Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Золотые россыпи добрых отношений

С милым человечеством рай и в шалаше

Сегодня мы обнаруживаем, что оказались в особом состоянии – в первый раз за всю историю, придя к общему кризису. Множество ученых, философов, социологов, политологов раскрывают, что проблема заключается именно в отношениях между людьми. От нас не требуется менять общественный строй и строить новые внешние формы.

Мы думали, что за счет развития технологий и новых материалов сможем подняться над сегодняшними проблемами. Казалось, что стоит только навести побольше порядка в экономике, в государственном устройстве, наладить связи между странами – и мы сможем достичь хорошей жизни. Но мы видим, что не помогают ни международные связи, сколько бы мы ни пытались их построить, ни новые технологии.

Допустим, сейчас мы совершим научный прорыв и начнем новую эпоху, создавая любые материалы по заказу, и из них сможем с легкостью производить товары – отпечатывая автомобиль, словно картинку на принтере. Но чем это нам поможет? Сегодня мы понимаем, что проблема не в этом.

Можно создать самые лучшие материальные условия для семейной пары, которая не хочет быть вместе – но ничего не поможет, посели их хоть во дворце. Если же они любят друг друга, то могут жить в маленьком, тесном помещении, и будут чувствовать себя там хорошо.

Можно привести множество подобных примеров. Мы видим по детям, что они тянутся не к чему-то экстраординарному, а просто к тому, что интересно и удобно. Человек следует за своим желанием, и нам надо проверить: куда развиваются наши желания?

Из поколения в поколение мы развивались благодаря своему эгоизму. Прежде всего, он заставил нас обеспечить себе самое основное для жизни: пропитание, семью, продолжение рода. Без этого человек не может существовать, это ясно. И вся наша жизнь была посвящена заботам о своем существовании, чтобы поддержать его насколько возможно.

Затем выросли достижения технологии, которая помогла нам освободить часть трудового дня для других занятий. Тогда мы получили возможность развивать промышленность, торговлю, производить одежду, обувь, начали развивать науку. Уже не все люди были привязаны к земле для добывания хлеба насущного, и кто-то смог заняться наукой, литературой, культурой, на благо всего остального народа.

Затем человечество начало организовываться в разные государства, создавать более крупную и развитую промышленность, открывать новые материки. Человек развивался от того, что развивалось его желание и стремилось завоевать все больше и больше. В итоге, мы уже начали смотреть даже на звезды, думая, как до них достать.

Действительно, в 20-м веке мы уже смогли выходить в космос, проникать далеко вглубь земли и погружаться в глубины океана. Но вдруг наш энтузиазм ко всем этим занятиям стал остывать, и мы начали в них разочаровываться. И в 60-е годы прошлого века приходит особое поколение – хиппи, которое начинает пренебрегать всеми материальными ценностями.

Мы считали, что это просто отголоски Второй мировой войны и избалованность от сытой, хорошей жизни. Но они начали размышлять о другом отношении к жизни, потому что получили новое желание, которое заставило их задуматься: “Для чего мы существуем, зачем проходим через эту жизнь, как через мясорубку, чтобы упасть куда-то в пропасть и исчезнуть без остатка? А из нас еще делают роботов, чтобы мы выполняли чьи-то прихоти – мы с этим не согласны!”

Наши желания разрастались все дальше и дальше, пока мы не достигли всеобщего разочарования во всех своих занятиях. И это даже больше, чем простое разочарование – мы видим, что есть общая тенденция в природе человечества, приводящая нас в упадок, в состояние, когда мы начинаем спрашивать: а что у нас есть в этой жизни?

Мы живем, потому что живем, стараясь чем-то наполнить себя – ведь больше нечего делать. Но человек не чувствует радости от такой жизни, не видит перспективы развития, расцвета. Он просто пытается как-то наполнить себя, за неимением выбора.

Он знает, что выхода нет, и приходится так жить. Все больше людей впадают в депрессию, и именно в поколении, у которого, казалось бы, есть все! Чего еще не хватает? Можешь идти работать кем угодно, получить любую специальность, заниматься искусством, музыкой. Существует возможность иметь любое хобби, путешествовать по всему миру, отдыхать.

Но мы видим, что наше развившееся желание больше не толкает нас ни к чему. Вроде у меня всего достаточно, и больше меня ни к чему не тянет. Это особенность нашего поколения, и так мы пришли к общему кризису. Уникальность его в том, что его можно преодолеть только одним очень необычным способом, который позволяет найти радость и смысл жизни – в связи между людьми.

Мы совсем не ждали этого, не искали и не ожидали такого решения. Но общее отчаяние, пренебрежение всем, что у нас есть в этой жизни, кризис в каждой частной жизни и жизни всего общества, приводит нас к тому, что это становится единственным возможным решением всех проблем.

Наша жизнь превратилась в бизнес

Мы не стремимся к любви друг к другу и хорошим отношениям – но получается, что к этому сводится каждая проблема, которую мы желаем разрешить. Допустим, проблема с медициной: мы перестали верить врачам. Развиваются всё новые методы альтернативного лечения и техники – а всё потому, что благодаря нашему эгоизму, врачевание превратилось в бизнес. Государство обязано вкладывать в медицину треть своего национального дохода – такую же часть, как в оборону.

Это превратилось в настоящий бизнес, и мы потеряли к нему доверие. Мы видим, что нам выписывают ненужные лекарства, просто для того, чтобы нам их продать, и делают множество ненужных анализов, сканирований и проверок. Вместо того, чтобы прийти к одному врачу, который меня вылечит – меня посылают от одного врача к другому, чтобы все могли заработать.

Это пример того, как пропадает вера – эгоизм испортил наши отношения с медициной. И то же самое – в любом другом месте: в отношениях человека с государством, человека с законом, между людьми. Вся проблема в том, что я сталкиваюсь с людьми, которым нет до меня никакого дела или которые хотят обмануть меня – получить выгоду с того, что я попал в беду. Так я чувствую.

Нет человека, который смотрел бы на другого с добрыми намерениями – а лишь с меркантильным интересом. Человек не видит человека, а только выгоду, которую можно с него получить. В такой форме мы теряем не только вкус к жизни, какие-то “непродажные” ценности, но не можем положиться даже на семью. Как сказано: “Ненавистники – в моем собственном доме”.

Наступает ситуация, когда мы не способны справиться ни с экономикой, ни с финансовой системой, ни с промышленностью, ни с чем. Ведь во всё я пытаюсь внести настолько личные расчеты, без всякого учета остальных, что нам требуется множество систем для охраны, защиты, контроля, чтобы один не обманул другого и не всучил ему что-то ненужное или даже вредное, если на этом выиграет.

С такими проблемами мы сталкиваемся повсеместно – в том числе, в культуре, в образовании. И самая большая проблема – с воспитанием детей, потому что нет связи между родителями и учителями, родителями и остальным обществом. Если раньше мы думали, что пусть не мы сами – но хоть наши дети достигнут хорошей жизни, то сегодня мы видим все большее сползание поколений. Каждое следующее родившееся поколение еще несчастнее предыдущего.

Я слышу, как люди говорят: “Зачем рожать детей, чтобы обрекать их на страдания? Мне плохо, но они будут жить в еще худшем мире. Речь уже идет о том, что мир закончит свое существование, из-за того, что мы исчерпали все природные ресурсы или из-за ядерной войны. Зачем же рожать ребенка и обрекать его на такую жизнь? Только чтобы поиграться с ним, пока он маленький? Но это же вам не собачка…”

И человек, действительно, заводит собачку. Посмотришь, почти в каждой квартире есть собака. А чем плохо: я люблю ее, она меня – верная, не доставляет никаких проблем. Еще и выводит меня каждый день гулять…

От недостатка связи между собой люди начали изменять отношения между поколениями: родителями и детьми, бабушками и дедушками. Обычно в мире существует одновременно три поколения – и мы видим, что между ними совершенно нет связи.

А также нет связи со своей страной. Человек свободно выбирает, где ему легче жить – там или здесь. Если он не боится чужого языка и других условий, то переезжает из страны в страну, не чувствуя связи ни с одной из них. Есть люди, которые странствуют по всему миру и так находят себя, не желая принадлежать ни одной стране. Но все же, внутри человека живет это требование – к душевному теплу, родному углу, ощущению дома, ведь такова наша природа.

А главное, что мы не сможем решить глобальные, организационные проблемы, чтобы противостоять общему кризису. Этот кризис нельзя решить иначе, как установлением правильной связи между людьми. Ведь он во многом связан с потерей доверия и нежеланием людей быть добрыми друг к другу.

Как растопить холодный расчет

Все время мы делали механический, холодный расчет, полагая, что нужно навести порядок с финансами, с материальными поставками, с сырьем, с какими-то сделками, неважно, кто за ними стоит.

Но сейчас мы пришли к ситуации, когда видим, что всего этого недостаточно – это уже не работает в такой форме. Во все наши отношения нам необходимо внести тепло, участие, доверие! Кроме сухого расчета, нужно еще отношение, которое выше него – вложение друг в друга, взаимные уступки, добавление от каждого чего-то еще сверх сухого расчета.

Без этого ничего не будет работать. Ведь всю нашу основу составляет желание – а оно чувственное и хочет ощутить наполнение. А наполнение не измеряется деньгами! Я наслаждаюсь от улыбки ребенка, потому что люблю его, и не продам его ни за какие сокровища в мире. Я могу положиться на близких мне людей, что они позаботятся обо мне, в меру всех своих сил и возможностей – и это невозможно купить за деньги, сколько бы больниц я вокруг себя ни построил и какие бы службы ни создал для своей поддержки.

То есть, что бы мы ни взяли: от самой простой жизни, отношений между поколениями, отношений между людьми, отношений в промышленности, торговле, образовании, культуре, безопасности – вся проблема в том, что мы совершенно потеряли связь друг с другом. И мы не обучаем этой связи.

Когда-то она существовала естественным образом и сильнее действовала между людьми. Люди были привязаны к земле, к городу, к своей стране, к родине. А сегодня эта связь стала довольно расплывчатой. Мы теряем такое понятие, как “дом” – а это для нас очень важно. Без этого человек не чувствует смысла и вкуса в жизни.

Невозможно жить без того, чтобы заботиться о ком-то, и чтобы о тебе заботились. Хотя сегодня нам тяжело брать на себя обязательства, а чья-то привязанность воспринимается, как обуза. Но без этого мы не сможем продолжать жить.

Неслучайно сегодняшний кризис – такой многоплановый. Он начался в самой сухой форме – с денег, и начал разрастаться, как снежный ком, добавляя к себе все больше проблем, начиная от самых чувствительных: внутренний кризис в жизни человека, кризис семейных отношений, с детьми, в культуре, образовании, здравоохранении, безопасности. Так он нарастал все выше и выше, пока не дошел до экономики.

И пока он не добрался до этого уровня, наиболее удаленного от человеческих чувств – мы почти не обращали на него внимания. Мы были готовы пренебречь своими чувствами – и пренебрегали. Но сейчас у нас не осталось выхода – мы дошли до самого предела. И если начать распутывать этот клубок в обратную сторону – от финансового положения назад к нам, мы увидим, что если не восстановим доверие между людьми, то не сможем выжить.

Обезьяны умеют любить, а человек – нет?

Человеческое общество не случайно становится все более сжатым, закрытым и однородным. Видимо, это закономерный процесс, запрограммированный в нашем развитии. Мы можем наблюдать за ним со стороны, исследовать, анализировать – но это факт. Неважно, хотим мы этого или нет, но существует процесс развития нашей природы, который мы вынуждены пройти, и такие формы должны раскрыться.

Поэтому, у нас нет выбора, и мы обязаны построить более связанное, дружное, теплое общество, основанное на взаимном участии и поддержке. Все древние источники, все религии и верования утверждают, что, в конце концов, мы должны прийти к любви.

То же самое говорят люди, живущие вдали от людей, на природе. Они чувствуют любовь со стороны природы, ее заботу ко всему, что в ней находится. А мы, относясь друг к другу эгоистически и глядя через эгоистические очки, не замечаем этой любви.

Когда-то я беседовал с Джейн Гудаль, которая около 17 лет жила в джунглях среди обезьян и получила Нобелевскую премию за свое исследование. Я спросил ее: какое самое главное ощущение вы вынесли из жизни среди обезьян, в лесу, где никого нет, и они готовы принять вас за свою? И она ответила: “Любовь – это то, что я ощутила между ними. Хотя они все время выясняют какие-то проблемы и вроде бы кричат – но все это лишь для того, чтобы пробудить любовь. И то же самое я начала раскрывать в деревьях, лесе, небе, земле…”

Такое открытие она сделала, хотя по характеру она совсем не сентиментальна. Человек, проживший столько лет в джунглях и приехавший туда из других, каменных американских джунглей, постепенно раскрывает, что природа вся наполнена любовью.

И здесь мы действительно оказываемся перед огромной проблемой. Все религии, верования, всевозможные духовные практики говорят в один голос, что человек должен достичь всеобщего соединения. Если не любви, то по крайней мере, добрых отношений, без которых человечество просто не сможет дальше существовать.

Для этого мы и проходим такой процесс: чтобы почувствовать в этом необходимость – пожелать прийти к любви, развить новые отношения. Ведь невозможно заставить любить! Я могу заплатить деньги и купить все, что угодно – кроме любви. Можно получить за деньги услужливое отношение, но любовь – это совершенно особое чувство, отделенное от всех остальных человеческих чувств!

Допустим, я чувствую, что ты стал мне важен, потому что через тебя я узнаю, понимаю, достигаю чего-то нового в жизни. Ты становишься мне дорог, в той же мере, как тот предмет, который я хочу с твоей помощью получить. Так между нами возникают хорошие отношения.

Мы можем вступить в такие отношения друг с другом, когда нам понадобится взаимное доверие. Поскольку я нуждаюсь в тебе, а ты во мне – между нами возникает доверие, в мере которого я могу на тебя положиться. Но если потом вдруг придет кто-то, кто заплатит тебе больше или принесет тебе большее наполнение и наслаждение, то все доверие и твоя преданность исчезает.

Поэтому мы попадаем сейчас в очень необычную ситуацию. Наше развитие привело нас к ощущению, что мы зависим друг от друга и обязаны создать между собой добрые связи, до такой степени, что должны любить друг друга! Иначе не возникнет правильного доверия, которое требуется, чтобы сегодня достичь хорошей жизни.

Семь миллиардов стаканов чая

Неслучайно сегодня мы оказались стоящими друг против друга с ядерными бомбами. Каждый прячет их по нескольку тысяч за спиной, в дополнение ко всем тем видам оружия, которым напичканы спутники, кружащие в космосе и готовые повиноваться первому приказу. Недаром мы испытываем такое раздражение и тоску. Все для того, чтобы понять, что у нас нет выхода, и если мы хотим прийти к хорошей жизни, то должны перевернуть свои отношения – с одного полюса на другой.

И здесь, между любовью и ненавистью, живущей между нами – стоит кризис! Этот кризис говорит нам: вы не сможете существовать на Земле, если не обернете свою ненависть в любовь! Если не начнете доверять друг другу – и в том, что касается атомных бомб, и банков, и не увидите всю эту систему круглой, интегральной – ведь она уже именно такая и есть, хотите вы того или нет.

Поймите, что у вас просто нет другого выбора. При той форме, в которой работает эта аналоговая интегральная, полностью взаимосвязанная система, начиненная смертоносным оружием и ненавистью, – вы должны кардинально измениться. Иначе вы останетесь просто без куска хлеба.

Это уже не какая-то частная проблема, от которой можно было бы отмахнуться – вы просто не сможете обеспечить себе самое необходимое для существования. Финансовый кризис приводит к тому, что миллионы протестующих выходят сейчас на улицы. Сама страна может быть очень богатой, такой, как Германия или Соединенные Штаты, но из-за полного безразличия друг к другу, невозможно будет обеспечить безработным нормальную жизнь. Они выйдут на улицы и разгромят все это государство.

Неважно, сколько у государств припрятано в закромах денег и запасов продовольствия. При том недостатке участия друг к другу, который между нами существует, мы имеем мир, где половина просто умирает от голода, а вторая половина выбрасывает продуктов больше, чем требуется, чтобы накормить первую половину. И они не могут между собой договориться, потому что не думают друг о друге.

Поэтому видно, что нам не обойтись без достижения всеобщей любви. Хотя это слово уже приобрело нечистый оттенок: или сексуальный, или фальшивый, или наивный. Поэтому можно говорить о полном взаимном участии, проникновении в желания другого, понимании того, что ему необходимо, наполнении потребностей человека, заботе о нем. К этому мы обязаны прийти, иначе жизнь на Земле закончится.

Если это общий закон существования человечества, то как нам начать жить в соответствии с ним? Все мои тысячи желаний мне нужно организовать так, чтобы не использовать только ради себя самого, а учитывать интересы других – в каждом желании.

Я обязан быть связан со всем миром. Мне не требуется знать каждого в лицо – но внутри меня должно быть ощущение, что мы вместе, и я забочусь о каждом, как о самом себе! Я наливаю себе стакан чая и переживаю, чтобы он был также у всех остальных. До такой степени, что если у других его не будет в мере их желания, то себе я тоже не возьму.

Словно мать, которая, пока не накормит ребенка и не убедится, что он сыт, здоров и доволен – не может заниматься собой. Она просто не способна о себе думать, пока он в чем-то нуждается. Нам нужно научиться, как от своего полного эгоизма – перейти к такому противоположному состоянию.

Как много хорошего можно сделать вместе

Мы видим, что живем в особую эпоху. Еще никогда за всю нашу историю природа, все внутренние и внешние условия не требовали от нас измениться. Мы всегда шли вперед со своим растущим эгоизмом, перепахивали этот мир и приспосабливали его так, как нам удобно.

А сейчас впервые нам нужно приспособить самих себя – дать себе глобальное и интегральное воспитание, которое научит нас думать друг о друге и быть “хорошими детьми”, как в детском саду. Ведь без этого, наш сад больше не сможет существовать.

Если обратиться к специалистам: социологам, психологам – то они скажут, что это можно сделать именно в рамках группы. То есть, нужно организовать группу и начать проводить в ней беседы, тренировки, общие мероприятия, упражнения, чтобы люди увидели, как хорошо быть вместе, насколько человек выигрывает, если вокруг него есть заботливые люди, как много хорошего мы можем сделать вместе: отдыхать, приятно проводить время, поддерживать друг друга.

Я недаром начал свой рассказ с развития эгоизма и сказал, что мы развивались за счет роста своего эгоистического желания. В результате, у каждого освободилось несколько часов в день, и мы смогли заняться торговлей, промышленностью, наукой. Но если мы растем не за счет эгоизма, а наоборот, благодаря взаимному участию, доброй связи между нами – то также сможем освободить себя от всевозможных проблем и забот.

Мы построим другую промышленность – не материально-техническую, а внутреннюю, духовную. Так же, как когда-то мы построили технологический, современный мир за счет эгоизма, толкавшего нас к внешнему развитию – так сейчас, занявшись своим внутренним развитием, мы построим между нами новый мир – внутренний.

Там возникнут новые технологии и новшества – все это в отношениях между нами. Мы увидим, что в этих добрых, хороших отношениях открывается целый мир, полный разных ощущений. И для этого контакта нам не нужен интернет и остальные линии связи, продажа “ты – мне, я – тебе”.

Мы связаны друг с другом на чувственном уровне – как мы сейчас раскрываем, что каждый человек через четверых знакомых связан со всем миром, существует “эффект бабочки” и всеобщая зависимость. Если мы будем вкладывать новые отношения в эту уже существующую между нами связь, то повернем себя к очень интересному, качественному развитию этой связи. До такой степени, что начнем чувствовать друг друга, словно мать ребенка.

В результате, каждый станет как все! Все они чувственно включатся в него, и тогда он начнет ощущать, что происходит в них, а они – происходящее в нем. Таким образом, мы достигнем взаимного участия и всеобщей, интегральной связи.

Тогда мы сможем почувствовать то, о чем говорила Джейн Гудаль и другие, а также все религии: что любовь – это всеобщий мировой закон, существующий в природе.

Социологи и психологи могут подтвердить, что за счет подобных упражнений в небольших группах можно достичь такого личного, внутреннего развития человека. Тогда каждый почувствует такие внутренние силы и ощутит всеобщую любовь, царящую в природе.

Не было смысла так тяжело работать!

Нет сомнения, что если мы исправим отношения между нами, то достигнем не только исправленного общего рынка, но и всего, что угодно – совершенно счастливой жизни. Ведь сегодня 30% национального дохода идет на здравоохранение, из которых до рядового гражданина доходит в лучшем случае несколько процентов. Кроме этого, от 30% до 50% – тратится на оборону, вооружение, а еще большая доля – на бюрократический аппарат и решение других проблем.

Исправив наши отношения, мы освободимся от 90% занятости совершенно бесполезными вещами. Мы вдруг обнаружим, что не было никакого смысла так тяжело работать! Для чего?

Сейчас кризис силой заставит нас изменить свое отношение к жизни. Мы поймем, что человек должен быть свободным! А когда мы начнем думать друг о друге, то множество людей, заботясь о других, будут с радостью хвататься за работу, чтобы произвести продукты, жилье, одежду, все необходимое, разрабатывать для этого новые машины.

Но прежде всего, мы позаботимся о том, чтобы у всех было вдоволь и поровну. Может, тогда нам не понадобятся атомные электростанции, которые настолько опасны, и другие вредные технологии. Все устроится за счет одного взаимного участия человека к человеку – то есть подхода, обратного сегодняшнему.

Может показаться, что это коммунистический подход. Но Маркс рассматривал все с экономической точки зрения – он был экономистом. И он пришел к таким выводам согласно расчетам и таблицам, приведенным в его “Капитале” – а не потому, что родился с такими коммунистическими идеалами.

Согласно его расчетам получалось, что если эгоистическое развитие будет продолжаться дальше, то приведет к своему логичному завершению. Это было видно еще 150 лет назад, когда жил Маркс – и это на самом деле так, именно к такому концу мы пришли. Мы можем соглашаться с ним или нет, но он был умным человеком и видел, чем закончится зарождающееся состояние.

Эгоизм когда-то перестает расти – у его развития есть конец. И итог этого развития именно в том, что эгоизм раскрывает свою конечность, обреченность. Именно это с нами сейчас происходит.

Поэтому, чем быстрее мы поймем эту тенденцию и осознаем, что глобальный, интегральный мир требует от нас взаимной заботы, взаимопонимания, всеобщей любви, что является общим законом всего мироздания – тем быстрее мы завершим общий кризис и придем к хорошей, прекрасной жизни.

Разумеется, нам стоит продвигаться к этому хотя бы маленькими шагами – ради наших детей, ради будущего поколения. Если мы сможем научить его хоть какой-то заботе друг о друге, оно будет намного счастливее нас.

Демонстрации протеста против разобщения

Из всего сказанного ранее можно увидеть, какие системы нам необходимо построить для того, чтобы произвести некоторые изменения в человеческом обществе. Видимо, понадобится организовать учебные классы, группы, курсы. Прежде всего, конечно нужно подготовить преподавателей, понимающих все эти вещи и как-то ощущающих. Ведь невозможно учить любви, если сам ее не чувствуешь.

Им понадобится вести группы людей, проводить практические занятия и обучать их заботе друг о друге, чтобы люди увидели, насколько это полезно и какой сулит выигрыш. И это дает не только внутреннее спокойствие – но заметно даже по счету в банке.

Люди выходят с демонстрациями протеста – потому что им приятно чувствовать себя вместе. Человеку важно ощущать себя принадлежащим какой-то общности – и он находит это в толпе, кричащей вместе. Но разве это правильная форма? Мы можем устроить вместо этого фестивали, огромные пикники. Люди тянутся к ощущению общности.

Об этом говорят участники протестов на Уолл-Стрит и в других местах. Но они не находят другого места, где могли бы ощутить свою солидарность друг с другом, общую заинтересованность. Почему же не дать людям жить так, чтобы они почувствовали себя партнерами, думающими друг о друге, говорящими и ощущающими себя как один?

Будем надеяться, что на нашем курсе интегрального воспитания, в мероприятиях, проведенных вместе, каждый почувствует, какой большой выигрыш получил. Мы идем чисто эгоистическим путем и хотим увидеть, насколько выигрываем, становясь ближе друг другу – насколько наш мир становится безопаснее и здоровее. Наши дети не будут страдать в школе от насилия и наркотиков, от страха выйти на улицу. Мы будем внимательны друг к другу, сидя за рулем, чтобы ежедневно десятки людей не гибли на дорогах. Мы наведем порядок в здравоохранении, позаботимся о пожилых людях, о молодом поколении, обо всем.

Мы построим свою жизнь так, как в одной дружной семье – над всеми различиями и проблемами, и вместе с нашим эгоизмом. Не надо его разрушать – мы достигнем согласия вместе с ним, как в семье, где живут понимающие, умные, образованные люди, осознающие, что каждый отличается от остальных и нужно считаться с ним. Любовью называется, когда я люблю другого, несмотря на то, что он не такой, каким мне хотелось бы его видеть.

Это словно родившийся в семье ребенок. Я вижу в своих внуках такие черты характера, которые с трудом выношу. Но у меня нет выхода, я не могу их сломать и принимаю, как есть – и люблю их, хотя страдаю от этих качеств. Я понимаю, что невозможно иначе – такова жизнь. Но сколько я этим выигрываю, если, несмотря ни на что, чувствую к ним любовь!

Так мы будем жить, считаясь друг с другом. И если они вырастут и почувствуют, что дедушка, любя их, не очень приветствует некоторые их наклонности или привычки, то возможно, они изменят их из-за своей любви ко мне. И тогда я увижу их безупречными – такими, какими хочу их видеть. А они тоже увидят, что я изменился по отношению к ним, потому что хочу, чтобы они меня любили.

Так мы достигнем “круглого” мира, в котором каждый дополняет другого и своей любовью вынуждает того измениться и полюбить его. Мы достигнем мира и гармонии. Будем надеяться, что наш курс поможет нам в этом.

Золотые россыпи добрых отношений

Вопрос: Вы привели пример, что в интегральном обществе, наливая себе стакан чая, я прежде должен позаботиться, чтобы этот чай был у всех остальных. Как это понимать?

Я привел в пример, что половина мира умирает с голоду, а вторая половина выбрасывает две трети из того, что потребляет. Так почему мы должны жить в таком мире? Не отсюда ли происходит террор, все другие проблемы и войны, бессмысленные растраты энергии, загрязнение природы?

Вопрос: Но если я хочу сейчас выпить стакан воды, как я должен правильно действовать согласно вашему примеру?

Давайте учиться внутри нашей группы, как принимать во внимание друг друга. А затем от группы перейдем к государствам и начнем строить между ними такие системы отношений, которые позволят прийти к более уравновешенной жизни.

Понятно, что если ты наливаешь себе стакан воды, то спросишь тех, кто находится рядом с тобой – хотят ли они пить. Ты не пойдешь раздавать воду на улицу – туда она попадет за счет того, что мы построим специальные системы.

Но я хочу, чтобы они существовали! После того, как во мне произошли небольшие изменения, пришло понимание после курса, практических занятий – я согласен, что общество должно быть более сбалансированным и достигло более-менее одинакового уровня жизни.

Для первого этапа, давайте устроим так, чтобы у каждого был необходимый набор: X, Y, Z. Поставим задачу, что в течение пяти лет мы должны обеспечить каждому крышу над головой, полное обеспечение одеждой и продовольствием, всем необходимым в доме.

Все это снабжение мы строим на основе излишков, так как, если сделать расчет, окажется, что мы имеем 90% сверх того, что нам нужно. Если я люблю тебя, то можешь прийти и взять половину моего гардероба – поверь, что мне не будет жалко. Или я получу на 10% меньше зарплату ради кого-то другого и тоже этого не почувствую.

Нужно построить такие системы в масштабах государства и всего мира – но не насильно, по принуждению, а за счет предварительного воспитания. Большевики когда-то пытались внедрить это силой, и всем известно, к чему они пришли. Поэтому нужно сначала воспитать людей, заручиться их согласием на то, что мы делаем.

Мы каждый раз должны показывать, каких положительных результатов достигаем: где эти богатые люди, которые жертвуют для других, где те бедные, которые получают, как все сбалансировано, и как все счастливы. Благодаря взаимной заботе, мы сможем избавиться от никому не нужных излишков. Мы перестанем производить тысячи бесполезных лекарств, которые сейчас кто-то выпускает ради своей наживы, отравляя этим человечество.

Зачем нам выбрасывать такие огромные средства на вооружение и армию – и многое другое. Есть множество вещей, которые нам сейчас, достигнув этой новой эры, придется исправить. Мы больше не сможем так продолжать. Кризис приведет нас к такому состоянию, что нам придется затянуть пояса. У нас не будет средств на содержание тех излишних, эгоистичных систем, которые мы построили. Именно поэтому они поражаются кризисом и начинают разрушаться.

Нужно показать это вместе: какой вред причиняет нам недостаток внимания друг к другу, и какой клад вдруг открывается перед нами благодаря хорошим отношениям – просто золотые россыпи.

Но прежде всего, необходимо интегральное воспитание. Вся суть не в том, чтобы перераспределить излишки и погасить недостатки. Речь идет о том, что существует внутренняя тенденция, которая привела нас к необходимости соединения. Раскрывается сеть, связывающая нас, которая обязывает нас быть в добрых отношениях.

Поэтому проявляется общий, глобальный кризис на всех уровнях нашей деятельности – то есть во всем, что связывает нас друг с другом. Кризис заключается в недостатке правильной связи между людьми. Этим объясняются все отдельные кризисы: в семье, образовании, культуре, во всем – и сейчас даже доходит до экономики. Всему виной неправильные связи между нами, из-за которых мы все страдаем.

Эти кризисы, то есть наши внешние связи между собой, не излечатся, пока мы не внесем в них сердечное участие, доверие одного к другому. Только тогда мы сможем развить системы, которые приведут все в равновесие.

Мы видим, что и во внешнем мире раскрывается глобальная, интегральная форма, и в наших внутренних состояниях. То есть нам некуда сбежать. Недаром, мы зашли в этот кризис – не для того, чтобы сейчас начать развиваться просто под давлением природы.

Мы попали в такую ситуацию, что до тех пор, пока человек не задумается и не обнаружит в себе зло, не решит, что ему необходимо измениться, поскольку не осталось выбора на грани жизни и смерти – до тех пор он не согласится на новое образование. Он должен увидеть, что нет выхода, и необходимо воспитать себя по-новому, построить новые системы.

Тогда он начнет искать, что может помочь ему в этом? И тут все должны сказать свое слово: психологи, которые посоветуют работать через группу, социологи, политологи, педагоги, воспитатели, спортивные тренеры. Нам нужно построить такие системы, чтобы человек начал понимать необходимость изменений – на основе полученных знаний, и знал, как их практически реализовать. Для этого ему нужно предоставить место для учебы.

Не по принуждению, а от всего сердца

Сегодня мы наблюдаем очень интересное явление в развитии природы. Впервые за всю историю, мы развиваемся не вслепую, как прежде, когда нас толкал вперед эгоизм, заставляя прорываться во всех возможных направлениях. Мы вдруг делали открытие в одной области, в другой, в третьей – и тысячи людей начинали этим заниматься, развиваться, продавать друг другу произведенные товары – так шел прогресс.

Но вдруг происходит всеобщая остановка, как будто мы впервые обязаны посмотреть правде в глаза и разобраться: что случилось, куда мы пришли? Наши дети уже не берут с нас пример и как будто спрашивают: зачем вы нас родили, зачем мы живем? А мы и сами не можем на это ответить. Мы все время бежали и бежали без остановки, и вдруг встали и думаем: а куда бежать, для чего, что происходит, куда мы попали?

Мы оглядываемся вокруг и ужасаемся – это словно сухая, безжизненная пустыня, где ничего нет. И самое интересное, что от нас сейчас, в самую первую очередь, требуется понимание, осознание того состояния, к которому мы пришли в результате всей своей истории развития. Каждый обязан узнать его и понять – без этого он не сможет достичь взаимного соучастия с остальными.

Когда-то это было прерогативой избранных: несколько ученых, политиков, мудрецов, король или другой властитель давали приказы, как двигаться вперед и устанавливали законы.

Но сегодня раскрывается закон, который обязан быть реализован каждым из нас. Ты не можешь поступать по-другому, поэтому тебе необходимо образование. Невозможно ввести этот закон насильственными мерами, штрафуя или сажая в тюрьму каждого, кто его не выполняет.

Так не получится! Человек обязан внести свое сердце в его исполнение, в свою связь с другими. Это не расчет купли-продажи: сколько ты мне, а я тебе. В этом уникальность нового состояния, о котором многие сегодня пишут, раскрывая, что есть тут какой-то процесс, начинающийся в наши дни с нуля и принадлежащий другому уровню развития.

Это и называется человеческим развитием, при котором мы строим между собой взаимную систему связей – образ одного, единого человека. И невозможно, чтобы кто-то на дальнем краю мира, в центре Манхеттена или в Европе отказался к нему присоединиться. Мы обязаны донести это до каждого. Ведь если все зависят от всех, то у нас нет выбора.

Прежде всего, это должен быть настоящий переворот в воспитании детей – нового поколения. По-крайней мере, следующее поколение начнет новую жизнь – прекрасную, уравновешенную, полную взаимного участия, уверенную, безопасную. Чтобы никто не продавал ребенку наркотики, не вынуждал его торговать своим телом, не избивал его.

Посмотрите, что мы сделали со своими детьми – ведь они точная копия с нас самих. Мы не способны ничего сделать с собой и потому не можем уберечь детей, чтобы они выросли другими. Как я могу требовать от ребенка быть другим, если сам такой?

Поэтому мы смотрим на детей и видим, что теряем их – они получаются еще хуже нас. Но, в сущности, они продолжают ту же тенденцию. Я не могу назвать их плохими. Если я качусь вниз по наклонной плоскости, то они просто катятся чуть впереди меня – ведь это следующее поколение.

Но у нас есть возможность серьезно разобраться, пройти с помощью этого курса все этапы внутренней революции, и перейти на новые рельсы – потому, что жизнь вынуждает нас, а не потому, что какой-то умник это придумал.

Нужно проверить все, чем нам может помочь наука, психология, опыт нашей ежедневной жизни, и вместе посмотреть, как построить новый мир. Ведь наш особый курс предназначен именно для этой цели.

Чудесная метаморфоза отъявленного эгоиста

Вопрос: Меня очень привлекает картина новых, исправленных отношений между людьми, которую вы описываете. Особенно меня, как отца, впечатлили ваши примеры про детей и тяжелую обстановку в школе. Я бы очень хотел жить в таком мире, как вы обрисовали. Но одновременно с этим, меня одолевает сомнение: ведь написано, что “сердце человека – зло от рождения”. А вы хотите, чтобы человек вдруг стал хорошим? За счет чего этот отъявленный эгоист вдруг переживет такую метаморфозу?

Человек будет наслаждаться тем, что использует свое эго в обратной форме. Он будет видеть вокруг себя примеры и делать то же самое.

Для того, чтобы привести человека к использованию своего эгоизма в добром направлении, нужна поддержка со стороны общества – воздействие добром и злом, то есть вознаграждение и наказание. Нужно сформировать поддержку со стороны детей, чтобы они уважали/не уважали родителей – в зависимости от этих качеств.

Мы играем с эгоизмом человека во всевозможных формах, организуя вокруг него окружение. В этом окружении есть несколько уровней. Ведь в самом человеке существуют эти четыре уровня, и столько же кругов необходимо построить вокруг него. Нужно влиять на него через его детей, чтобы он почувствовал, что дети оценивают и проверяют его по тому, насколько он отдает обществу. Детское мнение очень важно для человека.

Другой круг – соседи, третий – сотрудники на работе, и четвертый – государство, и все оценивают его по одному принципу. Такую среду нужно построить вокруг человека – и не как тюрьму, из которой он хотел бы сбежать, а с учетом нашего эгоизма. Ведь это наша природа.

Но мы должны также понимать, как много выигрываем от того, что учимся не подавлять свой эгоизм, а правильно его использовать.

Например, если я могу со своим большим эгоизмом заработать целое состояние для своих детей – я этим пользуюсь, и от этого всем хорошо. То есть проблема не в самом эгоизме – он может принести большую пользу всем. Вопрос только в том, как я его использую. Если общество обязывает меня использовать его на благо всем, то я так и делаю. А если не получается, то стремлюсь его исправить. Все зависит от общественных рамок, человек – продукт своего окружения. Поэтому, нужно действовать без всякого давления и насилия.

Счастливое равновесие: “Мы и мир”

Вопрос: Вы говорили, что когда-то, благодаря развитию технологии, у людей появилось свободное время, в которое они смогли заняться наукой, культурой, философией – как бы необязательными для поддержания жизни. А сегодня, в освобождающееся у нас время, мы начнем развивать “внутреннюю промышленность”?

Прежде всего, все должны пройти стажировку, курсы – длительную и приятную учебу о новом мире, об устройстве человека, о его психологии, об отношениях между людьми, родителями и детьми, супругами, о воспитании детей, строении общества, истории эгоистического развития. Нужно изучить глобальные и интегральные системы на примере человеческого организма, строения Вселенной. Человек должен быть немного более развит.

Но все это изучается в мягкой, щадящей форме, без всяких экзаменов – через обсуждение, сопереживание, общение в группе. Это не класс, куда ты приходишь, учишься и поскорее идешь домой. Ты находишься в этой атмосфере, ведь тебе нужно познать самого себя и мир, в котором ты живешь. Так же, как мы обучаем маленьких детей. Ведь мы хотим, чтобы они узнали мир, в котором существуют, и научились использовать с пользой все, что находится вокруг них.

Тому же самому, нам нужно сейчас научить взрослых, ведь их этому не научили! “Я и мир” – в этом и состоит учеба. И как это “Я и мир” теперь превратить в “Мы и мир”. А потом это “Мы и мир” превращается в одно большое целое, в интегральную систему.

Этому мы учим человека, потому что общий закон природы – это равновесие. Внутри равновесного состояния мы чувствуем себя удобнее всего. Всё стремится к равновесию. Поэтому нужно показать человеку законы, существующие на всех уровнях: в физике, химии, биологии, зоологии, чтобы он увидел, что это действительно так. И тогда ясно, что человеческое общество обязано быть организовано по тому же принципу.

Это не мистика, а серьезная наука. Мы делаем так не потому, что какому-то революционному лидеру пришло в голову воплотить такую идею – а потому, что природа глобальным кризисом заставляет нас это сделать. И не потому, что мы – словно коммунисты, воплощающие идеи Маркса, – а потому, что научились этому из современной жизни, и видим, что, по сути, он был прав.

Маркс был прав в том, что говорил по поводу кризиса. Он не слишком вдавался в то, как это реализовать. Но для реализации мы обращаемся ко всем специалистам, существующим в нашем мире. Ведь кому еще мы можем верить, если не ученым. И мы всё строим по их рекомендациям.

Внутренний интернет – от сердца к сердцу

Вопрос: Вы говорили, что мы начнем развивать чувственную связь между собой – от сердца к сердцу, и нам уже не понадобится для связи интернет?

Это не мистическая связь. Когда мы достигнем всеобщей любви и раскроем между нами связующую сеть, мы начнем ощущать друг друга. Это будет внутренняя коммуникация – от сердца к сердцу, от разума к разуму. Ученые уже и сегодня говорят, что на человеческом уровне мы все связаны одним полем.

Как существует электрическое, магнитное или гравитационное силовое поле – так существуют и другие силовые поля. Известно, что существует поле мысли – я о чем-то подумал, а ты вдруг догадался. Или я чувствую какое-то желание в сердце, а ты вдруг это раскрываешь.

Есть люди более чувствительные, способные на такие открытия, и есть менее чувствительные. А здесь мы развиваем в отношении человека к другим такую чувствительность, что начинаем ощущать и понимать друг друга даже без слов. Я вдруг начинаю чувствовать все человечество, как самых родных себе людей, как близких друзей – они все глубже входят в мое сердце, и я чувствую, что все глубже проникаю в их сердца.

И тогда между нами вдруг открывается такой вид связи, что я не нуждаюсь ни в интернете, ни в словах, ни в чем – мне достаточно внутреннего языка, от сердца к сердцу. Словно муж и жена, которые любят друг друга – им не требуется разговаривать, они только смотрят друг на друга и улыбаются. Им достаточно того, что каждый ощущает в сердце другого.

Но здесь мы говорим о более серьезной связи, а не о простом ощущении душевного тепла и любви. Речь идет о том, что сеть интернета, все коммуникации, связи в торговле, культуре, образовании, начинают ощущаться посредством нашей новой “внутренней технологии”. Мы вдруг раскрываем во внутренней связи друг с другом то место, где сможем построить новое человечество, новый мир, наполненный нашими общими чувствами и мыслями. Там, внутри себя, внутри этого ощущения, мы построим целый мир.

Эти отношения полностью наполнят нас – вместо сегодняшней музыки, литературы, театра, кино. Все это будет там внутри! Мне не понадобятся никакие внешние символы для того, чтобы впечатлиться от разных форм нашей внутренней связи. Ведь о чем говорят все виды искусства? О впечатлениях человека – и я буду их ощущать!

Для чего мне развивать технологии и производить все больше и больше, если все, что мне нужно – это самое необходимое для существования, а потом я могу наслаждаться жизнью. Наслаждение – это абстрактная вещь. Я могу наслаждаться, не производя вокруг себя горы из металла и бетона. Можно сделать это гораздо проще, главное – это внутреннее наполнение, именно им живет человек.

У миллиардера на банковском счету есть сумма с десятью нулями – и сладкое ощущение в сердце. Важно это ощущение. Ведь может, у него уже украли все эти деньги, а он не знает, и продолжает наслаждаться этим чувством.

Мы можем дать человеку такое наполнение, что ему просто не понадобится больше того, что нужно для поддержания жизни животного тела – а его наполнение, как человека, будет все время возрастать.

Брось эту вредную привычку – быть несчастным

Вопрос: Вы говорите, что сегодня во многих странах мира очень распространена депрессия. И это действительно подтверждается статистикой. Но все же, нельзя сказать, что все ощущают такое разочарование – многие его не чувствуют. Так что вы имели в виду?

Это не значит, что нет разочарования. Дело в том, что человек ко всему привыкает. Я помню, мой дед был чрезвычайно скромный человек. У него был очень старый, весь продавленный матрас. И сколько бы я его ни уговаривал: “Давай я куплю тебе новый, хороший, удобный, вместо этой развалюхи” – он отказывался, говоря, что уже привык к этому, и ему нормально.

Но это не называется хорошей жизнью – а просто привычка. Люди привыкают постоянно ссориться друг с другом. Ко всему в жизни можно привыкнуть, и тогда привычка становится второй натурой, и человек перестает считать это проблемой – а принимает, как обычную, привычную вещь.

Когда-то я навещал родственников в Канаде, и в то время у них гостили знакомые из России. Это было в 90-е годы, когда в России шла большая перестройка, все рушилось, и был дефицит продуктов. Они рассказали, как в первый раз в своей жизни попали в канадский супермаркет – обычный продовольственный магазин, только очень большой – но у них дома в России тогда таких не было. Они вошли туда и выскочили обратно – не смогли там находиться. Они говорили, что им было так больно от этого изобилия, что они просто не могли его вытерпеть, и появилось желание отключиться от этого, сбежать.

Потому что человек привык, что приходит в магазин, где в лучшем случае, есть хлеб и позеленевшая колбаса, которой может и не быть. А тут он заходит и видит 30 видов хлеба, 50 сортов колбасы, и никакой очереди – только бери, и тебе еще скажут спасибо, положат купленное в коляску и проводят до машины. Он к этому не привык!

А теперь возьми канадца и отвези его в Россию, в магазин тех лет, где лежит засохшая колбаса и хлеб, сделанный неизвестно из чего. Он подумает, что лучше сидеть в канадской тюрьме, где дают бананы – чем такая жизнь. Но если спросить русских, которые живут в этом городе, то они скажут, что все в порядке.

Я помню, как-то спросил одного своего ученика, как он живет. Он сказал: “У меня все в полном порядке. Я понимаю, что впереди – зима, но у меня запасено два мешка картошки и мешок капусты. И я знаю, что зиму я продержусь”. Посмотрите, как человек рассматривает свою жизнь – как мало ему нужно. Попробуйте объяснить это канадцу – он даже не поймет, как можно так жить.

А в Африке есть страны, где живут на доллар в день. Никто не скажет африканскому ребенку, как я обычно говорю своему внуку: “Если ты хорошо не поешь, то я не возьму тебя в зоопарк”. Люди привыкают к проблемам, и привычка стирает ощущение страдания.

Я разговаривал с человеком, который двадцать пять лет сидел в Сибири в трудовой колонии. Когда срок кончился – он не хотел уходить оттуда. Он уже не понимал, как можно жить на свободе – ведь весь его мир был в тюрьме.

Около тюрьмы был поселок, весь состоявший из бывших заключенных, которые освободились, но не захотели никуда уезжать. Они поселились там и закончили свою жизнь – где-то в Сибири, в полной глуши. Они уже не могли представить, как можно жить в этом мире – а здесь все уже было понятно, все свое.

Человек не устроен по сухому расчету: там у меня будет меньше, а здесь – больше. Он питается от внутреннего тепла, привычного места, родного дома. И ты не можешь сейчас на основании статистических цифр делать вывод: хорошо людям или плохо. Они просто привыкли к такой жизни, и не понимают, какие перспективы перед ними открываются.

А с другой стороны, нельзя прийти к ним и начать рассказывать, как плохо они живут. Мы приходим не просто так – а в условиях кризиса, чтобы лишь немного продвинуть человека – показать, к чему все идет, и к каким гораздо худшим состояниям это может привести. А потому, стоит уже сейчас начать новое образование – до возникновения беспорядков и войн. Давайте, не дожидаясь гражданской войны, лучше начнем воспитывать народ.

Есть возможность обратиться к каждому слою общества, ощущающему кризис. К тем, кто испытывает проблемы в семье, с детьми, потерял работу, людям предпенсионного возраста, которые еще чувствуют в себе силы и желание применить себя, но их нигде не берут на работу. То есть, кроме активной, задействованной части человеческого общества, есть еще множество людей, которыми можно заняться прямо сегодня.

А из активной, работающей части, очень скоро начнет поступать огромное число безработных – до 90%. Поэтому, уже сейчас мы можем установить внутри общества этот новый подход.

Заключение

Согласно всему, что мы видим сегодня, природа продвигает нас к состоянию, когда мы, в первый раз, сами будем вынуждены решить, каким будет следующий шаг нашего развития. До сих пор, мы все время развивались вслепую, но сейчас нам нужно начать самим развивать себя – самим готовить свой следующий шаг, следующее состояние. Мы сами строим его, а не выталкиваемся в него насильно.

Мы раскрываем, как плохо нам здесь, в настоящем, чтобы пожелать построить доброе будущее. И мы не сможем перейти в это хорошее будущее, если не достигнем собственного понимания, осознания, желания, и не построим его сами.

Мы так и будем топтаться здесь на одном месте, пока не раскроем этот кризис до такой степени, что это заставит нас сделать следующий шаг – построить счастливое человеческое общество, существующее в совершенном состоянии, в котором мы достигаем равновесия с общей природой. 

Опубликовано в Интегральное образование, Научный взгляд на новую эпоху как результат человеческого развития