Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Оздоровление семьи – первоочередная задача

Подлинная красота жизни, тепло, любовь, поддержка, чувство безопасности – всё это приходит к нам от матери, затем – от семьи, затем – от близких, а затем – от окружения, которое мы выстраиваем себе сами. Мы укрепляем это окружение, вливаясь в него однажды молодыми парами, и обеспечиваем его своим детям. Все поколения – бабушки и дедушки, папы и мамы, сыновья и внуки – связуются между собой, вместе составляя “ткань” общего согласия. Так мы и приходим к единству, к ощущению целостности и гармонии, освобождающему нас от всех бед и проблем. Более того, оно позволяет нам понять, как правильно выстраивать всё человеческое общество – в стране и в мире.

В создании гармоничной семьи я вижу оздоровление человека. И чтобы посеять это семя, нужна благодатная почва – заботливое и любящее окружение. Давайте же вместе начнем “возделывать землю” – обучаться тому, как выстраивать общество, в котором нам будет хорошо, на которое можно опереться, чтобы создавать прочные семьи и взаимно поддерживать друг друга.

Здесь мы найдем всё: уверенность в настоящем и будущем, здоровье, образование, культуру, добрые отношения. Здесь всем будет хорошо и радостно. Ведь такая форма человеческого взаимодействия наиболее близка к природе. Семья теснее всего прилегает к ее центральной точке, из которой мы произошли, чтобы стать людьми и самим выстраивать остальные круги, всё более широкие и охватывающие в итоге весь мир.

Именно так нам удастся справиться со всеми вызовами современности – оздоровление семьи побудит нас изменить и прочие сферы. Мы начнем, наконец, соприкасаться душами, улыбаться друг другу сердцами и заживем тогда по-новому. Верная связь с любимым человеком поможет каждому протягивать нити и к остальным.

Без этого мы ущербны. И потому желаю всем нам избегать воровства – не красть друг у друга то тепло, которое когда-то дарила нам мать. Мы можем поддерживать огонь в этом очаге, чтобы он грел спутника жизни, детей, близких и далеких людей – всех без исключения. Здесь лежит секрет нашего общего счастья.

“С высоты птичьего полета…”

Нет ничего ближе связи мужчины и женщины, которые породнились друг с другом. Каждый из нас с детских лет мечтает отыскать любовь, почувствовать себя любимым, искупаться в объятиях душевного тепла, которое окутывает тебя со всех сторон. Эту неизбывную материнскую нежность мы ищем всю жизнь. Неважно, кто ты и что ты, молод ты или стар, наивен или многоопытен, состоишь в браке или нет, – эта связь, как общий знаменатель, объединяет нас всех. Ее роль, ее влияние превышает всё прочее: проблемы в семье отражаются на работе, здоровье и других сферах нашей жизни. Нет ничего сильнее этой связи, или жажды по ней, или ее краха. Вся наша жизнь вращается вокруг любви.

Давайте же для начала отстранимся немного от бессчетного множества деталей и попытаемся окинуть ее взглядом, что называется, “с высоты птичьего полета”…

* * *

Человек, от природы, должен все время находиться в окружении. Наше глобальное окружение – Земля, природа, место проживания, физические условия окружающей среды. Всё это позволяет нам расти и развиваться.

Наша жизнь начинается с крохотного семени в материнском лоне. Здесь, в самом надежном месте, которое подготовила для него природа, ему обеспечена стопроцентная поддержка: оно ничего не должно делать – все необходимые системы работают над ним.

Затем, родившись, малыш попадает в любящие руки родителей и близких, которые о нем заботятся. Будучи совершенно беспомощным, он всецело зависит от них. Так любовь продолжает свою миссию: если раньше человека хранила природа, то теперь его оберегает семья.

Понемногу он растет, встает на ноги, а вокруг его словно обволакивает “обертка” всеобщей заботы, созданная законами страны и человеческого общества. В процессе роста к человеку относятся по-особому, ласково и сердечно.

А потом он вырастает – и нуждается тогда в еще более сильном и надежном окружении. Ведь у него появляются новые проблемы. Он как будто бы стал свободным и самостоятельным, как будто бы ни в ком не нуждается, как будто бы ни от кого не зависит… Но в действительности это не так. Неслучайно сказано древними, что, оставив родительский дом, человек должен “прилепиться” к жене, т.е. создать семью, так чтобы ее связь была достаточно крепкой и долгой для заботы о потомстве.

В животных природа заложила самые разные шаблоны поведения: некоторые сходятся случайно, а затем детенышами занимается самка, тогда как другие растят детенышей вместе. Однако мы, люди, должны многие годы поддерживать связь, чтобы поставить детей на ноги, – хотя бы на протяжении первых двадцати лет, пока они не создадут свою семью.

Таким образом, наша спайка, наша связь, по природе своей, должна быть длительной, и нам надо много работать над ней, выстраивая как бы продолжение материнского лона в виде колыбели, детского сада, школы, родного дома… Всё это мы должны создавать для детей сами, и потому нам необходима очень надежная, сильная и разносторонняя связь, позволяющая супругам и родственникам дополнять друг друга. Тогда, сплачиваясь, они формируют правильное окружение для новой семьи и рождающихся в ней малышей.

В целом, природа обязует нас к продолжительной связи, к созданию вокруг человека стабильного окружения, которое будет сопровождать его на протяжении всей жизни, вне зависимости от того, какие процессы, состояния и ситуации он переживает. Однако, понимая изначальные установки природы, мы видим также собственные изъяны, не позволяющие отвечать ее требованиям, не дающие выстраивать нормальную жизнь, даже в чисто физиологическом плане. Здесь, по-видимому, требуется работа с нашей стороны, работа непростая, тяжелая, непосредственно связанная с присущей лишь человеку свободой воли. И эта свобода мыслей, слов, дел, эта возможность самостоятельного построения жизни, прежде всего, проявляется в правильном подходе к семье, согласно которому, мы должны восполнять то, что не задействуется в нас природой на инстинктивном уровне.

Я должен быть верен семье, предан делу взращивания и воспитания детей – пока не поставлю их на ноги, пока они сами не смогут создать свои семьи. И хотя, согласно еврейской традиции человек достигает совершеннолетия в возрасте тринадцати лет, по-настоящему он вырастает к двадцати годам и лишь тогда становится взрослым, самостоятельным – да и то относительно. Ну а до тех пор сама природа обязывает нас опекать его.

Сегодня людям трудно поддерживать семью на протяжении столь долгого срока. И это лишний раз свидетельствует о кризисе, в котором мы оказались.

Еще каких-то 50-60 лет назад развод казался большим несчастьем. Люди обсуждали подобные случаи с удивлением и непониманием, как нечто исключительное. Тогда еще не существовало социального согласия на этот счет, и развод не был делом легким и общепринятым. На него решались в очень редких случаях. Сегодня и представить-то себе трудно, чтó должно было произойти, чтобы человек был готов на такое.

Однако за последние полвека ситуация кардинально изменилась. Теперь большинство пар разводятся, люди женятся по несколько раз и растят детей от разных браков. Это уже никому не в диковинку. Женщины иногда предпочитают заводить детей без мужа, да и вообще, не хотят выходить замуж. Выступая на массовых мероприятиях, я иногда спрашиваю у аудитории в две-три тысячи человек, сколько одиночек присутствует в зале, – и до 80% слушателей признаются в том, что не состоят в семейной связи. А ведь речь идет о людях в среднем 30-40-летнего возраста.

Затем я спрашиваю: кто из вас готов пожениться? И тогда большинство поднятых рук принадлежит как раз мужчинам, а не женщинам, которые подтверждают затем, что всё так и есть. Они не чувствуют внутреннего позыва, не испытывают потребности в семье и детях. Возможно, их и гложет нехватка чего-то, но решиться на замужество, приступить к формированию семейных отношений, проникнуться причастностью, обязательствами – всё это настолько тяжело для нашего возросшего эгоизма, что они предпочитают оставаться одинокими. Они могут относительно легко позаботиться о себе, обеспечить себя всем необходимым, тем более, что в наши дни женщины на работе часто превосходят мужчин. К тому же они умеют вести хозяйство и, несмотря на занятость, остаются достаточно свободными от каких бы то ни было обязательств и открытыми для тех возможностей, которые предлагает современный мир.

С другой стороны, мужчинам уже не так легко: им недостает женского ухода, они чуть больше чувствуют себя “подвешенными в воздухе”, часто не умея позаботиться о себе. Однако и они видят в семье обузу, тяжелое бремя. Если бы это было возможно, современный мужчина предпочел бы жене мать. Семья и дети со всеми вытекающими – это не для него.

Вот и выходит, что мы переживаем особый период. Если когда-то наше естество было близко к природе “животной” ступени, и жизнь обязывала человека иметь семью, поскольку без нее очень сложно было обеспечивать себя всем необходимым, то сегодня при помощи различных средств и технических достижений мы вполне способны оставаться одиночками, а если и сожительствовать друг с другом, то не на условиях супружества, не в качестве полноценной семьи.

И в эту эпоху я все-таки рекомендую жениться, заводить семью, обустраивать себе жизнь так, как того требует природа. Иногда на меня даже косо поглядывают, как будто я призываю к чему-то тягостному и нежелательному.

Сегодня подвигать человека к супружеству кажется нечестным. Ведь тем самым ты обременяешь его такой тяжелой и изнурительной ношей, которую он не в силах вынести.

И напротив, так легко жить одному, в окружении домашних электроприборов, выполняющих работу, которая раньше требовала больших сил. Человек запускает пылесос, бросает вещи в стиральную машину, едет в универсам, покупает полуфабрикаты, кладет их в холодильник, либо сразу в микроволновку, перекладывает выстиранную одежду в сушку и даже не достает утюг за ненадобностью.

Быт теперь намного легче, чем раньше, но это не помогает институту семьи. Казалось бы, какое облегчение, когда всевозможные устройства делают за тебя почти всю работу по дому, когда не надо стирать ребенку подгузники и варить ему кашу… Всё так легко и просто – и все-таки сложно.

Здесь мы сталкиваемся с серьезной проблемой и если хотим видеть доброе, благополучное будущее человечества, продвигающегося верным путем, то, очевидно, должны, прежде всего, позаботиться о самих людях. Им нужно пройти обучение по общим, базовым вопросам и понять, чтó значит быть человеком, соединенным с другими.

Ведь раньше наши связи с семьей, с родителями и детьми, с окружением на работе и по месту жительства были проще. Люди меньше ездили и летали, не меняли так часто место работы и даже профессию. Жизнь протекала в отдельном “уголке”, в небольшом сегменте и была менее динамична, более статична, спокойна и стабильна. Сегодня же, учитывая возросший темп и множество перемен, мы чувствуем, что семья очень отягощает нас.

Вот почему сначала надо обеспечить человеку верное обучение, изменить его внутренне, чтобы он увидел суть происходящего. Пускай жизнь переменилась, пускай мы оторвались от природы, от естества, побуждавшего нас жить племенами, семьями, деревнями, городками, пускай весь мир стал как бы общим местом проживания для всех – и тем не менее, мы должны восполнять то, чего лишились. Раньше у нас были естественные связи с родными и близкими, с семьей, с городом, со страной – а теперь нам надо самим компенсировать их отсутствие.

Без этого человек остается бесхозным, брошенным, словно его потеряли в толчее. Он может отдалиться от родителей и почти не звонить им, а с друзьями общаться эпизодически и по большей части через интернет. Вообще, наше окружение из живого превращается в виртуальное. В Сети я нахожу себе приятелей на час и часто довольствуюсь этим.

В целом, речь идет о временном, переходном этапе, который продлится до тех пор, пока человек не обнаружит, что разрыв между ним и окружением он должен восполнить сам…

Я начал свою жизнь в материнском лоне, продолжил на материнских руках, затем пошел в садик, в школу – и все эти этапы добавляли мне “обертку” окружения, в котором я должен развиться до такой степени, чтобы почувствовать себя его неотъемлемой частью, связанной с остальными так же, как когда-то был пуповиной связан с матерью.

В идеале любое расширение этой среды вовсе не должно приводить к разрыву. Отправившись в детский сад, я ни с чем не порываю – напротив, меня учат еще более тесной связи с новым окружением, и в садике я чувствую себя как дома, а дома – как в маме. Затем проходит время, и я связуюсь со школьной средой на основе добрых взаимоотношений отдачи и получения, настолько дружественных, что и здесь чувствую себя как в заботливом лоне, поскольку мы тесно спаяны в любви и взаимном восполнении. Наконец, выйдя в большой мир, я по-прежнему работаю с окружением по принципу обоюдной компенсации необходимых связей, и все мы чувствуем себя единой семьей.

По сути, мне недостает в жизни только таких вот компенсирующих усилий – с моей стороны по отношению к расширяющемуся окружению и с его стороны по отношению ко мне.

Вместо этого эгоизм разобщает, отрывает нас друг от друга. Причем отрывает очень быстро: дети раньше становятся самостоятельными в своих требованиях и запросах, однако мы не заботимся о том, чтобы эта самостоятельность придавала ребенку умение сохранять с окружением правильную связь, такую же, как с нами в первые годы и даже в предродовой период. Если мы не поможем ребенку или взрослому понять, чего ему на самом деле недостает в жизни, то обострим кризис уже не только в семье, а в глобальном масштабе. Ведь это отдаление человека от окружения – и есть причина все прочих кризисных граней, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Когда-то человек испытывал причастность к своему городу, кварталу, улице, и соседями считались не только те, кто жил в одном подъезде. Но в наше время я едва знаком с обитателями квартиры напротив… Такая ситуация отключает человека от среды, вызывая в его жизни море бед и проблем. А к тому же мы неспособны восполнять общество, быть народом, страной, возмещать недостающее в международных отношениях. Понятие родного двора сегодня распространилось на весь мир, но моя связь с ним ущербна, поскольку всем нам недостает внутренней основы для нового мировосприятия. Границы стираются, жизненное пространство растет, но мы не заполняем пустóты между нами семейным отношением.

В этом-то и заключается причина всеобщего кризиса: связей между нами много, но мы не можем их компенсировать. Следствием этого становится непонимание и разобщение между людьми. Мы надеемся на компенсирующее действие виртуальных связей, но в действительности это самообман, эрзац, суррогат подлинной, внутренней близости. Такие связи временны, преходящи, и потому им суждено оборваться. Скоро мы обнаружим, что они ничего нам не добавляют, будучи искусственными в своей основе. Да, они доставляют некоторое удовольствие, но поддельное – подобно мачехе, которая никогда не заменит мать, – и даже намного меньше этого. Там нет тепла, нет чуткости, любви, участия, ответственности, поддержки, чувства локтя, когда тебя любят таким, каков ты есть. Наоборот, всё проникнуто ненавистью, самолюбивыми порывами, высокомерием и пр.

Таков современный переходный период. Зло еще не осознано полностью, а потому не обнаружена и причина мирового кризиса – эгоизм как общее зло в человечестве. Да мы и боимся раскрыть такое, поскольку не видим, как можно с этим справиться. В семье наметившийся разлад можно залечить с помощью родителей и близких, которые повлияют на пару, чтобы она “заделала брешь”. Однако в общечеловеческом плане мы очень разошлись друг от друга и лишены окружения, которое могло бы сближать нас, помогать нам.

И потому мы беспомощны. У нас нет ни малейшего внутреннего позыва к сближению, хотя, в принципе, мы и догадываемся, что оно могло бы принести пользу. Мы даже не в силах пофантазировать на эту тему – настолько велико разобщение.

Так или иначе, главная препона – это отсутствие окружения, заботливого, обязующего, обучающего, сближающего и воспитывающего нас тому, как устанавливать связь через те огромные расстояния, что пролегли между нами.

Будем надеяться, что мы все же проявим необходимость во всеобщем объединении – вплоть до правила любви к ближнему, как к себе. Прежде всего, эту ситуацию действительно можно выявить и осознать. Есть все-таки люди, понимающие причину великого человеческого кризиса. Он разворачивается не где-нибудь, а именно в человеке, в его эго, и потому мы должны позаботиться о нашем разросшемся эгоизме, истинной причине всех бед.

И первая из них – неспособность формировать семью, отсутствие естественной взаимосвязи, необходимой для продолжения жизни. Подобрав ключи к этой проблеме, разумеется, мы сможем затем исправить и все другие кризисные проявления, проистекающие всё из той же исконной причины. Оздоровление семьи обозначит тот центр, из которого мы будем разрешать бы прочие кризисы, добавляя всё новые круги в сферу “здорового влияния”.

Вот и выходит, что ключевая проблема – это проблема обучения человека. Обучения, которое направит его на создание естественной связи, какой она была еще каких-то несколько десятилетий назад. Тогда все понимали, что надо жениться, рожать детей и сохранять семью. Однако с тех пор произошел очень резкий переход к нынешней, противоположной ситуации: нет больше никаких обязанностей и обязательств, люди легко разводятся, не хотят заводить детей, и вообще, не нуждаются в семейных отношениях. Вот это и есть настоящий кризис – диаметральная противоположность естественному началу, заложенному в человеческом роде.

Нет сомнений в том, что исправление мира должно, прежде всего, фокусироваться и направляться на исправление семейной взаимосвязи. Этому, безусловно, есть множество причин, которые сводятся всё к той же изначальной потребности. Человек нуждается в семье и хочет продолжать род. Если бы мы могли дать людям правильное воспитание, способность поддерживать добрые отношения, сохранять взаимную любовь, поднимая ее над сексом в чистом виде к человеческой ступени, к взаимоуважению между супругами, чтобы они действительно служили друг другу опорой, чтобы были преданы друг другу, тогда, конечно же, они увидели бы, что пользы здесь больше, чем вреда. Так мы могли бы преуспеть и заложить основу исправления всего мира.

* * *

В этой связи нельзя не упомянуть о скрытой подоплеке современных процессов – об идеологической составляющей большого человеческого зла, противящейся возвращению к изначально верному естеству. “Хозяевам мира” не нужны семьи, не нужна рождаемость, они не хотят, чтобы население росло и дальше, не нуждаются в “лишних” миллиардах. И потому проводится политика снижения человеческой популяции в ближайших поколениях. Элиты не видят принципиальных проблем в том, чтобы уменьшить население мира, скажем, наполовину, а то и на все 80-90%. Оставшихся десяти процентов вполне хватит для того, чтобы обеспечивать себя всем необходимым.

Человеческий эгоизм готов к развалу института семьи, и нас подводят к этому через СМИ, через сферы образования, культуры и пр. Подобные способы действуют, всё шире распространяя в мире новый порядок.

А потому неудивительно, что если мы заведем речь об исправлении человека, которое должно начинаться с воссоздания семьи, включая ее репродуктивную роль, то, конечно же, встретим серьезный отпор. Многие будут вставлять нам палки в колеса.

И все же, надеюсь, и этот антагонистический подход, создавший пренебрежительное отношение к семье и всему, что с ней связано, тоже окажется временным явлением. Ведь кризис, расширяясь, затрагивает и высшие пласты – элиты, которые, по сути, управляют этой тенденцией из-за кулис. Тогда и они ощутят необходимость в смене своего подхода к миру. Сегодня им выгодно поддерживать курс на то, чтобы создавалось как можно меньше семей и рождалось как можно меньше детей – так чтобы население мира начало как можно быстрее сокращаться. Однако со временем, когда кризис доберется и до них, он побудит их взглянуть на вещи по-новому.

Опубликовано в Интегральное образование, Семья – единство решает все проблемы