Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Родительский дом

Ведущий: Во время нашей предыдущей встречи вы нам советовали установить в своих семьях традицию постоянных еженедельных встреч, на которых каждый рассказывает семье, что с ним произошло за неделю, что создает у всех ощущение принадлежности к определенной общности.

Мы еще поговорим о том, как создать это чувство сопричастности. Но, предположим, нам удалось выстроить такой процесс. Хотелось бы подробнее поговорить о том, как такой семейный совет помогает ребенку преодолеть его проблемы и трудности.

М. Лайтман: Ребенок рассказывает родным о том, что с ним произошло в школе. Он видит, как они внимательно и заинтересованно слушают его, участливо расспрашивают, помогая ему рассказать свою историю, как обсуждают случившееся, высказываются “за” или “против”.

Каждый хочет его понять, дает совет, выражает радость или беспокойство. Ребенок смотрит на свою историю их глазами, слушает себя как бы через них, их ушами, входит в их разум и чувства.

Он изучает своих близких и их подход, обретает взгляд родителей, братьев, сестер, их общий разум, их общие чувства и то, как они приходят к общему мнению о том или ином явлении, принесенном в качестве рассказа на семейное собрание.

Ведущий: А как я узнаю, что правильно направляю своих детей?

М. Лайтман: Не надо набираться где-то каких-то специальных знаний, чтобы говорить с ребенком, как учительница в школе, и читать ему нравоучения.

Мама должна говорить со своей маленькой дочкой, как будто она тоже девочка, только чуть старше и немножко умнее, но умная своим умом, без ее образования и всяких других премудростей. Дочь, скажем, учится в четвертом классе, а она в шестом-седьмом, – как ее старшая сестра или подруга.

Мы должны говорить с детьми, насколько возможно, без каких-то правил, предвзятых мнений и стереотипов – не то, что принято, а то, что идет от сердца. Это должно быть что-то твое, личное.

Ведущий: То есть, я опускаюсь на ее уровень, только с моим пониманием решения.

М. Лайтман: И при этом я должен ей объяснить, почему я так думаю, откуда что беру, на чем основываюсь. Я как будто беру ее, обнимаю и начинаю проводить через мои мысли и чувства, чтобы она увидела ситуацию моими глазами.

Она вникает в мое мышление, в мои расчеты, в то, как я уравновешиваю чувства и разум. А потом мы продолжаем говорить, и я уже смотрю как бы со стороны, насколько она впечатлилась, правильно ли поняла меня. Но не оказывать на нее никакого давления. То есть, не заставлять ее действительно думать, как я. Насколько получилось, – получилось. А если не получается, – ну, может быть, мне пока не удалось…

Особенно важно это по отношению к детям в возрасте от четырнадцати лет и старше. Здесь нужно особенно тонкое, деликатное отношение, чтобы не оттолкнуть подростка. Ни в коем случае не давить, не заставлять.

Желательно так организовать эти семейные советы, чтобы там было приятно находиться, и в такое время, когда всем удобно, когда не жалко потратить время.

Именно во время таких собраний достигается ощущение семьи.

Ведущий: Почему вы считаете, что это так важно?

М. Лайтман: Потому что природа создала нас такими, что мы должны найти пару, соединиться, чтобы создать семью, свить гнездышко, рожать детей, воспитывать их. И все это для того, чтобы мы поняли, как вообще выстроить все человечество, чтобы оно было, как одна семья.

Ведущий: Давайте попробуем разобраться, как та связь, которую вы сейчас описали и которую вы называете семейной, может влиять на будущее наших детей?

М. Лайтман: Прежде всего, семья дает ребенку чувство уверенности, надежности. Он будет знать, что есть место, где ему всегда рады и где его поймут. Кроме того, это расширяет его кругозор и обогащает его разум и чувства. Он начинает смотреть на жизнь совершенно иначе.

Ведущий: Почему?

М. Лайтман: Потому что старшие, спустившись на его уровень, раскрывают ему свои разум и чувства, и он как бы начинает видеть мир их глазами. То есть, оставаясь ребенком, он уже более развит, чем его сверстники, он уже как бы приобрел жизненный опыт, который передали ему родители.

Ведь ребенок очень быстро развивается. И если его развитие происходит не под влиянием семьи, то он развивается под влиянием окружения, а оно обычно ужасное и, конечно, не заботится о нем так, как семья. Так какие советы может дать ему окружение?

При этом пятнадцатилетний подросток учится у нас, у родителей, как говорить с младшими. Он же видит, как мы опустились на уровень пятилетней девочки, чтобы говорить с нею. Благодаря этим наблюдениям он получает опыт общения с детьми, который пригодится ему, когда у него будут свои дети.

Ведущий: Мне очень понравилось все, что вы сказали. Но как при таком влиянии семьи ребенок развивает свою независимость и индивидуальность? То, что он впитывает внутри семейного гнезда, дает ему чувство уверенности и защищенности. Но как он, с одной стороны, чувствует себя частью семьи, а с другой, – ощущает самостоятельность?

М. Лайтман: Мы же не подавляем его. Мы сидим все за круглым столом и разговариваем на равных. Каждый может говорить, что хочет, и никто не затыкает ему рот, никто не считает себя умнее. Просто каждый выражает свое мнение. Именно благодаря семье он и развивает свою уникальность, которая не даст ему раствориться и пропасть в большой массе сверстников на улице или в школе. Иначе они наполнят его такими ценностями и стереотипами, что ему будет трудно освободиться от них всю его жизнь.

Такие семейные советы дают нам возможность использовать наш дом и нашу семью в качестве места, где мы можем научиться правильно выстраивать связи с другими людьми, будь то наши дети, супруг или супруга или наши пожилые родители. Эта семейная ячейка может стать для нас “атомной станцией”, которая обеспечивает нас энергией всю нашу жизнь – дома, на работе, с друзьями, знакомыми, у детей в школе. 

Опубликовано в Интегральное образование, Воспитание