Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Шатер мира над всем миром

День памяти: всё остается в семье

Не чужое горе

Жизнь в Израиле непроста, и утрата близких людей – ее неотъемлемая часть. В эти дни, когда страна отмечает День Катастрофы и День памяти павших, наш народ испытывает особые чувства.

Мы солидарны, мы одна семья, и боль потерь напоминает нам о нашей общей судьбе. Эта боль становится поистине коллективной, так же как и память об ушедших, соединяющая всех нас в одно.

Каждый погибший солдат, каждая жертва словно оставляет пустоту в общем сердце: мы чувствуем, что эта часть вырвана из нас и теперь ее недостает в общности.

Почему именно боль от расставаний заставляет нас почувствовать себя единой семьей? Почему в повседневной жизни, в мирные времена мы теряем эту близость, родство сердец?

Действительно, во время войн мы становимся ближе друг другу, однако объединяет нас общая беда. В качестве собратьев по несчастью, мы похожи на стадо овец, которые жмутся друг к другу при виде волков. Но как только волки уходят, овцы снова разбредаются по лугу и уже не смотрят друг на друга.

К сожалению, такова наша природа. Можно сказать, что она свойственна каждому народу, – мы видели это на примерах различных войн. Только у нас она проявляется сильнее, поскольку, мы более чувствительны к внешним угрозам, по прошествии семи военных кампаний в своей новейшей истории.

Речь идет о человеческом естестве, которое целиком базируется на эгоизме. Вот почему в периоды опасности мы проявляем готовность к сближению. Внезапно сердце подсказывает людям, что надо подвозить солдат, заботиться о них, переживать за тех, кто на фронте, и т.д.

С другой стороны, эта забота сопровождается более глубокими ощущениями, когда чужие утраты становятся личными, когда павшие воспринимаются всеми как дети и братья, дорогие, любимые, бесценные.

Духовная генетика

Ведь наш народ не похож на других, в его основу заложена не общая этническая принадлежность. Мы произошли не из одного племени, а из Древнего Вавилона, который населяло множество племен и народностей. В те времена Авраам собрал отовсюду самых разных людей, чтобы создать из них группу, живущую по принципу любви к ближнему, как к себе.

И потому, в отличие от других, мы изначально руководствуемся не “генетикой”. Наша взаимосвязь лежит выше и несет идеологический, целенаправленный характер. Она соединяет сердца, она действует не на уровне хромосом, а в сфере ценностей, идеалов.

Это отчеканено в нас с той эпохи, когда мы действительно были соединены, “как один человек с одним сердцем”, на протяжении порядка 1600 лет. Затем, два тысячелетия назад, мы пали из братской любви в беспричинную ненависть. Такое состояние называется “изгнанием” – мы изгнаны из взаимоотношений, проникнутых любовью.

И тем не менее, несмотря на разорванные связи и разбитые идеалы, в нас сохранился след былого единства, отпечаток прежних времен. Поэтому, каждый раз, когда с евреем в какой-либо точке мира что-то происходит, мы волнуемся за него. Это – своего рода обязательство, взятое тогда и не утраченное полностью, отголосок взаимного поручительства.

Во всем мире на улицах городов не найдется ни одного брошенного еврейского ребенка. Беспризорников можно встретить во многих местах, но евреев среди них нет. Еврейского ребенка всегда отыщут, возьмут в семью и дадут ему всё необходимое.

Связь со своим народом – вещь очень глубокая, и именно она не позволяет нам пройти мимо. Всё дело в том, что тысячи лет назад мы были соединены друг с другом по закону поручительства и любви. Нас спаивала не общая ДНК, а идея единства.

И сегодня пришло время вернуться к ней, заново реализовать ее – не только для себя, а для всего мира.

Пульс единения

Краткая вспышка из прошлого

Я живу возле парка, где в День памяти проводятся школьные мероприятия для детей. И каждый раз в моем сердце словно открывается дверца, через которую меня наполняет ощущение связи, причастности, единения. Это чувство больше меня, оно овладевает мной, властвует надо мной – чтобы схлынуть и исчезнуть на целый год. Почему так?

 Таков естественный общий подъем, общее пробуждение. Охватывая весь народ, оно затрагивает и тебя. Мы чувствуем общность, единство, принадлежность одному целому. Однако тем самым мы становимся собратьями скорее по несчастью, чем по радости. Даже позитивные грани этого чувства всегда оттенены скорбью и печалью. Оно – как общий щемящий пульс с годовой амплитудой.

Дело в том, что корень нашего единства обладает большой мощью. Он заложен в “сердцевине” народа как отблеск былой сопричастности, горевшей в нас тысячи лет назад. Именно она приводила нас в движение, поддерживала в качестве единого народа и сопровождала на протяжении столетий.

Вот и теперь, когда этот корень слегка проявляется в тебе, “подсвечивает” изнутри, ты ничего не можешь поделать. Ведь не ты властен над ним, а он над тобой. Кстати, он “сквозит” и в повседневной жизни, но иначе.

Эта “подсветка” придает силы, возвышает, “электризует”. Ведь когда-то свет единства соединял и наполнял всех нас. “Свет” – значит сила высшего порядка, способная загладить любые проблемы, как сказано: “Все преступления покроет любовь”. А сейчас этот свет единства и любви слегка брезжит тебе, и на крыльях воодушевления ты поднимаешься над буднями.

Еще не народ

Пойми же, в чем смысл такого прилива чувств. Не довольствуясь преходящим всплеском, мы должны обрести эту позитивную силу единения и круглый год жить по ее законам. Лишь тогда мы станем подлинным народом Израиля. А до тех пор мы не народ, даже если приходим в волнение от детских утренников и помогаем обездоленным. Наше текущее состояние – это всё еще не народ, не страна и не единство.

Ведь мы не соответствуем своей основе. Вместо нее мы пытаемся опереться на искусственные, надуманные принципы. Герцль провозвестил еврейское государство, Бен-Гурион провозгласил его независимость, армия обеспечила его существование, и мы создали здесь всевозможные социальные системы.

Однако пока у нас нет систем человеческой коммуникации, базирующихся на нашей внутренней, исконной основе, мы не народ. Не потому, что не подпадаем под чье-то определение, а по законам самой Природы. Она устроила так, что народ Израиля отличается от других, и неслучайно мир относится к нам по-особому.

В День памяти тебя сотрясают вибрации, оттого что ты не можешь уравновесить тьму негативной силы и подсветку позитивной. На самом же деле, эта подсветка должна нести тебе не содрогание, а покой, когда всё ясно и понятно, всё прекрасно и взаимосвязано в единую интегральную систему.

Тогда мир успокаивается, и всё приходит к равновесию – именно благодаря нам, народу Израиля.

Память о прошлом и о будущем

В День памяти мы чтим павших и говорим в поминальной молитве: “Да будут они отпечатаны в сердце Израиля из поколения в поколение”. О чем именно мы должны помнить? Какие уроки должны извлечь из этих утрат?

Помнить – значит делать расчет на будущее. Причем вне зависимости от родственных связей, ведь все – близкие и дальние – относятся к одному народу.

Нам нужно отдать себе отчет: почему они пали? Чем вызваны эти беды? Чего мир хочет от нас? Почему мы не в силах наладить свою жизнь так, чтобы мир и покой царили в наших отношениях – между нами и с другими народами?

Тогда мы поймем, что нам недостает лишь одного – уравновесить, компенсировать дурное начало, которое горит между нами, постоянно вызывая трения и конфликты. Если мы нормализуем, умиротворим отношения в своей стране, то раскинем этот “зонтик мира” и над всеми остальными.

Что происходит с народом Израиля, то, безусловно, произойдет и с миром. Об этом сказано в Торе.

И потому все ненавидят нас, что само по себе служит доказательством нашей особой роли. Ведь ни к кому больше мир не питает столь сильной коллективной ненависти. Разве трудно разглядеть в этом проявление особой силы, особого отношения?

Пора, наконец, задуматься: что происходит с этим народом? На протяжении истории мы бежим от несчастий, стараясь быть как все, а в ответ нам говорят:

– Нет, вы не такие, как мы. Останьтесь в сторонке и проверьте себя. Мы обвиняем вас в том, что вы особенные и что именно вы несете нам все беды и страдания.

Казалось бы, откуда эти наветы? Ведь мы хотим давать миру только благо.

– Нет, нам не нужно всё то, что кажется вам благами. Мы хотим от вас того, что действительно водворит мир в мире.

Народы требуют от нас единства, которое станет добрым примером для всех.

Выполнить волю павших

Наказ живым

Остались ли мы в долгу перед павшими в войнах Израиля? Ведь они отдали за нас свою жизнь.

Да, мы в долгу перед ними. Мы обязаны осуществить исправление – привести человечество к миру и покою, к доброму, правильному единению. Своей смертью павшие предоставили нам такую возможность.

“Своей смертью они завещали нам жизнь”, говорим мы. Какую именно жизнь?

Жизнь в единстве и любви меж нами, притом что мы обучаем весь мир тому, как выстраивать такие отношения.

В здоровом обществе все объединены, все равны, каждый склоняет голову перед другими, каждый старается почувствовать, чего они хотят и чем он может угодить им. Наша жизнь проста в материальном смысле, но очень высока и сложна духовно, в нашей взаимосвязи.

Вот что, по сути, завещали нам павшие.

Они и сейчас среди нас. “Грядущий мир” находится здесь, только пока что скрыт. Мы еще увидим, что все люди и души – суть одно целое. Важна не “оболочка”, не животное тело, предоставляющее временную возможность видеть и слышать через него. Важно то, что кроется глубже и что мы называем “душой”. Она вечна. И если я отменяю свой эгоизм, соединяясь с другими, то сразу же ощущаю дýши, сразу обнаруживаю, что все вместе мы связаны в единую систему.

Тогда уже не нужно догадываться о том, что хотели сказать мне павшие солдаты, – я чувствую и их тоже. Чувствую в себе, во внутреннем единении с ними. Я не вижу их глазами, но ощущаю их желания и стремления. Ведь человек и вся действительность – суть желание.

Чего же они хотят?

Они хотят одного – консолидации общей системы в единое целое. И мне нужно двигаться к тому же желанию – быть “как один человек с одним сердцем”.

Тогда павшие станут для меня живыми. Я увижу, что они продолжают путь и желают вместе с нами двигаться в верном направлении. Иными словами, к единству, когда никто не делает другим того, что ненавистно ему самому, когда все живут по принципу любви к ближнему, как к себе, когда весь Исраэль – товарищи и поручители друг другу.

Водворение мира

Всё это записано и заложено в основе нашего народа. И без этого мы, не приведи Бог, потеряем еще многих. В конечном итоге, мы все равно придем к единству, но какой ценой?

Полагаю, в День памяти нам нужно дать друг другу слово, что мы постараемся наладить такую взаимосвязь, чтобы между нами раскрылась добрая сила любви и единства. Она-то и устранит угрозы любых войн, прежде всего установив мир среди нас.

Сказано: “Водворяющий мир в высотах Своих, водворит мир среди нас”. Нам нужна эта позитивная сила, которая протянет связи между нами. Она таится в природе, и когда мы раскроем, привлечем ее, она наполнит все пустóты, восполнит все утраты. Тогда нас свяжет крепкое, неразрывное единство, и не будет больше войн.

Таков наш путь, описанный еще пророками.

О чем же мы должны вспомнить в этот День памяти?

О том, что нам нужно сделать во избежание новых трагедий. Тем самым мы и выполним последнюю волю павших.

Опубликовано в Избраны служить миру, Роль Израиля