Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Народ, не оставляющий братьев в беде

Израильтяне любят приключения. Многие из них отправляются в далекие уголки Земли, на самые экстремальные маршруты. Им нравятся “вызовы природы”, будь то леденящий кровь рафтинг или хотя бы трек вокруг Аннапурны – не самый опасный туристский маршрут в Непале, который внезапно стал трагической темой новостей. Вообще, люди стремятся покорить природу, побывать на вершине, в прямом и переносном смысле, что нередко стоит им жизни. Откуда в нас берется это желание?

Действительно, некоторых очень влечет этот вызов. К примеру, кто-то чувствует, что просто обязан пересечь океан на утлой лодке или обогнуть мир в парусной регате.

Познание и покорение природы придает человеку чувство внутреннего удовлетворения. Какими бы трудными ни были препятствия на пути, природа не изнуряет нас морально, а напротив, наполняет, обновляет, исцеляет, вдыхает жизнь. Ведь мы все-таки – ее дети в физическом смысле, и только в своем развитии на человеческой ступени отдаляемся от природы, желая утвердиться над ней.

Что касается путешествий и приключений, полагаю, в удельном расчете, никто не сравнится с израильтянами в “вылазках” на экстремальные маршруты, в “побегах от цивилизации”, в вечных прорывах туда, где есть шанс испытать себя природой. Израильтян можно встретить во всех уголках Земли, и людям иногда трудно поверить, что нас тут всего шесть миллионов населения.

Этот порыв вызван и тем, что сама страна очень мала, и тем, что наше желание очень развито – мы хотим всё больше познавать, чувствовать. Правда, как правило, людей удовлетворяет прогулка по центру Парижа или Лондона, и все же речь идет о глубоко укорененном желании: мы хотим познать мир, в котором живем, и через него – более высокую реальность, силу, которая управляет миром. В нас заложен этот позыв. Когда-то мы уже соприкоснулись с универсальной силой, установили связь с ней и со всей системой мироздания. И теперь эта память, называемая в науке каббала “решимо”, кроется в нас, побуждая снова и снова устремляться к тому же.

А потому, глядя на современные “приключения” израильтян, принимающих туристические “вызовы природы”, я вижу в этом переходный этап, который побудит нас в итоге познать природу не только вширь, но и вглубь. Спустя какое-то время люди поймут, что во всех этих экскурсиях нет ничего особенного, что они довольно пусты, бессодержательны, что знакомиться надо не с водопадами и экзотическими магазинчиками – хотя и в этом есть свой шарм, – а с огромной, глобальной системой природы, пребывающей в высшей, “божественной” гармонии. Познавать ее, включаться в нее – это действительно прекрасное наслаждение. К этому ведет человеческое развитие, и будем надеяться, что осталось немного.

И вот тогда, в поиске новых маршрутов, люди обратятся к новому путеводителю – к науке каббала.

 Значит, вызовы, сопряженные с физической опасностью, можно заменить чем-то другим?

Да, вызовами духовными, экскурсиями не тела, а души, восхождением на вершины духа. Это потрясающее приключение, но оно требует от человека большего мужества, большего геройства, чем, скажем, Гималайский хребет. Ведь взбираясь на Эверест, альпинист, по сути, удовлетворяет свое эго, идет рука об руку с внутренним эгоистическим позывом. Здесь же он должен вести борьбу с самим собой, восходя на духовный пик.

Эта упоительная вершина распахивает перед ним бесконечный мир и бесконечную жизнь, раскрывает такие поля природы, каких не найти в нашем измерении. Однако чтобы попасть туда, человеку придется сменить свое начало, придется поработать против своего эгоизма, оставить под собой “гору” собственного естества, возненавидев ее.

Альпинисты тоже преодолевают себя, тоже испытывают своего рода ненависть к горе, которую покоряют, которой хотят “овладеть”. Это отчасти напоминает духовное восхождение, когда я должен воцаряться над “горой” своего эгоизма, должен ненавидеть ее, но не до нивелирования – а так, чтобы подниматься над ней. И в этом – мой высочайший вызов.

Будем же надеяться, что люди поймут, какие удивительные маршруты их поджидают, какие головокружительные вершины обещают им приключения, несравнимые ни с чем из того, что может предложить матушка-Земля.

Пускай я не покорял восьмитысячники, однако за свою жизнь повидал почти все чудеса природы мира. И могу сказать: несравненно прекраснее то приключение, которое мы переживаем, покоряя горы в себе…

Приключение на горе сомнений

Когда мы возвышаемся над собой, над своим эгоистическим естеством, меняет ли это внутреннее восхождение нашу связь с внешней природой?

Оно позволяет по-настоящему объединиться с Природой в целом.

Стоя на вершине Эвереста, человек видит себя великим, сильным, добившимся своего покорителем. Эгоистический порыв к власти удовлетворен. Теперь ему будет что рассказать и вспомнить. И что дальше? Ничего. Дальше он начинает спуск вниз.

Духовное восхождение – совсем иного рода. Здесь “гора” (hар – הר) означает “сомнения” (hирhур́им – הרהורים). Я полон сомнений, я колеблюсь, подниматься или нет, преодолевать или нет. Это целый процесс, для прохождения которого мы и получили науку каббала. Она поможет нам в качестве проводника на пути.

Здесь важно понимать: я поднимаюсь над нашим миром, над Вселенной, надо всем. И тогда, глядя сверху на Землю, я вижу ее насквозь, вижу всю природу, все ее механизмы и их неразрывную взаимосвязь. Луна и Солнце, планеты и звезды, наша галактика – везде я вижу нити нераздельности и начинаю ощущать подлинное совершенство. Но я не властвую над всем этим, а отождествляю себя со всем, включаюсь в систему.

Вот почему это “приключение” ни с чем не сравнить. Ведь мы познаём совершенство, которого не найдешь ни на одной из земных вершин, ни в одной из океанских впадин.

Разве альпинист, взбираясь на гору, не преодолевает себя и не взирает затем с высоты на весь мир? Дело тут не только в физически покоренной вершине. Чем именно это преодоление отличается от духовного?

Любой спортсмен должен преодолевать себя, прыгая над планкой, устремляясь к финишной черте, поднимая штангу. Да и в обычной жизни я ежесекундно должен преодолевать различные трудности и продолжать путь. Это естественное для нас состояние.

Но в духовном преодоление устремлено не против природы, а вместе с ней – чтобы постоянно добавлять равновесие, единение, слияние между мною и всей природой. И потому, продвигаясь в этом направлении, я никогда не попадаю в беду – не оказываюсь под снежной лавиной, не тону в бурной реке. Напротив, я раскрываю природу всё более дружелюбной ко мне, поскольку иду ей навстречу, к спайке со всеми ее уровнями: неживым, растительным, животным и человеческим. И главное здесь – именно человеческая ступень, на которой я должен достичь любви к ближнему, как к себе.

Вот и выходит, что тем самым я прихожу к новым формам связи, и мне больше нечего бояться. Никогда со мной не случится несчастье, никогда я не причиню ничего плохого ни себе, ни другим, ни человечеству в целом. Таков путь к равновесию, к гармонии – вопреки геройству всех тех, кто поднимается на горные пики и спускается в глубины океана. Их преодоление – суть стремление к власти, свойство Фараона.

Каким образом предотвращаются несчастья?

Благодаря равновесию. Человек – высшее звено природы, и потому, если он устанавливает баланс, то вся природа пребывает в равновесии. А если человек, наоборот, вызывает дисбаланс, то создаваемое им в природе неравновесие в итоге вредит ему сильнее, чем всем остальным.

Как именно человек вызывает равновесие?

Желая, чтобы в равновесии пребывало всё человеческое общество. Здесь требуется участие, соединение, равенство, взаимная забота, когда весь мир превращается в одну любящую семью. Равновесие между людьми, безусловно, приведет к верному отношению к природе в целом. И тогда мы познáем ее всеобъемлющую силу, формулу гармонии, которой она проникнута, универсальный Закон всей Природы. Мы постигнем, что нет ничего, кроме Него, и что Он добр и творит добро. Мы отождествим себя с этой общей Силой общей системы, полностью постигнем ее – и в этом цель нашего развития.

К этому мы должны прийти в ближайшие годы с помощью науки каббала. Уверен, что это осуществится быстро и, будем надеяться, наилучшим образом.

Народ, не оставляющий братьев в беде

Выезжая за границу на различные туристические маршруты на лоне природы, израильтяне, как правило, держатся вместе, дружной компанией. Неслучайно во время непальской катастрофы местные жители были удивлены тем взаимным поручительством, которое проявили израильские туристы и врачи, прибывшие на помощь пострадавшим. Каковы корни этого явления?

Традиционные психологические объяснения звучат примерно так: наш народ много страдал в изгнании, где взаимопомощь была необходима, чтобы выжить. Как следствие, взаимовыручка, взаимная забота стала частью нашего естества.

Однако, по сути, дело в другом. Корень нашего взаимного поручительства кроется глубже – еще в той эпохе, когда мы только стали народом, выйдя из Древнего Вавилона. Авраам провел нас оттуда в ханаанскую землю, и именно он сплотил пошедших с ним вавилонян в единую группу под названием “Исраэль”. “Исра” (яшар) означает “прямой курс”, а “Эль” – это “Природа”, а также “Бог”, поскольку числовые значения (гематрия) этих слов совпадают. Собственно, их единство мы и обнаруживаем через принцип любви к ближнему, как к себе, когда включаем в него всю Природу и там раскрываем Высшую силу, которая управляет ею в общей гармонии.

Итак, когда-то мы были внутренне спаяны, как один человек с одним сердцем, и это укоренилось, сохранилось в нас, несмотря на крушение, на разбиение, на беспричинную ненависть, в которую мы затем упали и которая уничтожила “Храм” – наш общий духовный сосуд, духовное поручительство, царившее меж нами.

И несмотря на две тысячи лет изгнания, в нас до сих пор остались эти осколки, отголоски былого единства. Будем же надеяться, что нам удастся заново воспламенить и объединить эти искры, чтобы их силы оказалось достаточно для возврата к братской любви народа Исраэля, в котором все – товарищи, поручители друг другу.

Именно так мы – а затем и весь мир – приведем себя в соответствие с Природой. И тогда, благодаря подобию свойств, она станет дружелюбна к нам. Весь смысл – в том, чтобы достичь равновесия, единения с ней. Для этого и нужны искры былых времен – с их помощью мы должны объединиться и стать “светом для народов”, т.е. показать всему миру, как достичь всеобщего единства.

И тогда человек будет не властвовать над природой, а пребывать в гармонии с ней, поддерживая ее общую гармонию.

Опубликовано в Роль Израиля, Культура, традиции, Избраны служить миру