Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Ренессанс любви

Вопрос: В наши дни людям всё меньше удается налаживать интимные взаимоотношения между полами. Причем на самом деле речь идет не только о нашей частной, “домашней” жизни. Мы нуждаемся в такой связи, которая придаст нам новый импульс и позволит свободно контактировать со всеми людьми.

Дело тут уже не в “косметических” доработках, а в построении “с нуля”, в самом первом, фундаментальном этапе, на котором два человека встречаются – и между ними что-то “проскакивает”. Двое смотрят друг на друга – и словно подпадают под власть чар. Некая сила внезапно протягивает между ними нить, пронзает сердца навылет и запускает процесс.

Море книг, фильмов и исследований акцентируются на том моменте, когда мы влюбляемся. Это мгновение мы ищем повсюду, и если отношения завязываются без него, мы начинаем сомневаться в их истинности и прочности.

Одним словом, мы имеем дело с чувством, вокруг которого нагромождены целые пласты впечатлений, переживаний, стереотипов, ошибок и сумбура.

Скажите, а вы когда-нибудь были влюблены?

Каждый может сказать, что такое случалось с ним не раз. Но так ли это? И сколько раз должно быть?

Нам надо подразделять свои взаимоотношения с людьми согласно уровням связи. В неживой, растительной и животной природе это зависит от способности к контакту. Например, различные предметы и вещества взаимодействуют сообразно с магнетизмом, электрическим зарядом, валентностью и пр. Растения “прибегают к услугам” животного мира – пчел и других насекомых, – опять-таки, в мере способности к физической связи, к абсорбции пыльцы, находящейся в воздухе, в земле и т.д. Так или иначе, оба элемента должны быть готовы к контакту.

Особенно явно это прослеживается у животных: они встречаются в определенный период и выбирают себе наиболее подходящую пару по четким признакам и критериям. В конечном итоге, расчет прост: “Произведет ли наше объединение наилучшие результаты”? Резоны партнеров очень просты, практичны, естественны и не путают их, как это бывает с нами. Природа не оставляет места для ошибок. Там всё ясно: кто сильнее, или тучнее, или моложе, или выше по статусу, тот и лучше. Выбор всегда обусловлен максимальным потенциалом произведения потомства, и каждый ищет такого партнера, который обеспечит наилучших детенышей. Таким образом, “сторонами” движет мысль о продолжении рода – так природа управляет ими.

У людей в этом смысле всё очень запутано и проблематично. Здесь-то и кроется проблема: с одной стороны, мы способны подняться над животной ступенью, а с другой стороны, можем пасть еще ниже, поскольку не в состоянии налаживать наши взаимосвязи даже по животному образцу. Животные не ошибаются, а мы, по мере развития, ошибаемся всё больше.

И потому нам надо выяснить, что же это за добавка, возвышающая нас над животным уровнем и позволяющая подняться либо упасть? Для чего природа всё так устроила? Видимо, для того, чтобы мы правильно развивались, обучаясь на этих уроках. Ведь речь идет о сильнейшем инстинкте – сексуальная потребность следует сразу после потребности в пище. Без пищи мне не прожить, однако, если пища обеспечена, я сразу же устремляюсь на поиски партнера и секса.

Но вот беда: этот мощнейший инстинкт “расфокусирован”. С едой всё понятно: когда очень хочется есть, главное – насытиться, неважно чем, пускай даже вопреки привычкам. А вот в “основном инстинкте” я запутан: c одной стороны, мне нужен простой секс, как на животном уровне. И раз уж я в этом нуждаюсь, то не предъявляю предварительных условий и готов на любые компромиссы – лишь бы успокоить свой позыв. А с другой стороны, помимо секса, я ищу некую внутреннюю связь.

И вот здесь-то мы с партнером совершаем промахи, путаем друг друга, желая протянуть между нами нить или, наоборот, обрубить ее. Мы не знаем, как совместить два этих запроса. С “животной” точки зрения, критерии ясны: партнер должен быть из моей среды, из той же деревни, из той же местности, с тем же воспитанием, с теми же нравами, с той же кухней (это обычно важно для мужчин), с теми же ценностями… На остальное мужчины в прошлые времена и не смотрели, когда выбирали себе жен. Неслучайно в животном мире самки не отличаются привлекательностью, а “красивы”, наоборот, самцы. То есть дело тут не во внешней красоте, а в физическом здоровье, которое и являлось раньше основным критерием.

Что же касается многократно воспетой любви, ее “победное шествие” началось не сразу. В массах, при заключении браков, она не была распространена и востребована, оставаясь забавой аристократов, своего рода “соперничеством самцов”, сходным с аналогичными явлениями животного мира. В целом же, мужчина, практически, “покупал” жену, а затем она начинала заботиться о нем, проникалась к нему чувством, и со временем он становился ее. В большинстве случаев, это вопрос привыкания. Такова природа вещей, и пока эгоизм удерживался в естественных рамках, люди подходили к семейной жизни просто, практично и по-деловому.

Однако со временем кривая развития эгоизма пошла вверх, и период Средневековья ознаменовался новым “брендом”. Сначала он охватил высокие слои общества, поскольку их эго росло быстрее, а затем понемногу проник и в другие сектора. Но все же и по сей день в самых разных местах мира можно видеть, что люди относятся к этой грани жизни проще, без “высоких материй”, не путаясь в сумятице чувств – и вполне преуспевают в сравнении с теми, кто ушел вперед по пути эгоизма.

Сегодня он требует от нас бури эмоций, неизменных игр и уловок, в которых мы и находим всю прелесть жизни. Такими наслаждениями приходится “кормить” наше возросшее эгоистическое желание. Еще каких-то сто лет назад массы были далеки от этого – а уже сегодня мы с удивлением обнаруживаем, как быстро закончилось “шествие” любви по миру. Люди разучились налаживать личные взаимоотношения, и хотя в прошлом веке мы еще надеялись на это, но начался спад, и с каждым годом мы всё менее способны на создание доброй, прочной взаимосвязи между партнерами. Институт семьи разрушается, и мы вступаем в другой этап. Наш эгоизм развился до такой степени, что мы больше не умеем, да и не пытаемся устанавливать между собой прямую связь. Нам легче общаться по телефону, в интернете, но не напрямую. Так у нас больше уверенности в том, что мы сумеем оградить свое эго от урона. И даже если мы все-таки протягиваем какие-то нити, наша защита от личной близости столь сильна, что не позволяет сбросить покровы и внутренне обнажиться друг перед другом – так же, как того требует “плотская любовь”.

Как бы мы к этому ни относились, таковы факты. Изнутри нас гложет желание, но мы не в силах удовлетворить его. Я бы и хотел наполниться в душе ощущением, которое можно почерпнуть от противоположного пола, от отношения, дополняющего физическую связь между нами, – но я неспособен на это. Просто неспособен. Во мне словно стоит внутренний барьер, не позволяющий внутренне открыть себя. Более того, я вижу, что и с партнером происходит то же самое. Возможно, женщинам, по природе, это легче, и все-таки они тоже со временем облачаются в такой “покров”, который очень трудно сорвать.

В итоге вся наша жизнь складывается из “виртуальных” связей. Весь день мы проводим в обсуждениях и заседаниях, в электронной переписке, в телефонных разговорах, в сетевой активности… Этот распорядок мы выстроили, исходя из внутренней потребности в “фильтрованной” связи через различные устройства. Наш эгоизм, который они обслуживают, требует именно таких, деловых отношений, в которых я всё взвешиваю и оцениваю самым рациональным образом. Я смотрю на окружающих: что они скажут? Я руководствуюсь стандартами “виртуального бытия”. В конечном итоге я даже не знаком со своей душой, со своими внутренними запросами, а также не могу познавать и изучать противоположный пол.

И потому, когда пары встречаются в кафе, в торговых центрах или в клубах, их празднословие носит внешний, общепринятый характер. Они научились этому у окружающего общества и продолжают перекидываться ничего не значащими фразами, даже не пытаясь нырнуть чуть глубже. Там, под поверхностным “плеском”, нет никакой связи. Человек уже не в силах ее протянуть – ведь он не может распахнуться и к тому же не знает, ктó есть он сам там, внутри.

Да и вообще, люди не развиты, не подготовлены для такой связи. Ведь если мне не под силу распахнуть себя, то, что я могу дать другому?

Итак, здесь мы сталкиваемся с проблемой человека, не знакомого с самим собой. Особенно, сегодня, когда усиливающийся эгоизм “распирает” нас всё больше и модернизирует мир, наряду с этим жизнь становится примитивнее, потому что, в качестве “придатков к компьютерам”, мы уподобляемся им, переходя на простейшие “двоичные” формулы взаимодействия и мировосприятия. Не остается места глубоким чувствам, взамен “аналогового”, всё переходит в “цифровой” формат. Вместо гармонии множества частей и компонентов, мы подчиняем процессы простым алгоритмам – чтобы они “тикали”…

Нужно вернуть человека “в детство”, в подлинную простоту, в исконную любовь между матерью и ребенком, чтобы отсюда объяснять ему, что такое внутренняя взаимосвязь. Ведь в своих отношениях с партнером я ищу тот же самый источник любви, которым когда-то была для меня мать, – только уже на другом уровне.

В целом, взаимосвязь между людьми является в наши дни центральной проблемой. Именно она должна стать стержнем исправления мира, и начать дело можно с построения правильной связи между полами. Это уже стало внутренним требованием – ведь люди испытывают фрустрацию в семейной жизни. Или они не умеют проводить четкое разграничение между сексом и душевной связью (ее-то и можно было бы назвать любовью), или им надо научиться правильно сочетать одно с другим.

Как бы то ни было, прежде всего, мы должны понять, как подвести человека к правильному обучению. Для этого, во-первых, нам надо снять все барьеры, чтобы показать ему, кто он есть “без одежек”. Тогда он сможет верно понять и почувствовать себя. А далее, надо направить его на подлинную связь двух “обнаженных” душ. Если он пожелает этого, то должен будет узнать, что же такое “душа”, т.е. его внутренний мир, и чем можно наполнить его.

Здесь-то и становится ясно, что без принципа любви к ближнему, как к себе, связи не будет. Ведь настоящая связь, духовное соитие означает, что каждый наслаждается другим путем отдачи ему. В точной мере этой отдачи он освобождает в себе самом место для получения. Это единственный способ установить взаимосвязь. Как в телесном соитии мы “проникаем” друг в друга, так же мы должны проникнуть друг в друга при соитии душ – через взаимоотдачу и взаимополучение. Если я ничего не получаю от партнера, то не люблю его, поскольку не предоставляю ему возможность проявить свою любовь. Однако любить – значит наслаждаться его радостью больше, чем своей.

Первая любовь: не просто всплеск чувств

Вопрос: Какова задача той силы, которая заставляет людей влюбляться?

Вести человека к отдаче. Побуждать его к выходу из самого себя, чтобы через “личную” любовь к противоположному полу он понял: на самом деле любовь должна обращаться ко всему человечеству, ко всей реальности.

Мы не получили от природы естественную любовь к человеческому роду, в нас нет такого позыва, такой потребности. Но, с другой стороны, у нас имеется импульс к “половой” любви – очень сильный импульс, первый после базовой нужды в пище. Фрейд прав: по сути своей, этот инстинкт заложен в основу человеческого общества. И потому нам надо учиться на нем, чтобы именно его посредством позаботиться о человечестве и выстроить правильные взаимосвязи между людьми.

Вопрос: Однако чувство, проистекающее из этого инстинкта, сопровождается большим сумбуром…

Верно, мы совершенно не понимаем, как с ним работать. Мы путаем секс с любовью, и более того, мы путаемся в истинных и мнимых ценностях.

К примеру, я смотрю на девушку, вижу, что она одета по последнему крику моды, – и “влюбляюсь”. Мои критерии, мои внутренние мерки, насажденные обществом, заставляют меня идти против собственной природы, против естества, против верного поведения, ведущего к верному соитию, а на самом деле – к верной связи.

Здесь надо просветить человека в вопросах личной и социальной психологии, немного “очистить” его от наносов общества и показать, кто он есть на самом деле, в чем нуждается и почему остается неприкаянным. Надо объяснить, что он пытается насытиться суррогатами, будь то чревоугодие, отпуска, “приключения” всех сортов и прочее – поскольку не в силах удовлетворить основной инстинкт. Всему этому надо обучать…

Вопрос: Первая любовь – сильнейшее переживание. Влюбившись впервые, я ощущал жизнь на предельной частоте. Словно кто-то нажал кнопку дистанционного пульта и добавил громкости моему внутреннему миру до предела – и я начал “выходить из берегов”… Во время влюбленности ты чувствуешь себя живым как никогда, но при этом жизнь вибрирует между двумя полюсами – между счастьем и разочарованием. Я был полон сил. Казалось, я могу перевернуть мир или скомкать его в руке. Я был готов на всё, чтобы завоевать сердце любимой. Что же это за сила? Почему, влюбляясь, мы проникаемся такой мощью, какой нет больше нигде и ни в чем? Из какого источника она приходит?

Так мне на текущем уровне показывают пример того, как я могу тянуться, тяготеть к совершенно чужому человеку, наслаждаясь связью с ним и не нуждаясь больше ни в чем. Пускай даже я еще не готов к сексу – это нечто иное, вроде бы и граничащее с ним и в то же время отличное. Более того, противоположное. Ведь если совместить это наслаждение с сексом, они испортят друг друга. Скорее напротив, это некая отвлеченная, “платоническая” любовь.

На ее примере мне показывают, что возможна особая, внутренняя связь с другим человеком, совсем не такая, как, скажем, связь между хозяином и его питомцем. Здесь я способен на всё, потому что нуждаюсь в отклике, в единении, в ответном отношении. И мне не надо ничего, кроме этой взаимосвязи. Лишь бы постоянно поддерживать драгоценную нить – не физическую, не телесную, а всё более и более глубокую, духовную. В ней я нуждаюсь, ее желаю. Я не могу есть, пить, гулять, учиться, думать о чем-то постороннем. Я уже не я – нечто завладевает мной и совершенно выбивает из колеи. Я тянусь к той, что пленила мое сердце, и нет в жизни ничего важнее. Ничто другое даже не приближается к этому чувству, заполняющему всё до самого горизонта.

Такова первая любовь, которую испытывают все. В человеке словно задействуют или инсталлируют особую программу – чтобы он знал: есть в мире такая Связь с большой буквы…

Как правило, она длится недолго и даже не завершается физической близостью. И по всем эта волна прокатывается лишь затем, чтобы они сохранили даже не саму связь с конкретным человеком, а только ее “духовный образец”.

Неслучайно одноклассники так рады вновь отыскать друг друга через интернет – ими движет подсознательное желание вернуться к сокровенному, изначальному чувству. Казалось бы, что здесь такого, если спустя десятки лет я встречусь с той, которая была для меня когда-то прекраснейшей девушкой в мире? Взволнует ли, оживит ли нас это запоздалое свидание или, наоборот, расстроит? Что можно сказать о былой связи теперь, оглядываясь на прожитые годы? И вообще, чему мы можем научиться на примере этой искры, которую не задули ветры жизни, не погасил пепел пережитого?

Наша первая любовь, как правило, остается бесплодной в материальном смысле: мы не вступаем в брак и не доводим дело до сексуального контакта. Вместо этого нас наполняет “программа”, знание, ощущение, демонстрирующее, что в природе есть такой вот уровень Связи, родства душ. А затем во всех последующих связях мы, сознательно или подсознательно, ищем то же самое чувство, пытаясь хоть в чем-то воссоздать, возродить его.

И дело тут не во внешнем облике любимой, не в сокровенном образе той девушки, что первой пленила юношу, а именно в ощущении, вернуться к которому хотел бы каждый. Это желание можно разбудить во всех, и в старости оно манит даже сильнее, чем прежде. Ведь человек уже видит, что, кроме этого, в жизни нет ничего стоящего, ничего настоящего. Именно этот “теплый источник” придает нам силы, чтобы жить. Он бьет в нас с высокой целью: с его помощью мы можем приступить к исправлению не только семейных, но и социальных отношений. Полагаю, ключ к успеху заложен именно здесь.

Броская обложка или бездонная сага?

Вопрос: Пытаясь поглубже разобраться в своих отношениях с противоположным полом, человек обнаруживает, что он не знаком с самим собой, с целыми пластами в себе. Ему просто необходимо руководство, инструктаж…

Человеческое развитие уже достигло того момента, когда мы сознаём проблематичность сложившейся ситуации. Без этого осознания обращаться к человеку было бы невозможно. А с другой стороны, кризис в сфере любви еще не заставил людей отказаться от поисков своей “половинки” и массово перейти к искусственным заменителям секса, к наркотикам и прочим средствам, извращающим первоначальную суть вопроса.

В целом, если взглянуть на проблему с исторической, системной точки зрения, сейчас у нас есть возможность влиться в процесс исправления человеческого рода, в том числе, и через взаимоотношения между полами.

Вопрос: Однако сегодня людям очень трудно находить себе подходящую пару…

В сущности, подходящих пар больше нет. Никто в наши дни не признаётся в любви еще до того, как узнал имя партнера. А ведь именно так бывало раньше, когда люди с первого взгляда чувствовали, что предназначены друг для друга.

Нет, сегодня мы оба должны адаптировать себя друг к другу путем совместной работы по сближению. Чтобы по-настоящему “сплавиться” между собой, нам необходимо работать, как минимум, несколько месяцев, а то и год-два. Лишь тогда мы начинаем подходить друг другу, и между нами протягивается внутренняя взаимосвязь, позволяющая одному “диффундировать”, “проникать” в другого – подобно тому, как кофе и вода, перемешиваясь, уже не остаются прежними, а вместе создают нечто единое. Только “просочившись” друг в друга хоть немного, мы понимаем, как продолжать этот процесс взаимовключения.

Такое проникновение друг в друга – и есть подлинное соитие, слияние душ. И вот тогда мы действительно готовы к браку, к взаимосвязи на долгие годы. Ведь мы уже обрели “программу” душевного взаимопроникновения, мы понимаем, как это делается, и готовы осуществлять ее обоюдно.

Вот почему мой учитель Рабаш говорил, что для начала надо лишь, чтобы люди не испытывали друг к другу внешнего отвращения, а всё остальное приложится к общим усилиям, благодаря которым семья будет расцветать, не останавливаясь на достигнутом, а развивая свою связь еще и еще.

Вопрос: Но как человек решает приступить к такой работе, еще до того как началась “диффузия”? Ведь в принципе, им движет влюбленность, т.е. чувство, а не разум.

Нужно снять с души человека все те грязные “одежды”, в которые ее обрядили, – эгоистические приоритеты, голливудские нравы, всевозможные стереотипы, массово наслаждаемые критерии…

Мы судим о противоположном поле по искусственным, внешним признакам. И потому, если говорить о подлинных переменах, то, прежде всего, надо “взяться” за аудиторию незамужних и неженатых, чтобы они поняли, какова их природа и почему им не удается выстраивать прочные отношения. Человеку нужен здравый подход к себе и другим: немного меньше Голливуда и интернет-стандартов, немного меньше балагурства, приправленного виртуальными рожицами.

Мы говорим смайликами, мы смотрим на жизнь сквозь их шаблонную призму. А ведь по сути, я должен быть “ребенком”, способным влюбиться без остатка, как в те времена, когда меня совершенно не волновали внешние “аксессуары”. Я толком и не видел своей возлюбленной, она расплывалась в тумане вспыхнувшего чувства, как будто кто-то нажал невидимую кнопку и “закоротил” меня на нее. Вот в какое состояние я должен вернуться.

А для этого надо сорвать все “наряды”, которые я на себя нацепил под нажимом окружения, будь то всемирная паутина, книги, фильмы, социальные договора или просто чужие оценки того, что такое хорошо и что такое плохо. Я должен стать более естественным, стать ближе к природе – пускай простой и эгоистичной, неважно. Я больше не хочу зависеть от всех.

Добиться этого можно только в большом окружении таких же, как я, людей, когда мы вместе познаём себя: кто мы и что мы, каково наше естество, как смотреть на себя, на партнера, на мир, и т.д. Так постепенно мы перестанем зависеть от внешних стандартов, которыми нас облагодетельствовали “из-за океана”.

Всё дело в социальном согласии: если оно меняется, мы совершенно иначе смотрим на те же самые вещи. Современные шаблоны условны, надуманны. Первым делом, необходимо свергнуть их с пьедестала и в то же время – не потом, а именно параллельно с этим, – возвысить совсем другие ценности, так чтобы я потянулся не за внешней связью, а за связью внутренней. Ведь внешняя связь хрупка и мимолетна, часто она рвется уже на следующее утро, тогда как внутреннюю связь мы можем развивать до бесконечности.

Так или иначе, необходимо совместное, обоюдное обучение в группе: общение, семинары и прочие средства, позволяющие выстраивать между нами различные взаимосвязи. Лишь тогда я почувствую, какие женщины действительно близки мне – в глубинном, подлинном смысле. И вот этому чувству можно будет доверять. Ведь я перестану замечать внешнее и сфокусирую взор только на главном – на внутреннем. Женщина для меня будет уже не “обложкой”, а бесценной “книгой”, в которой открываются всё новые глубины чувства и душевной близости. И предвкушение этой связи сразу затронет во мне сокровенную струну.

А затем уже к этой искре я присоединю внешнюю составляющую.

Так выстраивается правильный порядок приоритетов и взаимного сближения – на совершенно противоположном подходе к делу по сравнению с тем, что происходит сегодня. Ведь я ищу себе не жену, а именно внутреннюю связь – в разуме и в чувстве. Я хочу наполнить ею то самое место, которое осталось пустым со времен первой любви.

Вот до чего я должен добраться – до основы всех исправлений. Если бы во мне не сохранилась эта пустота после первого чувства, не для чего было бы жить. Все прочие ощущения мелки и преходящи по сравнению с ним. Именно эта изначальная страсть к внутреннему единству заставляет меня искать наполнения, хотя я уже и сам не знаю, чтó в действительности хочу наполнить.

Эта пустота, и только она, сопровождает меня всю жизнь, толкает на поиски и достижения. Она и есть душа, наполнить которую я могу лишь связью с ближним. И основная ее часть – это связь под названием “семья”, или “жена”, “муж”. На этот стержень “наматывается” ниточка моего развития, покров моей любви, постепенно охватывая весь мир. Здесь заложено начало души человека, две ее основы – мужская и женская, – сходящиеся воедино и в своем развитии объемлющие всё.

Опубликовано в Интегральное образование, Семья – единство решает все проблемы