Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Новый “герой нашего времени”

Кто ты, современный израильтянин?

Отходная сабре

Евреи съехались в Израиль из разных стран мира, чтобы создать здесь новую страну, новый народ, нового человека – одним словом, новую израильскую действительность. В результате возник образ уроженца Израиля, или сабры – антитеза всем атрибутам изгнания.

Сабра не осторожничает, он защищает себя, а если надо, то переходит в нападение. Его родной язык – иврит. Он – коренной, он родом отсюда, он любит свою страну и возделывает ее землю. Он здоров, он работает под палящим солнцем в своей легендарной простецкой панаме.

Мы были уверены, что этот образ послужит основой для новой культуры с новыми ценностями. Что же вышло в итоге? Что представляет собой современный израильтянин?

Разумеется, образ крепкого загорелого парня, восседающего на киббуцном тракторе, уже давно неактуален. На дворе другие времена. За прошедшие десятилетия мы прошли огромный отрезок пути, и потому не стоит тосковать по “парням в сандалиях” и “девушкам в сарафанах”.

Само собой, мы хотели сформировать израильтянина с твердым духом, пышущего здоровьем и силой, не боящегося врагов, кардинально отличающегося от образа забитого или закоснелого в своих канонах еврея на чужбине. Мы хотели, чтобы он был другим – уверенным в себе, твердо стоящим на ногах и обеспечивающим всё необходимое для жизни.

Этого мы достигли. Но мир продолжал двигаться вперед, и мы вместе с ним. В результате тот же самый сабра стал кем-то другим – директором банка, адвокатом, бухгалтером… Он уже интересуется не столько Израилем, сколько заграницей… Короче говоря, процесс идет дальше, что бы мы о нем ни думали.

“Фиолетовое” кредо

Проблема в том, что мы пустили дело на самотек. Вернувшись из исторического изгнания, мы очень хотели, чтобы наши дети были другими – сильными, энергичными, даже дерзкими, в противовес прежним временам. Но потом мы запустили их воспитание, решив, что дальше всё пойдет само собой.

Тогда к нам пожаловала западная культура. Жизнь понемногу налаживалась, становилась легче и лучше. Победа в Шестидневной войне вышла нам боком: расцвела гордыня, в людях поселилась безучастность.

Мы перестали претворять в жизнь свою мечту – и в какой-то момент обнаружили, что вместо полного сил сабры, готового на всё ради семьи и родины, вырос равнодушный парень, которому ни до кого нет дела. Ему даже нравится демонстрировать всем свою индифферентность.

На самом деле это хорошие, умные, чуткие в душе ребята, но их внешняя сторона разрушает внутреннюю, не позволяет ей проявиться и отпечататься на чем-то.

Долгие годы ситуация эта бросалась в глаза. Позднее, по мере развития, она модернизировалась в современную реальность хай-тека и прочих новшеств. Однако по-прежнему сохраняется отстраненность: “Не трогайте меня, оставьте меня в покое” и т.д.

Конец эпохи скептицизма

И все же, в последнее время я вижу, как эмпатия, столь характерная для еврейского народа, снова вырывается наружу. Молодое поколение, в целом, уже не кичится своей безучастностью и не “встает в позу”. Мы переходим к следующей стадии.

Причин тому множество, но, в конечном счете, они сводятся к общему развитию: меняется мир – меняемся и мы.

И потому сегодня я возлагаю большие надежды на то, что современные сабры готовы к внутренним переменам, что можно усадить их вместе в общий круг и поговорить о единстве, о необходимости сплочения между нами, о построении новой страны, нового народа. Человек не отмахнется, не спрячется за привычным скепсисом.

Пускай не полностью, но уже пройден этап, сопровождавшийся реакцией безысходности, как внутри, так и снаружи. Мы уже ведем реальный поиск: в чем наша внутренняя и внешняя аутентичность? Можно ли, в конце концов, сделать что-то или нет?

Меняются времена, меняется человек – и в особенности, меняется народ Израиля.

Я распознаю это в людях, особенно в тех, которые раньше были “на гребне волны” общепринятого безразличия, пока еще не изжитого, – а сегодня даже стесняются проявлять его. Ими движет тяга найти что-то новое, базирующееся не столько на детской заносчивости, сколько на более солидной и веской основе.

Когда-то Авраам соединил нас в единый народ, и сохранившийся с тех пор “духовный ген” все-таки пробуждается в наши дни, требуя реализации.

Зерна будущего

На круги своя

Когда-то простой израильтянин возделывал землю и отдавал всего себя на благо возрождения страны. В наши дни подобная терминология просто неуместна. Землю сегодня обрабатывает филиппинец, либо сельскохозяйственная техника.

У нас вдоволь одежды и продовольствия, в сфере хай-тека мы впереди планеты всей, и особо успешные израильтяне к тридцати годам обеспечивают себя на всю жизнь.

Разумеется, всякое обобщение условно, и тем не менее, в наши дни самопожертвование на благо родины, общества, мягко говоря, мало актуально. Мы вспоминаем о нем во время военных операций и по праздникам, но к резонам повседневной жизни оно не имеет отношения.

Развеялся образ Израиля как воплощения извечной мечты еврейского народа. Пожилое поколение еще помнит те времена, когда люди по вечерам пели песни, сидя в кругу. Но теперь, когда старый добрый сабра ушел в прошлое, что ждет нас впереди? Какими станут израильтяне в будущем?

Они снова будут сидеть в кругу. Дома, на лужайках, во дворах, в парках. Людям потребуется объединение, пускай даже при помощи интернета. Они почувствуют, что через единство получают силу, дух жизни, – и это ощущение наполнит их. Сегодня они хохмят, собравшись у мангала на День независимости, а завтра им понадобится именно дух, и его они будут искать. 

По правде говоря, его ищет весь мир. И тщета этих поисков приводит к наркомании, депрессии, вспышкам эмоций и насилия, террору… Всё – от внутренней неудовлетворенности, пустоты.

Так вот, современное поколение израильтян уже сбрасывает защитную скорлупу неприкасаемости, уже не скрывается за броней безразличия. Оно ищет наполнения. И хотя люди еще захвачены относительно новыми, постоянно меняющимися материальными приманками, однако в сердцах уже прорастает зерно подлинного внутреннего идеала.

Новый герой

Каким будет новый “герой нашего времени”? Обрисуйте черты завтрашнего израильтянина.

Завтрашний израильтянин – человек, понимающий, что в единении с другими он достигнет максимального процветания и совершенства. Это больше, чем пожизненная обеспеченность к тридцати годам, больше, чем высокопоставленное положение, позволяющее обводить весь мир вокруг пальца, больше, чем известность, успех в глазах публики и прочее.

Он стремится к единству, чтобы только таким способом преуспевать в чем бы то ни было. Он чувствует, что это – самое важное в жизни, поскольку через точку единения он добьется всего: здоровья, денег, благополучия, любви, крепкой семьи…

В доброй взаимосвязи с окружающими исчезают заботы, весь мир – твой. Ты словно живешь в раю. Именно так мы чувствуем жизнь, если объединяемся друг с другом. Ведь благодаря этому возникает симбиоз двух сил: позитивной и негативной. С одной стороны, эгоизм, а с другой, проистекающая из единства положительная сила, которая уравновешивает негатив нашей природы.

Тогда мы испытываем благо, покой – и способны на всё. Подобно плюсу и минусу в электроцепи, две полярные силы в нас подсоединяются к “двигателю” – к обществу, народу Израиля, или даже к малой группе людей – и “двигатель” начинает работать как должно, предоставляя нам небывалые возможности.

Универсальная специализация

Значит, ключ к будущим успехам – не высшее образование актуального уклона, а специализация в объединении?

Да, прежде всего. А далее, через это единство человек добьется успехов в качестве специалиста хай-тека, инженера, бухгалтера и кого бы то ни было. Главное в том, что внутреннее наполнение, удовлетворение он будет получать от доброго взаимодействия с остальными.

Так мы выстроим новое общество, новую индустрию, новый мир. Человек в нем чуток к единству с другими и сразу же видит, как это единство выводит его жизнь на новую ступень. На ступень свободы, независимости, тепла, безопасности – всего того, чего не найти больше нигде.

Возрожденная страна и социальная несостоятельность

Назад к романтическим истокам?

Во времена становления Израиля его жители были очень общительными, коммуникабельными людьми. Они постоянно находились в окружении, которое придавало им сил.

К примеру, как иначе могли бы выходцы из Европы работать под палящим солнцем на прокладке дорог? У них была своя компания, пропитывавшая их радостью, несмотря на лишения.

А затем американизация, покорившая страну, развела, отдалила нас друг от друга. В результате мы оказались разобщены и лишились прежнего товарищеского чувства. Вернемся ли мы к нему, если снова начнем объединяться друг с другом?

Нет. Ведь тогда мы объединялись только из эгоистических побуждений – чтобы заново отстроить страну. Мы хотели добиться успеха и знали, что друг без друга нам не обойтись. Разумеется, человек радовался, чувствуя локоть товарища, – ведь объединение давало защиту. Однако проистекало оно из материальной необходимости. По сути, мы боролись за выживание.

Под прессом пустоты

С другой стороны, в наши дни выживание уже не стоит на повестке дня, и к потребности в единстве мы приходим вследствие внутренней пустоты. Люди материально преуспели, стали адвокатами, программистами, банкирами и пр.

Наша маленькая страна на многое способна. Однако человек опустошен, он не чувствует, что реализует себя по-настоящему. Дело доходит до того, что даже высокий оклад и материальное благополучие не дают покоя.

Нет больше пресса насущной необходимости, но израильтянин становится более чуток к идее единства – именно из-за внутренней пустоты. Причем он уже не хочет прикрывать ее гордыней, деланным безразличием к окружающим и культивируемой “самостью”, которая лишь разобщает народ. Нет, теперь он со всей серьезностью относится к своему состоянию. Ведь он видит, что, в конечном итоге, жизнь его пуста и бесплодна.

Но ведь и этот стимул тоже эгоистичен?

Верно. Но раньше люди рассчитывали на что-то, кроме единства. Им казалось, что, возродив страну, овладев знаниями и профессиями, они обретут счастье.

А сегодня человек сидит в квартире, иногда один-одинешенек, с компьютером и смартфоном, с огромным телевизором, с холодильником и микроволновкой на кухне – и, как будто не нуждаясь ни в чем, теряет смысл: “Куда мне податься?”

Решение еврейского вопроса

Дело в том, что наше эгоистическое желание наслаждений выросло, развилось и требует уже более сокровенного наполнения. Это новое наполнение несет социальный характер, оно целиком базируется на единении между нами. Неслучайно все сегодня указывают на общественные недуги, даже премьер-министр.

В целом, общество уже понимает, что ключевая проблема народа Израиля – это именно проблема социума. У нас есть всё необходимое, мы можем процветать и добиваться больших успехов – если только разрешим основной вопрос. И наоборот, оставив его без внимания, мы будем скатываться всё ниже, и нам не помогут никакие достижения ни в каких сферах.

Чего жаждет еврейская душа

Когда-то евреи со всего мира тянулись к земле Израиля, воевали за нее, испытывали личную ответственность за страну. Я сам в свое время был отказником и лез из кожи вон, чтобы попасть сюда.

Это было трудно и опасно, поскольку в те времена за подобное сажали в тюрьму. И все-таки мне удалось “проскользнуть между каплями дождя”.

Однако из поколения в поколение былое чувство ослабевает. И это естественно. Разве должны мои дети пройти тем же путем?

Не надо тосковать по былому. У новых израильтян сложится новое отношение к своей стране, не такое, как у дедов. Они не будут целовать древнюю землю, сажать сады и петь душевные песни на берегу Кинерета.

У них другой подход, другое понимание и ощущение, другое восприятие. И им нужны другие песни о связи со своей страной, тоже трогательные, но современные. Я уверен, что уже сегодня в израильтянах есть эта точка, и надо только понять, как разбудить ее.

А потому, если и винить кого-то, то родителей, которые не организовали для детей необходимую поддержку, не придали им верное направление. Но, с другой стороны, они и сами росли не в лучших условиях.

Одним словом, в контексте ценностей единства, молодое поколение израильтян, безусловно, испорчено, однако в нем заложен высокий, очень чувственный потенциал, и оно готово откликнуться на верный посыл.

Всё зависит от воспитания. Дай человеку попробовать единство “на вкус”. Этого он не найдет больше нигде в мире, даже в Америке, хотя там евреев больше, чем в Израиле.

Именно здесь – то особое место, где евреи способны объединиться. И в этом наше предназначение. Еврейская душа стремится к единству, ради этого мы были созданы как народ. Донося до человека это чувство, мы вливаем в него жизнь. Дай ему главное – и он уже никуда не уедет.

Вопрос: Неужели это настолько хорошее ощущение?

М. Лайтман: Оно наполняет весь внутренний мир. Благодаря ему человек словно выходит из “скорлупы” собственного тела, воспаряет и простирается между всеми. Все – братья, он с ними, а они с ним, как одно целое, с одним сердцем, в едином ощущении.

Человек избавляется от ограниченности этого мира, он как будто находится вне материи. И всё благодаря той самой точке единения, заложенной в нас изначально.

Опубликовано в Духовный смысл праздников, Роль Израиля