то ценность, достичь самовыражения себя в себе, а иначе снаружи им ничего не было дано.

В принципе, это продолжается до наших дней, может быть, не в такой степени, но если сравнить с днями моей молодости, то я тоже чувствовал на себе ущемление в правах человека.

Таким образом, общая обстановка, глубинка, оседлость подталкивали человека к большим внутренним достижениям, поскольку он знал, что у него есть только то, что есть в нем. Он не мог стать доктором наук, или политиком, или профессором, как это было на Западе. А там в то время уже существовала мощная прослойка еврейской интеллигенции.

При этом наблюдался активный отход от еврейства. Многие евреи или меняли религию, как Штраус, или полностью растворялись в окружающем их обществе. Позже они первыми начали покидать Западную Европу и переезжать в Америку, где создали между собой совершенно новое сообщество, которое не соблюдало традиций.

Когда я спросил своего деда: “Почему ты в свое время не уехал в Америку вместе с остальными?”, – он ответил: “Как я могу поехать туда, где меня заставят работать в субботу? Потому я и остался здесь”. Для него было совершенно ясно, что несмотря ни на какие давления и страшные обстоятельства, он может соблюдать здесь свой внутренний закон.

В этом была огромная разница между западноевропейскими и восточноевропейскими евреями, хотя последние притеснялись намного сильнее. Царская власть не могла оставить их в покое. Для нее еврейский вопрос был чем-то болезненным, причиняющим ей самой огромные страдания.

Поэтому в России постоянно издавались новые указы, ограничивающие права евреев, и распространилось мнение, что их надо преследовать и выдворять на задворки империи. Там они все-таки могли более-менее спокойно существовать, если только была такая возможность.

Есть ли что-то особо национальное в русском народе, что заставляло их ущемлять права евреев, тем самым готовя их к большому прорыву?

Я бы не сказал. Русский характер очень противоречив, поскольку создавался на симбиозе и противоречиях разных культур. Поэтому русский может сначала бить кого-то и тут же в слезах начинать с ним обниматься и целоваться. Он сам не знает, что им руководит.

Это очень показательно. Потому в российском обществе есть такие большие культурные всплески и достижения, которые невозможны на Западе. Это наложило свой отпечаток на евреев, вращавшихся в противоречивой, вспыльчивой русской среде.

Сама обстановка толкала их к развитию. Ведь если ты не знаешь, что с тобой произойдет в следующий момент, ты должен ориентироваться только на то, что в тебе есть, что ты умеешь, что представляешь собой. Поэтому самым главным были наука, знания, понимание того, как можно стать особенным по сравнению с остальными, но чтобы эта особенность была во мне, потому что завтра я могу стать голым и босым, но это от меня не отнимешь.

Поэтому российские евреи, которые не знали, что принесет им завтра, были обязаны идти в науку, в культуру, набирать внутренний культурный или научный багаж. И когда подходило время хоть какого-то самовыражения, то весь накопленный внутренний потенциал начинал рваться наружу. Главным для них было выразить себя.

Дух бескомпромиссности

Вайцман вспоминает в мемуарах: “Примечательной особенностью голосования было то, что среди высказавшихся против Уганды, огромное большинство составляли делегаты из России. Кишиневские делегаты отвергли план Уганды единогласно. Западные сионисты были ошеломлены.

Я помню, как после голосования Герцль сказал о русских евреях: “У этих людей удавка на шее, а они еще упорствуют!” Рядом с ним оказалась та молодая женщина, которая сорвала со стены карту Уганды. Она гневно воскликнула: “Господин президент, вы предатель!” Герцль, резко отвернулся”.

Феликс Кандель, “Земля под ногами”, Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль, книга 1, ч.3, гл.11

 Дух бескомпромиссности всегда был характерен для российских евреев. Это были люди, закаленные страданиями. Проживая в тяжелых условиях ограниченного пространства (местечек), они понимали, что в Уганде им будет ненамного лучше и нужно возвращаться к настоящим ценностям.

Кроме того, в те времена русские евреи были более религиозны, чем сейчас. И даже если сионисты на Базельском конгрессе уже не были большими приверженцами религии, всё равно в них еще существовал духовный базис, который прививался им в родительском доме.

Все они заканчивали те или иные религиозные школы и поэтому не представляли себе, как можно полностью порвать с религиозной и идеологической основой.

Таким образом, причиной отказа от создания своего государства в Уганде послужил, во-первых, дух российского еврейства, и, во-вторых, указание Свыше. Всё-таки мы должны понимать, что наш мир развивается по определенному плану определенными силами, и, конечно, жизнь в Уганде или в каком-то другом месте обошлась бы нам еще в несколько столетий больших страданий.

Несомненно, что в землю Израиля нас привела рука свыше, для того чтобы показать, насколько эта земля соответствует тому внутреннему потенциалу, который есть в нас.

Дух российского еврейства

Долгое время в российских местечках жили большие каббалисты: Бааль Шем Тов, рабби Нахман и пр. Повлияло ли это на дух русского еврейства?

Безусловно, ведь в каждом местечке жили ученики Бааль Шем Това.

Бааль Шем Тов впервые начал воплощать в жизнь каббалу, раскрытую Ари еще в XVI веке, и обучал ей своих многочисленных учеников-каббалистов – тех, кто постигает высшую систему управления.

Их задача заключалась в том, чтобы вдохновить народ, поднять его, правильно сформировать и повести вперед. Это была задумка на духовное восстановление народа, утерянное еще при разрушении Храма, когда они упали с уровня взаимной любви во взаимную ненависть.

Поэтому назрела необходимость поднять народ с эгоистического уровня взаимного отторжения на альтруистический уровень взаимной любви.

Бааль Шем Тов создал так называемый хасидизм – каббалистическую практику. Но надо сказать, что нынешний хасидизм сильно отличается от прежнего.

Бааль Шем Тов трансформировал учение Ари ближе к народу и начал обучать их тому, что значит внутреннее исправление. Выполняя основное правило Торы “возлюби ближнего как себя”, народ может выйти и из духовного, и из материального изгнания, поскольку одно связано с другим. Но если он не будет готов к духовному освобождению, то не достигнет и земной свободы.

Поэтому в течение двух поколений, вплоть до XVIII века, процветало каббалистическое течение, называемое “хасидизм”. В каждой деревне, в каждом поселке были люди, которые занимались постижением Творца на основе правильной связи между собой – то, что требует Тора. Так еврейство стало духовным, и в нем появилась большая прослойка людей, ставшая учителями.

Одновременно с этим появились и противники хасидизма. Но как бы то ни было, и те, и другие начали духовно возвышаться, и это сыграло огромную роль в воздействии на окружение.

Однако к тому времени, когда начали появляться сионисты и оппортунисты, все это прошло и сменилось народными течениями, которые занимались уже не постижением Творца, а простым выполнением земных заповедей с несколько большим внутренним устремлением, но не более того. То есть хасидизм упал на более низкий уровень.

Но до конца XIX века в народе все равно было множество каббалистов, ощущавших высший мир, систему управления, и исходя из этого, обучавших остальных.

Это очень сильно повлияло на дух российского еврейства и навсегда укоренилось в них. Поэтому тяга к раскрытию духовного мира, раскрытию души, к ощущению высшего мира, его системы и Творца, как высшей силы управления, толкало и до сих пор толкает большую часть российских евреев к настоящим духовным постижениям.

Сегодня среди наших учеников есть множество бывших российских и советских подданных. В них до сих пор жив духовный потенциал, заложенный в свое время последователями Бааль Шем Това.

Опубликовано в От Авраама до наших дней, Роль Израиля, Статьи