Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Найти вторую половину своей души

Пересекающиеся круги

Вопрос: Как подобрать себе подходящую пару? С чего начать проверку?

М. Лайтман: Нужно следовать общему закону природы, согласно которому все стремится к равновесию. Поэтому, чем больше сходства между партнерами, тем больше они подходят друг другу. Сходство определяется тем, что они получили одинаковое воспитание, одинаковые ценности, то же мировоззрение, одинаково реагируют на разные трудные ситуации − внешние и внутренние. Надо искать соответствие, и насколько пара похожа друг на друга, тем больше у такой семьи шансов на успех.

Получается, что сначала человек должен как бы просканировать себя, чтобы понять, кто он такой. И это осуществляется с помощью бесед, совместных мероприятий, семинаров. Прежде всего, нужно познать природу человека, изучить психологию, из которой я уже начинаю понимать, кто я такой, что мной движет, как я реагирую и почему именно в такой форме.

Нужно выяснить, сколько видов реакции существует у разных типов людей на одну и ту же проблему, на стандартные жизненные ситуации, и проверить насколько похоже мы реагируем, чтобы суметь понять друг друга. Пусть я сейчас нахожусь совсем в противоположном состоянии, но реакция партнера понятна мне, и я реагировал бы так же, оказавшись в подобной ситуации.

Для этого, нужно научить человека выходить из самого себя и перевоплощаться в другие состояния, чтобы посмотреть на себя со стороны. Он должен проверить свою реакцию на разные ситуации, и тогда он поймет сколько в нем существует внутренних моделей поведения, реакций, образов, из которых он сложен. А теперь ему нужно понять, из каких образов складывается другой человек.

Такой подход используется не только при поиске партнера, но вообще для понимания другого человека. Необходимо выяснить, сколько у него может быть разных состояний, реакций, настроений, изменений, насколько я понимаю его и могу облачиться в этот образ. Представляю ли я его на своем месте? Мы подаем друг другу знаки, что понимаем один другого и можем согласиться, принять.

Это изучение того, кем является человек, и какие формы поведения у него могут быть. Существуют разные типы людей: холерик, сангвиник, меланхолик, флегматик. Психология имеет четкие критерии для этих стандартных типов и умеет определять, какие из них подходят друг другу. Таким образом можно распределить людей по группам, это не проблема. А в результате семинаров, обсуждений, связей, завязывающихся в процессе игры, они поймут, кто им больше подходит.

Занятия начинаются с бесед, лекций, призванных помочь одиноким людям понять, какова человеческая природа, как сильно в нас проявляются эгоистические наклонности и насколько мы зависим от мнения окружения, то есть вынуждены подчиняться своим внутренним порывам и внешнему давлению.

Наше поведение определяется привычками, привитыми прошлым воспитанием. Нужно постараться увидеть, из каких привычек ты соткан, и понять, что другой человек, стоящий передо мной − это сложная личность, в которой переплетается множество привычек, и я не смогу вертеть им так, как мне захочется.

Ведь каждый из нас ждет от партнера, что тот будет реагировать точно так же, как я, в каждое мгновение своей жизни, и вести себя так, как мне хочется. Но если я пойму другого человека и соглашусь, что внутри каждого из нас присутствует целый набор всевозможных человеческих образов, то мне придется прежде всего подстроить себя к нему. Иначе я не смогу установить с ним связь.

Таким образом, я начинаю проявлять гибкость по отношению к другому для того, чтобы из всех его и моих внутренних моделей построить нечто подходящее нам обоим в каждую секунду. Так мы изучаем эту простую социологию поведения человека и вообще всего человеческого общества.

Нужно действовать именно так, ведь вся природа стремится к равновесию, к соединению согласно достигаемому в каждый миг подобию. В общей системе все зависит от того, насколько подходят друг другу элементы, а также соединение элементов во все более обширные образования, пока не получается единое общество. У каждого остается своя свобода, но он знает, как приспособить себя к остальным. От этого зависит общественное согласие.

То же самое правило действует и в семье, и этому нам надо научить каждого. Это хорошо для человека в большом обществе, и хорошо для мира в семье. Везде действуют одни и те же законы.

Для того, чтобы жить в семье, каждому нужно стать психологом − у нас нет другого выбора! Мы находимся в такой ситуации, что иначе не сможем установить связь между нами. Прежде эта связь была естественной, как у животных. Но теперь мы уже не находимся на животном уровне, а поднялись на уровень нового человека, и поэтому обязаны учиться завязывать связь как бы искусственным методом, не исходящим из нашей природы.

Человек − это не примитивное эгоистическое животное. Он должен дополнить свой эгоизм так, чтобы не отталкивать других, а достигать с ними контакта. Для этого мне нужно все время понемногу отказываться от своего эгоизма и позволять другому внедряться в мое пространство. А партнер позволяет мне проникать на его территорию, и тогда мы устанавливаем связь друг с другом.

Я − это один круг, а партнер − другой круг, и мы начинаем сближать наши круги, так, что каждый может войти в образовавшийся общий сегмент, путь он пока и небольшой. И тогда мы проверяем эту общую территорию, заботимся о том, чтобы постоянно сохранять ее между нами. А это возможно только за счет самоотмены.

Подходим ли мы друг другу?

Вопрос: Как проверить, что эта женщина мне подходит?

М. Лайтман: Я смотрю на нее и вижу в ней всевозможные типы людей, с разными типами поведения. А кроме того, я знаком с самим собой и своими моделями поведения. Я как бы выхожу из себя и исследую со стороны, как собственный психолог. И тогда я, в качестве некого третьего, независимого наблюдателя, могу увидеть, насколько эти двое: я и она подходят друг другу.

А подходим мы в той мере, насколько готовы уступить. В принципе, любые две системы смогут соединиться, если используют технологию уступок. Но это очень трудная работа, поэтому нужно все же искать в партнерах соответствие: схожесть природных характеров, чтобы оба были спокойными или наоборот, горящими, как огонь, тревожились об одинаковых вещах. Чем больше в нас изначально похожих свойств, тем легче будет достичь успешного контакта.

Прежде всего, мы должны понимать друг друга. А взаимное понимание приходит с общей территории, то есть вследствие взаимных уступок и общего подхода к жизни. Такой подход мы формируем за время занятий на курсах интегрального образования, ведь нам нужно переформатировать себя по-новому.

Разумеется, у нас должны быть одинаковые планы на жизнь, восприятие реальности, без этого семья вообще не может существовать. Как мы оба представляем себе хорошую семью? Чем можем порадовать друг друга? Понимаем ли, что доставит партнеру удовольствие?

Иными словами, нам необходимо взаимопонимание по поводу любых жизненных ситуаций. Если я женюсь на женщине совершенно чуждой мне культуры, которая выросла где-то на другом конце света, то мы изначально не подходим друг другу. Неизвестно, сможем ли мы когда-нибудь подстроиться один к другому. Мы вышли из разных культур, и наши взгляды отличаются абсолютно во всем. Мы преследуем разные цели, по-разному представляем, как должна быть устроена семья.

Во всем этом нам придется подстраиваться друг под друга, ведь каждый хочет жить привычной ему жизнью, питаться привычной пищей. Выходит, что мы будем вынуждены уступать и делать то, что нравится другому, хотя сами бы сделали совершенно иначе, согласно своей природе, культуре, воспитанию. Поэтому очень важно, стремится ли один из нас понять другого, то есть мера нашего соответствия.

Эта проблема сразу же заметна по кухне, ведь она относится к самым базовым привычкам человека, вынесенным из родительского дома. И то же самое − относительно всех остальных ценностей. Мне хочется, чтобы супруга ценила то же самое, что и я: имела бы такую же главную цель в жизни, такой же имидж успешной семьи, отношения к детям, к родителям, окружению. Это не просто договоренность между нами, а сходство нашей внутренней природы, согласно которой мы по любому вопросу имеем одинаковое отношение и придаем ту же степень важности.

И мы не просто поговорили, вроде как со всем согласились и решили пожениться. Это должно быть настоящее глубокое психологическое исследование, которое мы проводим в течение многих сессий. Иначе получается, что люди женятся и после этого выясняют, что между ними нет ничего общего, что бы их связывало.

Приятно быть рядом с любимой

Вопрос: Какую роль среди психологических проверок на сходство партнеров играет влюбленность? Ведь мы испытываем какие-то чувства друг к другу, а не выясняем холоднокровно, с кем выгоднее открыть общий бизнес. Как совместить свои чувства с разумом?

М. Лайтман: Это уже второй этап. Интуитивно, мы сначала всегда пытаемся следовать своим чувствам и только потом включаем разум. Но чувства изменятся через минуту. Для первого знакомства достаточно, чтобы предполагаемый партнер не вызывал у меня отторжение. Его фигура, поведение, манеры должны вызывать во мне по крайней мере нейтральные чувства и даже немного привлекать. Ведь семья, которая строится на долгие годы, не может основываться на эгоистическом сексуальном влечении.

Реплика: Но мне не достаточно того, чтобы женщина просто не выглядела отталкивающе. Я хочу найти самую привлекательную женщину в мире, во всех смыслах: прекрасную, чувствительную, умную, сексуальную − свою мечту, которую ищу всю свою жизнь!

М. Лайтман: Любовь совершенно не зависит от внешней формы. Достаточно, чтобы внешность партнера не казалась отталкивающей и немного нравилась. Ты должен быть готов есть из ее рук! Тебе должно быть приятно ее прикосновение, забота. В ней должно быть какое-то очарование. Это не страстное влечение, от которого ты теряешь голову, а просто удовольствие от физического, ментального и чувственного контакта. Тебе должно быть приятно, но не больше!

Это еще не любовь. Любовь приходит потом вследствие того, что мы развиваем все эти связи. Любовь − это привычка к тому приятному отношению, которое я получаю от партнерши. Поэтому я начинаю любить.

Можно привести пример: если я беру собаку, которая начинает жить около меня, и буду ее кормить, ухаживать за ней, заботиться − то она начнет меня любить. Но в чем тут разница, между человеком и собакой? Известно, что люди, усыновляющие чужих детей и начинающие о них заботиться, в итоге любят их не меньше и даже больше, чем если бы они были родными. Ведь они вложили в этих детей гораздо больше усилий, поскольку боялись, что те не будут любить приемных родителей.

То же самое происходит в супружеских отношениях. Если мы вкладываем друг в друга свои силы и знаем, как развить этот взаимный вклад, то чувство, которое рождается из него, называется любовью. То есть любовь − это мое отношение к человеку около меня, когда мне приятно все время ощущать его рядом. Я люблю его общество, его прикосновение, его отношение. Я нуждаюсь в контакте с ним. Вот это, в сущности, и называется любовью. И она совершенно не относится к сексуальному влечению. Речь идет о внутреннем ощущении, при котором мне недостает этого человека рядом со мной.

Часто пары жалуются на трудности в построении интимных отношений. Но интимные отношения не базируются на сексуальной связи. Уже после того, как во мне появляется такая потребность в контакте с другим человеком, удовольствие от его присутствия рядом со мной, над этим строятся совершенно иные сексуальные отношения. Это прекрасное дополнение для еще более глубокой связи между нами. И тогда мы действительно можем насладить друг друга. Я не использую партнершу, ее тело, а мне приятно ощущать, что она наслаждается мной и тем, что я наслаждаюсь от нее.

Это целая совокупность наших связей на разных уровнях. И тогда ощущения от интимной связи тоже совершенно иные − во много раз глубже и насыщеннее. Именно благодаря тому, что я даю другому, ко мне приходят волны любви и единства. Точно, как сказано в Псалмах Давида: “Я к Любимому, а Любимый ко мне”.

Самое высокое наслаждение этого мира

Вопрос: В прежние времена, было принято долго ухаживать за женщиной. Но в наше время это явление почти исчезло. Имеет ли это какое-то значение в построении крепкой супружеской связи?

М. Лайтман: В наше время ухаживания практически не бывает. Все-таки есть какие-то отношения, но я бы назвал это не ухаживанием, а флиртом − призывом к связи. И тогда, сюда нужно внести все взаимные психологические элементы. Для того, чтобы достичь глубокой супружеской связи, нам нужно начать издалека, с внутренних пересечений, понимания, взаимности. Не нужно торопиться − надо дать потребности в соединении развиться и стать более многогранной.

Не стоит спешить с физическим контактом. Если он случится, то пусть он станет прорывом уже окончательно созревшего желания. И в этом состоит огромное упущение всех мимолетных связей, которые свойственны нашему времени. Поэтому люди сходятся и тут же расстаются, снова сходятся и снова разбегаются. И так постоянно, как будто они каждый день ищут что-то новое. Но в этом нет никакой новизны, ведь человек даже не видит, с кем вступает в связь.

Для физической близости, необходим сначала такой внутренний контакт, чтобы я чувствовал, как партнер наслаждается и хочет, чтобы я насладился. И тогда мы ощущаем, как внутри этой взаимной связи, которой мы наслаждаем друг друга, прорывается любовь. Тогда все соединяется вместе: наши чувства, секс и даже разум.

Разум позволяет мне прочувствовать партнера на глубину его личности, а ему − почувствовать меня. Когда мы физически соприкасаемся, то соединяемся через эту интимную связь в одном чувстве. Секс − это самый низкий уровень ощущения. У нас есть 5 уровней ощущения: зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. Осязание − это последний, самый низкий уровень ощущения через кожу, и в этом, по сути, заключаются все интимные отношения. В чем, в сущности, заключается секс: мы просто “тремся” друг о друга. Но за счет добавочных чувств: нашего желания насладить друг друга, мы поднимаем секс с самого примитивного уровня на самый верх − на ступень Кетэра, самого высокого наслаждения. Поэтому он считается самым большим наслаждением этого мира.

Но когда секс может считаться самым большим наслаждением? Только тогда, когда мы можем поднять его до уровня внутренней связи. А иначе, он так и останется на самой низкой ступени, как простое осязание. Сегодня появилось множество всяких аппаратов и приспособлений, с помощью которых и женщина, и мужчина могут получить сексуальное удовлетворение и без партнера. Если нам больше ничего не нужно друг от друга, никакой внутренней связи, то в таком случае, ничего не стоит найти друг другу механическую замену.

Негаснущая любовь на маленьком огне

Реплика: В современном обществе сложилась такая традиция, что люди вступают в интимную связь очень быстро, уже после первого знакомства. И в этом есть огромное упущение. В общественном сознании сексуальная революция воспринимается как вседозволенность.

М. Лайтман: И именно поэтому мы не получаем наслаждение от секса. Существует какое-то общественное согласие, что можно вступить в интимную связь очень быстро, едва познакомившись и ничего не зная друг о друге. И тогда мы теряем всю ту огромную добавку, которая именно и приводит к взрыву чувств.

Ведь, что происходит после того, как пара достигла телесного удовлетворения? Все заканчивается и ничего не остается. Так природа обязывает нас добавить к этому акту чувственный компонент. А если его нет, то мы выходим из него пустыми. Через мгновение после того, как все закончилось, наши мысли уже совсем в другом месте. Возможно, мы уже думаем о какой-то новой связи.

Наполнение возможно лишь в том случае, если мы строим такую систему связей, которую секс только дополняет, а не совершается только ради удовлетворения животного инстинкта на самом низком уровне. Нам нужно учиться любить! Прежде всего, мы должны построить общую систему встречных связей, взаимных уступок и взаимопонимания, приятных контактов.

Это такие системы, которые позволяют мне внутренне почувствовать человека и то, как я приношу ему наслаждение. А он почувствует, как доставляет удовольствие мне, наслаждая меня. И речь тут идет не о сексе, а обо всех других видах связей между нами. Нам приятно быть вместе, нравится говорить, видеть друг друга, приятно есть предложенное другим угощение − то есть это всевозможные человеческие проявления, которыми мы можем доставить друг другу удовольствие.

Для того, чтобы любить другого, как самого себя, я должен сначала понять его потребности и постараться их наполнить. А партнер узнает мои потребности и наполняет их. Ему необходимо почувствовать удовольствие от меня, а я хочу почувствовать удовольствие от него. Когда между нами возникла такая связь, при которой каждый находится как бы внутри другого и наполняет его потребности, мы уже можем достичь интимной близости. Она тоже означает, что мы находимся внутри друг друга и наполняем партнера.

Мы разносторонние личности, заняты разными делами и не всегда требуем внимания друг от друга. Но все же в нас постоянно дремлет эта потребность, которую можно в любой момент пробудить и удовлетворить несколькими нежными словами, прикосновением.

Вопрос: Мне понятна эта техника. Но красивые слова не всегда трогают сердце. Что же я должен сделать, чтобы затронуть эту внутреннюю точку супруги, которая скрыто ждет от меня внимания?

М. Лайтман: Мы начинаем издалека, с ласковых слов, чтобы растрогать человека. Это тот же самый подход, как и в любых других человеческих взаимоотношениях, не только между супругами: ты стараешься дать партнеру наполнение, любовь.

“Ухаживание” означает, что прежде всего я изучаю человека, чтобы понять, что он собой представляет, с помощью всевозможных небольших, коротких проверок, осторожных проб. И так я выясняю в нем чувствительные точки, затрагивая которые, могу доставить ему удовольствие. Я должен развить свой подход в отношении этих чувствительных точек и расширять их все больше и больше.

Такими упражнениями я пробуждаю в партнере потребность в моем внимании. Я наполняю и наполняю его: говорю ему красивые слова, дарю какой-то подарок, проявляю заботу и внимание, и так постепенно приучаю человека к этим наполнениям, словно приручая животное. Каждый из нас устроен таким образом. За счет этого я формирую в нем потребность к наполнению, к моему доброму отношению к нему.

И тут я немного приостанавливаю свои действия, а потом снова наполняю партнера, немного приостанавливаю − наполняю. Таким образом я разжигаю его и формирую в нем все большее желание. Такую игру мы ведем взаимно друг с другом. Это игра между двумя любящими друг друга людьми, которые знают, как поддерживать свою любовь на маленьком огне так, чтобы в любой момент можно было разжечь из нее высокое пламя.

Для этого требуется искусство. Я не могу повторять каждой женщине одну и ту же дежурную фразу, а должен точно подстроиться под желание супруги. Но и этого еще не достаточно. После того, как я подстроился, мне нужно начать выращивать это желание, каждый раз раздувая его за счет наполнений. До тех пор, пока привычка не станет второй натурой, и жена будет остро нуждаться в таком моем отношении. И то же самое, я по отношению к ней.

Выходит, что мы построили общую площадку: в жене формируется потребность во мне, а во мне − в ней. И эта общая область, в которой мы зависим друг от друга − и есть пространство нашей любви.

Как завоевать сердце мужчины?

Вопрос: Я хочу спросить: как завоевать сердце мужчины? Чем его подкупить?

М. Лайтман: Женщина начинает с того, что дает мужчине понять, что влюблена в него: восхищается тем, какой он великий, умный, герой − ободряет его словно маленького ребенка. Маленький ребенок и взрослый мужчина в этом ничем не отличаются друг от друга. Нужно все время давать ему ощущение, что он сильный, большой, умный, единственный в мире!

Этим женщина привязывает его к себе, словно маленькую собачку на поводке. Куда бы она ни пошла, он последует за ней, потому что нуждается в таком одобрении, как в воздухе. Таким способом прежде всего привязывают к себе мужчину.

Кроме этого, начинают понемногу “дрессировать” его, приучать к всевозможным формам, показывая, что ей приятно, а что нет. Ведь он теперь хочет все время получать подтверждение того, что она восхищается им, любит, ценит. И надо дать ему понять, что он все это получит, но лишь при условии, что проявит к ней такое отношение, которое ей нравится. Я выдаю вам все секреты…

Женщина начинает передавать мужчине впечатление от него, основываясь на том, как он ведет себя с ней. Таким образом она учит его, как он должен к ней относиться, показывая, какое поведение ей приятно и вызовет такие встречные действия, которые будут приятны ему.

Вопрос: Как я могу дать ему почувствовать, что он большой, но при этом не принизить себя? Как дать ему понять, что он − царь, но лишь до тех пор, пока я − царица?

М. Лайтман: Это слишком тяжело и ко многому обязывает. Мужчина не хочет иметь около себя царицу. Она должна ценить его без предварительных условий, словно мать сына. Мать всегда любит своего ребенка и ценит его, независимо от того, какой он. Если женщина говорит, что мужчина великий, то он действительно великий, а не при условии, что она великая. Если он умный, то не потому, что она умная. Его оценка должна быть независимой, но никто больше не скажет ему таких слов, как она, и потому он будет к ней привязан.

А уже после этого, она начинает выдвигать условия. Если он что-то делает не так, она уже показывает свое недовольство, расстройство на лице, будто опускается облако. Он очень чувствителен к ее настроению, ведь хочет все время видеть ее восхищение, чувствовать себя мужчиной, “мачо” − если не сильным, так умным, а если не умным, так героем. И если она показывает, что он расстраивает ее своим отношением, и из-за этого она не может относиться к нему так восхищенно, как он уже привык, то он начинает искать, чем завоевать ее расположение, чтобы всегда получать от нее комплименты.

Мужчина нуждается в комплиментах еще больше, чем женщина. Таким путем приучают его к хорошему, правильному отношению. И тогда он действительно привыкнет относиться к ней так, как ей хочется и нравится: уважительно и хорошо, и будет ее ценить. Но он ценит не ее саму, а ее отношение к нему. Этим мы подкупаем один другого, больше ничего не требуется.

Поэтому, для того, чтобы в семье возникла любовь, изначально не требуется ничего особенного. Нам должно быть просто приятно находиться друг возле друга: видеть один другого, прикасаться, есть приготовленную другим пищу, ухаживать друг за другом. А все остальное строится в результате игры.

Идеальная семья в идеальном обществе

Я только хочу сделать очень важное добавление ко всему, что рассказал о построении успешных супружеских отношений. Ничего не получится, если пытаться внедрить эти методы в каких-то частных случаях. Мы можем работать со многими парами, и нам будет казаться, что нам удалось научить их этому методу. Но они не добьются с его помощью никакого успеха.

Ведь ни у кого не хватит для этого терпения, и общество это не поддерживает. Мы не устроены так, чтобы суметь это воплотить − для этого нужно быть настоящим “профессионалом” в построении такой системы отношений и заниматься только этим.

Только в рамках исправления всего широкого общества, в котором мы тоже построим такие отношения друг с другом, мы сможем научить людей создавать такую внутреннюю семейную связь. То есть, это неразрывно связано с интегральным образованием.

При идеальных супружеских отношениях, пара связана так, что мы восполняем друг друга, давая другому наслаждение, которого невозможно достичь одному. И я не могу получить его ни от кого другого, поскольку чувствую, что сюда вовлечен весь внутренний мир человека, находящегося рядом со мной или против меня. Мы находимся в слиянии (в зивуге) и душой, и сердцем, означающем самое глубокое взаимопроникновение, благодаря которому мы включаемся друг в друга.

И это происходит потому, что внутри нашей связи мы ощущаем общее влияние окружения, которое тоже связано такими же отношениями. Мы двое превращаемся в одно целое и чувствуем, что именно через связь между нами мы можем соединиться с большим обществом, достичь с ним слияния (зивуга) и получить оттуда большое дополнение: ощущение гармонии с обществом.

Таким образом, мы получаем огромную добавку, даже по сравнению с любовной идиллией внутри семьи. Но действуя парой, одной семейной ячейкой по отношению к обществу, мы получаем в миллиарды раз большее ощущение.

Любовь между нами вырастает многократно, если соответствует общей любви, царящей в обществе, в котором мы живем! В наши дни, только ради этого мы способны создать правильную семью − иначе, нет. Поэтому, я повторяю, что этого невозможно добиться без интегрального образования.

И это пойдет на благо большому обществу, которое тоже почувствует внутри себя любовь, но такую, какая поднимет нас на совершенно новый уровень. Внутри маленькой семьи это можно еще назвать психологическим эффектом, телесным чувством. Но если мы достигнем такой любви в масштабах всего общества, то поднимемся до совершенно нового уровня жизни.

Вопрос: Неужели своей любовью между нами двумя мы можем разжечь любовь во всем человеческом обществе?

М. Лайтман: Нет, нам нужно одновременно развивать и одно, и другое. Одна любовь поддерживает другую, и они не могут существовать друг без друга. Поэтому, если мы будем пытаться воплотить этот метод только внутри семьи, у нас ничего не получится. Любовь требует взаимной поддержки между семьей и обществом. И видимо, это нарочно так устроено, чтобы тот огромный недостаток в добрых семейных отношениях, который мы ощущаем сегодня, заставил нас наладить отношения в обществе.

Опубликовано в Интегральное образование, Семья – единство решает все проблемы