Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Без народа Израиля нет Земли Израиля

Еврейский народ многие годы жил в изгнании, мечтая вернуться на землю обетованную. Но после того, как эта мечта осуществилась, и мы прожили в своем государстве несколько десятков лет, это стало привычным и обыденным.

Многие не понимают связи еврейского народа с землей Израиля. Они чувствуют себя просто израильтянами, а не частью длинной цепочки евреев, прошедших долгое изгнание и, наконец, вернувшихся на свою землю.

Есть ли связь между современным государством Израиль и той землей, на которой оно находится? Можно ли было в 1948 году создать еврейское государство в каком-то другом месте, например в Уганде, как это предлагалось?

Мы видим, что Авраам привел еврейский народ именно на землю Израиля. Он собрал в свою группу людей из Древнего Вавилона и хотел создать из них новый народ по идеологическому принципу: связанный не материальными генами, а особым духом, любовью к ближнему как к самому себе, всеобщим единством, подъемом над эгоизмом.

Каждый в этой группе выходил из себя навстречу другим, отрываясь от своего эгоизма, и ощущал свою жизнь через общество. Еврейский народ объединился на основе этой идеологии.

Авраам с самого начала понял, что географическое место, соответствующее духу любви ближнему – это земля Кнаан, то есть будущая земля Израиля. Он специально привел своих учеников на эту землю, хотя у него была возможность повести их из Вавилона в любом направлении из 360 градусов.

Он мог бы пойти на восток, в Индию или Китай, на север, в Европу или Россию, на юг в Африку или Саудовскую Аравию. Но он отправился именно сюда, потому что у материальной земли есть духовный корень. И тип людей, живущих согласно избранному им духу любви к ближнему, как один человек с одним сердцем, обязан жить именно на этом участке земли.

Если же они поселятся в другом месте, то не будет соответствия между этой группой и землей. Земля не даст им силы. Это может показаться мистикой, но мы видим, что место, на котором живут люди, влияет на них, придавая им новый характер, даже новые черты лица.

Примером тому, огромная разница между ашкеназийскими евреями, жившими в Европе, и сефардскими евреями, которые после изгнания из Испании переселились в Африку. Они отличаются и характером, и внешним видом. Так же сильно отличаются от европейских евреев евреи, живущие в средней Азии.

Очевидно, что живя в каком-то месте земного шара, человек получает от земли особые силы, формирующие его характер, свойства, подход к жизни – внешний образ и внутренний. Авраам видел, как духовные силы воздействуют на материальную землю, и потому привел евреев на землю Кнаан, в Израиль.

В книге Зоар и у Ари описаны особенности земли Израиля и всей области вокруг нее: Иордании, Сирии, Ливана, Египта, Вавилона, которые отличаются от всего остального мира. Авраам чувствовал это. Человек, постигающий духовный корень, ощущает его связь с материальной ветвью.

Поэтому не случайно было выбрано место для основания Иерусалима, а в нем Масличная гора. Каждый самый маленький кусочек земли в Израиле очень особенный.

Посмотрите, какая огромная разница между Галилеей и пустыней Негев, морским побережьем, областью Иерусалима, Иудейскими горами, Эдомскими горами. Ни в каком другом месте мира нет такого разнообразия и резких противоположностей между силами, действующими на таком небольшом участке земли.

Я был в разных концах мира, и если просто выбирать хорошее, удобное место для жизни, вне связи с духовными корнями, то есть множество красивейших мест, с богатейшим природным потенциалом и возможностью основать там народ и государство.

Но евреи поселились именно на земле Израиля, за право обладания которой борются другие народы с таким упорством, будто это не просто песок, а золотой песок. Мы видим, что взгляды всего мира устремлены на эту землю. Видимо все чувствуют, что она обладает особой силой.

Почему не Уганда?

Евреям очевидно, что еврейское государство не может существовать ни в каком другом месте. Когда-то предлагалось основать еврейское государство в Уганде, и это замечательное место по своим условиям.

Предлагался также Мадагаскар – прекрасный изолированный, огромный остров, на котором можно было построить сказочную страну.

В то время на Мадагаскаре почти никто не жил, кроме нескольких примитивных племен. Можно было бы купить остров в Тихом океане или Средиземном море и построить еврейское государство там. Или Соединенные Штаты могли бы выделить участок земли на своей территории и перевезти на него всех евреев, позволив нам делать на нем все, что мы хотим.

Но все это не может иметь успеха. Ясно, что это не будет народом Израиля и там не может существовать государство Израиль. А народ не может существовать без государства на протяжении долгого времени. Это снова будет состоянием изгнания.

Возникает вопрос: достойны ли мы уже освобождения, то есть построения государства Израиль и может ли это государство существовать в каком-то другом месте, кроме земли Израиля?

Когда-то в России, еще до репатриации в Израиль, я думал над этим вопросом, пытаясь оценить другие возможности при виде тех трудностей, с которыми сталкивается государство Израиль.

Я чувствовал, что должен жить в еврейском государстве, но тогда мне было не так важно, где оно находится. Если бы оно было в другом месте, я поехал бы туда. Я просто хотел выйти из-под власти чужого народа и жить в своем государстве.

Но теперь я, конечно, полностью убежден, что государство Израиль не может существовать ни в каком другом месте, кроме этой земли.

Место духовного рождения народа

Почему вы говорите, что народ не может долгое время существовать без своего государства, если еврейский народ уже существует в изгнании две тысячи лет?

Мы не соответствуем внутреннему определению народа Израиля в том виде, в каком существуем сейчас. Народ Израиля обязан быть объединенным в одно целое, как один человек с одним сердцем, каким его основал Авраам.

Если же мы просто съезжаемся в одно место – это еще не народ Израиля и не государство Израиль, а временное собрание изгнанников, куда каждый привозит свои галутные привычки.

Но все другие народы так и живут, просто собираясь в одном географическом месте?

Действительно, например, в США проживают представители всех народов мира. На территории Нью-Йорка есть особый район, называющийся Китайский город, где живут одни китайцы. Многие из них даже не знают английского языка, прожив там всю жизнь – достаточно одного китайского.

Но это совершенно другой случай. У этого народа нет духовного корня, обязанного объединять их в один народ. Они стали народом благодаря материальному корню, выйдя когда-то из одного племени и с тех пор существуя как народ.

Поэтому они чувствуют связь между собой и с Китаем, но у них нет цели исполнить свою миссию, как у народа Израиля. И весь мир не ждет от них этого, не фокусируется на них, как антисемиты на евреях. У них нет особой миссии в истории человечества и его развитии, поэтому они могут свободно перемещаться по земле, словно цыгане.

В современном мире люди свободно переезжают из страны в страну. Это не мешает им оставаться китайцами или арабами, которые разъехались по всему миру и открыто заявляют, что хотят обратить его весь в ислам.

Арабам не мешает то, что они живут в другой стране. Они свободно принимают к себе людей всех национальностей: итальянцев, испанцев, англичан – главное, чтобы они исповедовали ислам. Им не важно, где жить, ведь у них нет цели, заданной в программе природы, которую они обязаны реализовать.

Десять процентов населения Франции – мусульмане, арабы, эмигрировавшие туда из Африки и Ближнего Востока, но они не считаются находящимися “в изгнании”. Почему переезжая из Алжира или Туниса в Париж, человек не считается в изгнании, а еврей, живущий не в Израиле, называется изгнанником?

Потому что у других народов нет цели вернуться на место своего духовного рождения, которым является земля Израиля, и жить именно там. Если народ Израиля возвращается на свою землю и строит свое государство, то это считается для него освобождением.

Как государство Израиль влияет на развитие еврейского народа и его становление?

Государство Израиль дает нам возможность быть народом. Одно неразрывно связано с другим. Мы не можем быть народом Израиля без государства Израиль с преимущественно еврейским населением, что позволяет нам свободно жить в своей стране.

Это обязательное условие существования народа, живущего в своем государстве и способного выполнить свою историческую миссию, то есть показать всему миру пример единства.

Весь мир, глядя на нас, должен понять, что он тоже обязан объединиться, чтобы правильно продвигаться добрым путем к следующему этапу эволюционного развития всего человечества.

От “Я” к “МЫ”, а от “МЫ” к “ОДИН”

Еврейский народ может исполнить свою миссию, только живя на земле Израиля. Ни в каком другом, даже самом благоприятном месте, мы не сможем создать государство и народ.

Допустим, нам сейчас предоставят какую-нибудь прекрасную область в США, например Северную Каролину, и скажут: стройте на ней государство Израиль, как хотите. Но мы не сможем построить там свою страну и себя как народ, даже если получим деньги, силы и помощь со всего мира.

А в Израиле нам это удалось?

Нет, но мы еще и не пытались. Государство Израиль, которое мы еще не построили – это такое образование, где люди живут вместе, как один человек, и из этого одного организма управляют собой как народом и государством.

Управление должно быть в руках мудрецов, которые понимают, по каким критериям строится единство народа Израиля, устремленного к высшей цели, то есть к всеобщему объединению. Это словно Санедрин, существовавший в древности.

Речь идет не о том, чтобы эти люди были религиозными, а чтобы они постигали программу творения, знали об особом предназначении народа Израиля и могли вести его к этой цели, к выполнению этой миссии.

Государство Израиль – это те рамки, внутри которых собирается народ Израиля, и все больше и больше объединяется, приближаясь к цели творения, то есть становясь одним человеком с одним сердцем. Каждый отменяет себя перед остальными настолько, что мы достигаем полного равенства, в котором не чувствуется никакого отличия между нами.

Мы становимся настолько едиными, что ощущаем себя не как “я”, и даже не как “мы”, а как “один”. От “я” мы приходим к “мы”, а от “мы” – к “один”. Такое возможно лишь за счет нового, продолжительного и непростого образовательного процесса, который можно реализовать только в государственных рамках.

Поэтому во главе государства должны стоять люди, понимающие это и чувствующие, то есть мудрецы. Сказано, что мудрец видит новое зарождающееся состояние.

И для этого необходимы государственные рамки. После выхода из Египта мы тоже пришли на землю Израиля лишь тогда, когда должны были уже стать одним народом, вместо двенадцати разных колен, вместо толпы, бежавшей из Египта. И это можно реализовать, лишь входя в новые рамки, называющиеся государство Израиль.

Вся страна – моя любимая семья

Несколько десятков лет назад было провозглашено о создании еврейского государства на земле Израиля. Но вы утверждаете, что мы еще не создали его, поскольку наш народ не чувствует единства словно один человек с одним сердцем?

Даже уже с самого начала мы не собирались здесь с правильным намерением. Предводители сионистского движения ничего не знали о подлинной миссии еврейского народа, о необходимости достичь единства как один человек с одним сердцем.

Люди приезжали в Израиль, спасаясь от погромов, от тяжелой жизни. Они искали в Израиле убежище для евреев, но не собирались создавать тут рамки, необходимые для построения подлинного народа Израиля на земле Израиля. Бааль Сулам встречался с Бен Гурионом и пытался объяснить ему эту идею, но тот ее не понял.

Построение государства Израиль – это процесс формирования особых отношений в обществе, призванный в итоге привести группу собравшихся на этой земле людей к такому состоянию, чтобы они почувствовали себя словно один человек с одним сердцем. Об этом написано в наших первоисточниках, но никто не понимает, что под этим подразумевается.

Для этого необходимо дать людям новое образование, в результате которого народ Израиля заново возродится на земле Израиля. Это и будет подлинным государством Израиль, ведь оно определяется особыми отношениями между людьми.

И это государство должно существовать именно на этом месте, в этих географических границах, потому что все уровни: неживой, растительный, животный и человеческий обязаны соединиться.

Очень важен неживой уровень – земля. Не случайно Авраам выбрал именно это место. Казалось бы, почему он не мог построить такое же общество в Вавилоне, а должен был увести свою группу так далеко? От Вавилона до земли Израиля совсем не близкий путь, если идти пешком с женщинами, детьми, стариками, больными.

Как должно выглядеть идеальное израильское общество и чем оно отличается от сегодняшнего?

Оно отличается во всем. То, что у нас есть сегодня – это не государство Израиль. Это место должен населять единый народ, живущий словно один человек с одним сердцем. Отношение человека ко всему своему народу должно быть таким, как к своей любимой семье.

Члены семьи определяются материальным родством, но любовь – это чувство в сердце, то есть духовное.

Вопрос: Я должен любить всех, независимо от их взглядов: религиозных, светских, левых, правых?

М. Лайтман: Прежде всего, любовь должна покрыть все преступления: что бы ни было, а я всех люблю. Так религиозные евреи должны относиться к светским, светские к религиозным, марокканцы к ашкеназам, ашкеназы к йеменцам и т.д.

Над всеми различиями раскрывается зонтик любви. Мы обязаны такого достичь, и тогда увидим, что все различия между нами как раз способствуют усилению любви. Все наши разногласия превратятся в полезные и приведут к взрыву любви и радости от того, что мы настолько разные и в то же время объединенные.

Одно обязано строиться на другом: огромные различия и над ними – единство.

Опубликовано в Роль Израиля, "Плавильный котел" для единой семьи, Антисемитизм, Избраны служить миру