Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Мой район

Рождаясь, человек представляет собой небольшое эгоистическое желание, которое хочет наслаждаться. Но чем наслаждаться? От чего отдалиться, к чему стремиться? Что предпочесть, какие ценности принять? У него ничего этого нет, его необходимо наполнить, как новый компьютер программами, согласно которым он будет работать.

Поэтому неудивительно, что нас наполняет ближайшее окружение: дом, двор, район, община. Это настолько на нас влияет, что мы не можем избавиться от этого давления, не можем себя обновить, ввести вместо старых программ новые.

Не зря ведь существует такое понятие, как “родной язык”. Это программа, которую я впитал, чтобы согласно ей комментировать происходящее в моей жизни. Бывает так, что люди знают по двадцать языков, но глубоко внутри себя они неосознанно переводят все явления на родной язык.

Такая же внутренняя программа есть не только в родном языке, но и в нашем поведении. Все те нормы, которое мы получили с детства – как должна выглядеть семья, двор, квартал, – остаются у меня внутри как некий стандарт, измерение, согласно которому я проверяю окружающих.

Выходит, что район, где я вырос, – это линза, через которую я смотрю на жизнь. Как это влияет на мою безопасность, уверенность в себе?

Сначала у меня было лоно матери, потом колыбель, комната, квартира, отношения с родственниками, соседями. Дом, двор, район – таковы круги моего роста и отдаления. Я выхожу из дома, но потом возвращаюсь. Каждый раз я выхожу в более широкий круг, но только туда, где чувствую себя уверенно. При этом я все время должен ощущать связь со своим источником.

Моя безопасность зависит от того, насколько я соответствую окружению.

Если же я оказываюсь в недружественном окружении, ко мне относятся, как к врагу и, словно вирус, сразу хотят уничтожить. Чужака принимают только, если он приносит удовольствие. Например, когда речь идет об известном актере или великом ученом, люди готовы пойти на уступку и выразить ему уважение.

Если меня окружают плохие люди, я должен быть защищен от них броней или быть таким, как они, то есть раствориться в них, перенять их манеры, поведение, законы. Это известный факт, его используют политики, политтехнологи, социологи.

Иначе как диктаторам удается ввести в состояние истерии целый народ? Они строят небольшую, но очень сильную, угрожающую группу, и тогда все, кто к ней присоединяются, чувствуют себя в безопасности. Так, например, было в России, в Германии.

Из всего этого следует, что в каждом человеке существует склонность быть внутри группы, утонуть в ней. Мы, как и наши пещерные предки, до сих пор тяготеем к жизни большой семьей. И если мы хотим что-то изменить в людях, важно организовать правильную общину, из которой подрастающее поколение скопирует нормы поведения, а затем спроецирует их на весь мир.

Опубликовано в Интегральное образование, Человек и общество. Кризис, глобализация