Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Авраам и Нимрод – спор, затянувшийся до наших дней

Поговорим о далекой, а на самом деле очень близкой истории – истории Вавилона, истории Авраама. Это было 3800 лет назад…

М. Лайтман: У меня вообще иное восприятие истории. Для меня вся она живет и сейчас. И Греция, и Рим – всё живо сегодня, потому что невозможно без этого. Всё существует вместе с нами в одно и то же время.

Действительно, порядка 3800 лет назад существовала древневавилонская цивилизация – прообраз нашей. От нее пошел весь процесс, она дала толчок для развития современной цивилизации.

В те времена произошел очень интересный перелом – можно сказать, внутренняя революция в человечестве, которое целиком было сконцентрировано в одном регионе. До тех пор оно представляло собой нечто вроде коммуны, семьи, не самой дружной, но и не склочной. И вдруг всё переменилось.

Дело в том, что человек является носителем эгоизма. Этим мы и отличаемся от животных. Пока эгоизм был послушным, мы спокойно обустраивали свою жизнь – такой вот патриархальный “домострой”. Когда же эгоизм вдруг “взорвался”, разбушевался в нас, мы оторвались от животного мира и стали действительно людьми, “человеками”.

Это и положило начало прорыву в сегодня – к тому уровню эгоизма, который правит миром в наши дни.

Довавилонские цивилизации были намного более примитивными, не эгоистическими. Разумеется, и для них характерна иерархия, правители, войны, но еще не было такого понятия как “толкающий нас вперед эгоизм”. Говоря иначе, люди не осознавали, что эгоизм управляет ими, разделяет их, приводит их к взаимной ненависти, требует “подняться до небес”, жаждет всем управлять, всех подавлять. Еще не было этого явственно эгоистического взгляда на жизнь.

И вдруг дремавшее до того эго вспыхнуло с небывалой силой. Его олицетворением стал царь Нимрод, который правил в то время вавилонской цивилизацией.

И тогда же появился другой прообраз, положивший начало еврейскому народу, – Авраам.

Надо сказать, он происходил из очень уважаемой семьи. В те времена одним из устоев общества была преемственность поколений, поскольку всё передавалось по наследству – так же, как передавались до недавнего времени ремесла и другие умения.

Терах, отец Авраама, был великим духовным предводителем народа, настолько почитаемым, что в их семье изготовляли божков. Это можно понимать в обычном смысле слова – они делали изваяния идолов и сопутствующие аксессуары. Но можно говорить и о том, что они “изготовляли” идеи, концепции – то есть говорили о божественном, по-своему объясняли его народу.

И потому я бы даже сказал более – они являлись основателями духа Вавилона. Не Нимрод, а именно семья Авраама. Это было четкое разделение властных полномочий: с одной стороны, власть государственная, “полицейская”, военная – Нимрод, а с другой стороны, власть духовная – Терах и за ним Авраам. Все они были очень сильными личностями.

И вот, в какой-то момент, из определенной точки своих исследований, видя, как жестко и быстро развивается эгоизм у людей и у него самого, Авраам в своих поисках высшей, общей, глобальной силы, управляющей всем, находит эту интегральную систему управления мирозданием. Его главный вопрос состоял в том, что у всего в мире должно быть нечто общее, обеспечивающее, в качестве базы, свой единый принцип и ведущее мир к определенной цели. Ведь мы видим, как всё круговращается и, даже откатываясь назад, одновременно продолжает поступательное движение, подобно ободу колеса.

Так вот, исходя из фактов и исследований, Авраам сумел напряжением воли проникнуть в эту систему, пройдя через ее “фильтр”, “завесу”. А “фильтр” на самом деле очень прост – он находится между нами. Оказывается, вход в следующий мир, в следующее измерение – там, где между людьми можно найти явственный “мостик”, где между ними исчезает противостояние и возникает четкое соответствие – такая связь, когда они “растворяются” друг в друге. В этот момент между ними появляются “врата”, вход в следующее измерение – словно искривление пространства. И ты проходишь в него.

Ничего тут нового нет. В нашем мире имеются три составляющие: неживая, растительная и животная. А человек, если он может вопреки своему эгоизму нивелировать его относительно других, если может подняться над своим эгоизмом, аннулировать его вместе с кем-то другим, тогда он вступает в новое свойство, которое и является входом в следующее измерение.

Как Авраам из своих наблюдений сумел разглядеть, что самое главное кроется между нами?

М. Лайтман: Он увидел, что вся система мироздания интегральна и добра, что все ее части поддерживают друг друга. Она взаимозависима, она едина.

Но тут возникает один вредный, противный “нюанс” – человек со своим себялюбием. По сути своей, “животное”, но в нем – эгоизм. И этот эгоизм заставляет его развиваться совершенно неправильно – против других, вопреки другим, вопреки всем: неживой, растительной и животной природе. То есть не находиться с ними в гармонии, в гомеостазисе, а выходить за его пределы, рвать всё и всё подчинять себе.

Для чего? Неважно! Какая цель? Никакой цели! Только бы удовлетворять этот пылающий внутри эгоизм.

Авраам понял глобальную систему природы и абсолютно противоположный ей настрой человека. Тогда и стало ясно, что проблема – в человеке, в том, чтобы привести его к гармонии, к подобию природе. А как привести? – Настроив на правильные взаимоотношения с неживой, растительной, животной, а главное, с человеческой природой – в обществе.

Так, взирая на природу, Авраам увидел идеал, а глядя на человеческое общество, увидел противоположность идеалу. Теперь задача заключалась в том, как сопоставить две эти системы. И тогда он понял, что вся проблема – в реализации принципа “Возлюби ближнего, как себя”.

А вавилонская цивилизация тем временем, как и наша сегодня, столкнулась с процессами глобализации и замкнулась на себе. Ведь это была маленькая цивилизация – около трех миллионов человек, которые жили в ограниченном пространстве между Тигром и Евфратом в Месопотамии.

Кстати говоря, они были довольно серьезно развиты. Оттуда пошла астрология и эзотерика, там зародилось то, что сегодня называется “нью-эйдж”, там были магазины, ватерклозеты, водопроводные системы. Многие жители современного мира могут позавидовать вавилонянам. У них всё было в высшей степени организованно, аккуратно и красиво. Мы просто не представляем, как они жили.

Но вдруг всё это “взорвалось” изнутри. Буквально взрывным импульсом на глазах у Авраама за каких-то десять-двадцать лет поднялся эгоизм – и они начали ненавидеть друг друга. Это стало, своего рода, “малой глобализацией”, из-за которой жители Вавилона, тесно взаимосвязанные, больше не могли жить вместе.

По большому счету, то же самое происходит и сегодня: с одной стороны, мы должны быть вместе, а с другой стороны, это невозможно.

И тогда вспыхнувший эгоизм заставил вавилонян строить зиккурат – “башню до неба”. Таково непосредственное, инстинктивное, естественное выражение эгоизма, его продолжение в действии.

И возникла новая “религия”: “Мы должны поклоняться своему эгоизму, мы должны подняться выше небес, мы должны всё открыть, мы должны достичь всеобщего благосостояния, а может быть, и равенства, братства. Мы должны покорить всю природу. Всё это в наших силах…”

Как это похоже на лозунги современной эпохи: коммунистические, нацистские, либеральные, потребительские – какие угодно. Все вместе взятые, они выдвигались там.

Поскольку процесс шел очень быстро, в обществе началось сильнейшее брожение. Создались большие “партии”: за Нимрода, против Нимрода и т.д. Однако Нимрод был очень серьезным лидером, а Терах, отец Авраама, служил ему, что называется, правой рукой, духовным руководителем народа.

И Авраам, как сын и ученик, должен был, в общем-то, идти по той же стезе. Преемственность всегда приветствовалась в истории человечества, и особенно – в то время.

Но тут получилось очень интересно: Авраам из своих исследований раскрывает совершенно иную картину: оказывается, эгоизм дан не для того, чтобы руководить нами, а для того чтобы мы им руководили и с его помощью, поднимаясь над ним, действительно восходили к небесам. Но не к тем “небесам”, куда поднимает нас Вавилонская башня, а к тем небесам, куда мы поднимаемся над ней, вопреки ей, вопреки своему растущему эгоизму. То есть это совершенно другая система!

Выходит, Нимрод, понимая, что эгоизм разделяет людей, предложил рассоединиться, рассеяться по Земле, а посыл Авраама, наоборот, состоял в том чтобы соединиться и работать над этим эгоизмом?

М. Лайтман: Здесь было несколько течений.

Первое сходно с современными тенденциями: “Несмотря на то что есть эгоизм, мы все-таки будем бороться против нашей природы. С помощью науки, культуры, воспитания мы будем сглаживать свое себялюбие, не позволяя вырваться на волю этому “псу”, что сидит в каждом из нас”.

Другое течение, наоборот, гласит: “Рви других на части и властвуй, кто кого. Благодаря этому мы будем двигаться вперед. Вся жизнь – борьба, соревнование, эгоистическая конкуренция, и выживает сильнейший, как в природе”. Во всяком случае, нам кажется, что так происходит в природе.

Это и есть посыл Нимрода?

М. Лайтман: Нет. Нимрод считал, что настоящее цивилизационное развитие достигается равновесием. Но равновесием не с природой, а с эгоизмом. “Мы с тобой соседи. Мы не ладим между собой, совершенно как соседи. Кто-то не там выкинул мусор, хлопнул дверью, у кого-то шум мешает другим спать и т.д. Но вот мы разъехались и встречаемся лишь время от времени – и вдруг всё у нас нормально. Мы можем вместе посидеть, выпить пива, вспомнить свою старую “коммуналку”, где выстраивались очереди в ванную и туалет…

Так вот, Нимрод считал, что надо разъехаться. Если мы разъедемся, дадим каждому по маленькой “квартирке”, то мы решим эту проблему. Лишь бы немножко отдалиться друг от друга – и всё будет хорошо.

Это решение он и собирался провести под своим руководством. То есть, в принципе – оставаться на царствии, таким образом решая проблему растущего эгоизма и социальных распрей.

Итак, Нимрод понимает, что эгоизм – это плохо, но, одновременно с этим, надо следить лишь за тем, чтобы народ оставался народом, чтобы все вместе жили хорошо и правильно. “Так построим башню, которая будет олицетворять и наше объединение, и наше расселение, разобщение”.

Это не какая-то глупая затея, это философия: “Я никакого Бога не признаю. Глобализация, интеграция – проистекает из природы, и мы вольемся в нее, не отказываясь от себялюбия. Да, мы можем вместе с нашим растущим эгоизмом развиваться в этой цивилизации спокойно и хорошо”.

То же самое, по сути, говорит сегодня капитализм: каждый в своем домике, в своем углу, на своей частной собственности. Это мое, это твое. У каждого свой надел. А также существует общая власть, государственное устройство и всё прочее.

Таким образом, Нимрод – это любое современное правительство, и вообще, современное миропонимание. И, в общем-то, можно сказать, что отчасти у него получилось задуманное: люди расселились, рассеялись по Земле, что называется, заговорили на разных языках и продолжали жить по законам эгоизма.

Позиция Нимрода понятна и очень рациональна. Он решал возникшую проблему логически. А Авраам пришел с совершенно другой, революционной мыслью, с решением, проистекающим из постижения внутреннего свойства природы.

Сегодня мы столкнулись с той же бедой, только расселяться нам уже некуда. Эгоизм возрос, и мы настолько сцепились, скрепились друг с другом, что не разъехаться. Если бы была еще парочка планет где-то рядом и “мостик” к ним, мы сделали бы еще одну попытку. Но Земля у нас одна, и теперь мы должны решать эту проблему исключительно путем Авраама.

Сегодня набирают силу идеи сепаратизма, изоляционизма. Более того, разделяются и распадаются семьи, дети конфликтуют с родителями и т.д. Каждый ищет свой угол, хоть какой-то, чтобы забиться туда, отрешиться от всех.

И что интересно: на Земле столько места! Я летаю самолетами над этим “шариком” и вижу воочию – человечество занимает всего лишь несколько процентов площади планеты. Но не могут люди уйти друг от друга. Просто не могут. То есть мы дошли до такого состояния, когда дело уже не в площади расселения, не в физическом удалении – мы сцеплены крепко-накрепко…

Так вот, Авраам начал проповедовать свою теорию. Она, конечно, кажется нелогичной, неестественной, неприродной. Ее практически невозможно доказать.

Но есть в ней высокая логика.

Ведь Нимрод, в принципе, не дает абсолютного, кардинального решения проблемы. Он говорит: нам с нашим растущим эгоизмом, который развивается в нас естественным путем, от природы, надо чуть-чуть расселиться.

А Авраам говорит: это нам не поможет, потому что эгоизм усиливается совершенно с другой целью – с тем, чтобы мы над ним поднимались! Не расходились во все стороны, а поднимались над эгоизмом и использовали его именно для того, чтобы соединяться друг с другом, чтобы эгоизм служил нам “подмогой от противного”, то есть обязывал соединяться над ним.

Трудно это понять, трудно с этим согласиться. Но если ты это делаешь, у тебя на самом деле появляется связь со всей глобальной природой. Это строго логический вывод: ты становишься ее интегральной частью, потому что связуешься со всем человечеством и становишься таким же, как неживая, растительная и животная природа. Только, в отличие от нее, ты сам пришел к этому интегральному, общему состоянию.

Тогда ты начинаешь ощущать общую Природу, ее общий закон, ее общую силу, которая называется “Творец”. И ты выходишь на следующий уровень развития – надэгоистический. Теперь ты не своими глазами, не своими животными, телесными чувствами ощущаешь мир, а начинаешь ощущать его через совершенно новую логику, через новые желания – не “животные”, внутриэгоистические, а уже действительно с человеческого уровня…

Итак, все современные тенденции пошли из Древнего Вавилона. Он – основа всей нашей цивилизации, и более того, основа всего нашего духовного развития.

Опубликовано в Путешествие к корням, Роль Израиля