Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Стать вечным

В зрелом возрасте человек начинает осознавать, что его время ограничено. Он оглядывается назад и анализирует, много ли успел сделать за свою жизнь, и осталось ли время на то, чтобы что-то изменить. Согласно социологическим исследованиям, с возраста 65 лет люди перестают волноваться о будущем, а больше предаются воспоминаниям о прошлой жизни. Это связано со страхом перед будущим, перед неизвестностью, смертью, временностью нашего существования. Как вы смотрите на то, что время нашей жизни ограничено, и как нужно правильно к этому относиться?

Время для нас – это очень существенное понятие. Это не так остро ощущается в детском возрасте, но по мере взросления и становления человека время становится для него все важнее.

Ребенок растет и из своей связи с окружением постепенно начинает понимать, что такое время. Маленькие дети и младенцы не очень чувствуют время, но окружение давит на них и помещает во временные рамки. Нужно вовремя вставать, вовремя есть, в определенное время идти в школу, возвращаться, идти спать. Ребенок не хочет этих рамок, но по безвыходности ему приходится их постепенно принять. Так мы привыкаем постоянно находиться в тисках времени.

Потом начинается учеба, работа, еще больше загоняющая нас в рамки времени. Мы обзаводимся семьей и накладываем на себя еще большую ответственность. В итоге, время ложится на нас тяжким бременем и подчиняет себе.

Так продолжается до пенсионного возраста, пока мы чувствуем себя привязанными ко времени множеством разных обязательств. Время – это наш главный полицейский, который постоянно требует от нас подчинения, и мы обязаны ему повиноваться. Всегда есть возможность обвинить нас с точки зрения времени: “Где ты столько был и что ты делал? Когда ты придешь?” – и так далее.

Еще в детском возрасте человек ощущает, что время ограничено. Ребенку не хочется ощущать себя в рамках времени, но от него постоянно требуют в них находиться и им соответствовать. Для него это проблема, и он воюет со временем. Он хочет играть и не желает находиться в тисках времени – «от сих до сих».

Вырастая и становясь взрослым человеком, он начинает понимать, что бесполезно воевать со временем и можно лишь решить, как наполнить его. Тогда он начинает бежать вместе со временем, пытаясь максимально преуспеть в предоставленное ему время. Этим он оценивает свои достижения и по этому критерию сравнивает себя с другими: какого успеха добился в своем возрасте относительно своих сверстников.

Мы постоянно находимся в таком соревновании. Время ловит нас в свои сети и ложится на плечи тяжким бременем, превращая нас в своих рабов.

Но после 50 лет человек начинает понемногу тускнеть. У него уже нет прежних грандиозных планов. Постепенно его планы становятся все более скромными, и он понимает, что необходимо равновесие и не надо требовать от жизни слишком многого.

Он все больше чувствует свою ограниченность. Со временем он не может бороться, и его возможности наполнить это время тоже становятся довольно ограниченными. Поэтому он предпочитает больше времени проводить с семьей, с детьми, больше отдыхать, путешествовать.

Понятие времени становится для него важным с точки зрения того, насколько приятно и комфортно он чувствует себя в каждый промежуток времени. Он начинает больше жить настоящим временем, а не будущим, как было прежде.

Поэтому старые люди становятся чем-то похожи на детей. Ведь и дети тоже живут настоящим моментом.

Жизнь под страхом смерти

Когда к человеку приближается старость, он начинает переживать о том, что когда-то его время закончится, то есть о конце своей жизни.

В действительности, некоторые задумываются об этом еще в детстве и все время проверяют себя именно относительно этой точки смерти. В результате, они либо погружаются в депрессию, либо наоборот, загораются жгучим желанием преуспеть, чтобы купить себе место в вечности в глазах других. Они надеются, что тогда точка смерти затронет не их личность, а только эту материальную жизнь.

Это великие люди, оставившие заметный след в истории человечества, подобно Александру Македонскому, Архимеду – известные ученые и правители, изменившие наше мировоззрение и лицо человеческого общества, сделавшие особые открытия и передавшие их человечеству.

Мы помним этих людей, изучаем их биографии. Историки передают эту информацию из поколения в поколение и рассказывают нам о них. Эти великие личности – словно отметки на всей исторической оси. В сущности, мы отсчитываем историческое время не по годам, а по этим особым людям, говоря: “Это случилось во времена Юлия Цезаря”, – и т.п.

Человек понимает, что не само время является определяющим для человеческого общества, а люди, сыгравшие в то время особые роли в истории. И поэтому у него возникает настоятельная потребность внести себя в вечность – в тот большой пантеон, где собрались все столпы человеческого общества.

Есть люди, которые лишь для этого работают всю свою жизнь с самой молодости, и на самом деле, некоторым удается оставить свой неизгладимый след в истории.

Если же речь идет не о великих личностях, а обычных людях, то в старости человек чувствует, что жизнь скоро закончится. И хотя методами современной медицины скоро можно будет значительно продлить жизнь человека, но как ни продлевай ее: хоть до 200, 300 и даже 500 лет, – она все же когда-то закончится. И так действительно будет, мы будем жить гораздо дольше, чем сейчас, однако останется та же проблема.

Дело не в количестве лет. Когда-то в прошлые века человек в среднем жил не более тридцати лет, а 200 лет назад до сорокалетнего возраста. Только среди элиты продолжительность жизни составляла 60-70 лет, а в простом народе жили в среднем до 35, максимум, до 40. Помните, как у Пушкина говорится о том, что вошел седой старец 38-ми лет. В то время было нормальным считать сорокалетнего человека стариком.

В наше время мы живем вдвое дольше, но та же проблема страха смерти остается. Она зависит от развития человека. Чем более развит человек, тем сильнее волнует его вопрос смерти. Когда-то человеческая жизнь ничего не стоила, и можно было послать стотысячное войско, чтобы оно все полегло в битве за один день. Но сегодня каждая человеческая жизнь представляет большую ценность.

Хотя на земле вместо одного миллиарда проживает уже семь миллиардов человек, человечество вкладывает много сил и денег в то, чтобы вместо людей воевали машины. Это говорит о том, что для нас критически важны жизнь и смерть каждого человека.

В наше время невозможно послать человека воевать гладиатором в цирке на потеху публике, как в древнем Риме. Даже в Америке, где всего 200 лет назад существовало рабство и можно было избивать раба и делать с ним все, что угодно хозяину, жизнь каждого человека в наши дни имеет высочайшую ценность.

Приносить пользу обществу до последнего вздоха

Если человек всемирно прославился своими выдающимися достижениями, освобождает ли это его от страха смерти?

Я не думаю, что есть такой человек, который не боится умереть, если ему понятно, что смерть – это конец. Только у животных нет страха смерти. У них есть лишь инстинктивный страх самозащиты от того, что может им повредить, и они живут согласно этому инстинкту.

А люди боятся смерти, потому что у них есть воображение, ощущения, и они могут учиться на происходящих случаях, и поэтому они знают, что жизнь заканчивается. Ведь тот человек, который прежде был моим товарищем, теперь умер, и от него ничего не остается, кроме безжизненного тела, которое покинул дух жизни. Нечего больше делать, как только похоронить его, и я понимаю, что так случится и со мной тоже.

Ощущение потери жизни – это уникальный опыт. С одной стороны, мы обязаны при необходимости идти в бой, где можем погибнуть. Но в этом случае у нас есть возможность преодолеть свой страх смерти. Мы летим в космос и подвергаем свою жизнь риску в разных опасных ситуациях, и не потому, что нас заставляют, а просто из-за внутренней тяги. Есть некая особая привлекательность в ощущении себя на грани жизни и смерти. Это известное психологическое явление. Человек устроен так, что мнение общества обязывает его к геройству и направляет в разных ситуациях.

Но в старости смерть очень пугает человека, вызывает чувство отчаяния, беспомощности и скрытого страха. Человек старается подавить этот страх и не дает ему прорваться, в чем помогает нахождение среди людей, в гуще жизни.

Самое плохое, что мы можем сделать для пожилого человека – это поместить его в дом престарелых, в закрытое общество таких же стариков, как он. Мы думаем, что это хорошо, и ему будет там удобнее. Но это не хорошо ни для одного человека. Пожилой человек должен находиться в обычном обществе, среди молодых и зрелых людей, полных жизненных сил. Собирая всех стариков в одно место, мы вредим им, какой бы медицинский уход таким образом им ни обеспечивали.

Какой, по вашему мнению, должна быть жизнь старого человека в идеальном случае?

Я думаю, что желательно, чтобы человек до последнего своего дня, насколько у него есть силы, работал и приносил пользу обществу. Возможно, он не может ходить, а может только сидеть, но при этом он будет выполнять какую-то посильную работу. И все будут благодарить его за это, а он будет знать, что его ценят, и так продолжать почти до своего последнего дня.

Как человек может преодолеть психологический страх приближающейся смерти?

Я думаю, что нужно вовлечь человека в работу и так его занять, чтобы до последней секунды своей жизни он чувствовал, что приносит пользу обществу. Я не имею в виду совсем дряхлых людей, которые уже почти ничего не видят, не слышат и не воспринимают. Но пока у человека есть силы, пусть и ограниченные, он может принести большую пользу в распространении интегрального образования. Если он включится в коллектив молодых людей, то принесет им большую пользу, а они – ему.

Преподавая методику объединения, мы смешиваем в группах людей всех возрастов и пытаемся предоставить каждому возрасту возможность выразить себя относительно других возрастов. Этим мы приносим пользу и старым, и молодым. Старые люди могут обучать молодых, поддерживать, и таким образом укрепляться, подпитываться духом жизни.

Как стать вечным?

Чему я, как молодой человек, могу научиться от старого человека?

Молодой человек может научиться от старого человека другому отношению к жизни. То есть он поймет, что достижения, которые кажутся ему сейчас важными, совершенно не важны, и стоит заполнить свою жизнь тем, что позволит ему оставить свой след в вечности. Ведь это именно то, что хочет старый человек и тот, кто приближается к пожилому возрасту.

И тут мы подходим к интегральному образованию, задача которого объяснить, что между нами существует система вечных связей. В ней мы можем выразить себя и остаться в такой форме, полные новым духом отдачи ближнему.

При эгоистическом получении мы не можем этого сделать и умираем так, что от нас ничего не остается. Но если я соединяюсь с другими в отдаче, то обретаю вечную силу, которая действует сама по себе и не нуждается в получении от других. А потому эта сила действует все время. Если я включаюсь в эту силу отдачи и любви, наполняющую всю реальность, и иду вместе с ней, то увеличиваю эту силу своим желанием.

Так я включаюсь в поле этой силы и начинаю жить в нем. И я уже никогда не умру! Это мое “я”, которому удалось смешаться с силой отдачи – бессмертно, ведь сама эта альтруистическая сила – вечная.

Для этого нужно лишь изменить свое психологическое восприятие. Сейчас я воспринимаю себя живущим и существующим в зависимости от того, сколько получаю. По мере старения, мои эгоистические силы слабеют, тают – я старею, и постепенно теряю желание, пока совсем не умру. То есть умирает моя сила потребителя: становится все меньше и меньше, пока совсем не исчезает.

Это называется у нас смертью. Но если я разовью в себе силу отдачи и любви, то не почувствую смерти. Ведь я увижу, как сила отдачи наполняет мир, а я со своим новым желанием включаюсь в эту силу и добавляю ей мощности. Я даю этой силе отдачи раскрыться через меня и как будто облачаюсь в новое тело. Таким образом я обретаю новую жизнь – духовную, а не телесную! Это тело животное, и я чувствую, что прежде жил с одним духом – эгоистическим, а теперь живу совсем с другим – с духом отдачи. И с этим духом отдачи я не подвластен ангелу смерти.

Этот дух отдачи проявляется относительно всех окружающих человека людей, и потому превращает его в очень полезного члена общества. Можно собрать людей пенсионного возраста, уже ощущающих себя близко к своему жизненному финишу, и объяснить им, как они могут стать вечными. И тогда мы не заканчиваем жизнь вместе с этим физическим телом, поскольку не отождествляем себя с ним, а строим новое тело – тело отдачи, вместо эгоистического получения.

Итак, если человек не хочет ощущать старость как постепенное угасание, пока его свеча совсем не потухнет, нужно, чтобы он достиг отдачи и раскрыл систему интегральных связей, в которой ощутит свое вечное существование еще до того, как его физическое тело умрет.

Какой вывод нужно сделать молодому человеку из того, что наша жизнь построена так, что в итоге ее время неминуемо истекает?

С самого молодого возраста нужно научить человека, что жизнь – это подъем до 30 лет, а затем спуск и смерть. А потому необходимо использовать всю эту жизнь для того, чтобы сделать из нее непрерывный подъем, который никогда не кончается!

 

Опубликовано в Восприятие реальности, Интегральное образование, Жизнь и смерть, Человек и общество. Кризис, глобализация