Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Европейский тупик: союз с ярмом на шее

Мы наблюдаем очередную вспышку конфликта между почти обанкротившейся Грецией и ведущими членами Евросоюза.

Помимо поисков конкретного решения, эта ситуация вызывает вопросы более общего характера – об отношениях государств в разветвленной системе взаимосвязей, о сильных и слабых, о том, как они влияют друг на друга, о расстановке сил в Европе.

Следует отметить, что Греция далеко не в первый раз переживает экономический кризис. Органы государственного управления в этой стране всегда отличались малой эффективностью, а подчас и коррупцией. Когда она вступала в Евросоюз, это было достаточно ясно всем, и тем не менее, ее приняли с распростертыми объятиями.

С тех пор Греция обязана подчиняться общему законодательству, Европарламенту и евробюрократии. Она не имеет права разработать для себя собственную программу спасения и, в сущности, находится под внешним управлением. Причем ключевую роль в этом управлении играют Германия и Франция, экономически сильные государства, диктующие свои условия.

В результате, с одной стороны, Германия предлагает помощь, а с другой стороны, греки видят в этом “медвежью услугу”, условия которой они не в силах выдержать.

Как на самом деле строятся взаимоотношения в Европейском союзе?

В моих глазах Евросоюз всегда был больным, которого не желают лечить. Изначально его “породили”, создали таким образом, что он обречен на страдания, а в конечном итоге, на смерть и распад.

Ведь в действительности никакой это не союз. Его участников ничто не объединяет. Свободная экономика, сама по себе, не может служить сплачивающим фактором, поскольку в ее рамках все ведут борьбу между собой.

Вне рамок подлинной консолидации остались банки, промышленные сектора, потребности, фонды, а главное, люди и их желания – базовая “субстанция” Союза.

Если уж объединять что-либо, то начать следует с основы. Наша основа – это желание наслаждений. И “объединение” означает, что я принимаю желания других как свои собственные.

Мы соединяем свои желания и относимся к их совокупности как к единому целому. Вся Европа для нас – словно один человек. В таком случае нет слабых и сильных – все равны. Иными словами, все обеспечивают благо всех.

Но разве Евросоюз создал такое равенство? Напротив, Германия и Франция изначально оформили идею объединения таким образом, чтобы преуспевать, богатеть, усиливаться, а не помогать слабым, выстраивая равенство, общность и повсеместно выравнивая уровень жизни.

В результате, на протяжении всех лет своего существования Европейский “союз” служит тому, чтобы эксплуатировать слабых.

Судьба неудачников

Представьте: я иду в банк и обнаруживаю, что на счету у меня – минус.

– Зачем вам страдать из-за этого, – говорят мне. – Лучше мы дадим вам ссуду под два процента.

Я беру ссуду, но спустя какое-то время выясняется, что я не могу выплачивать ее вовремя. Мой минус растет.

– Ничего, – говорят мне. – Мы дадим вам другую ссуду, только под четыре процента.

И снова, за неимением выбора, я глотаю наживку. Ведь банк заинтересован в этом. Именно с этого он живет. На самом деле ему не нужно, чтобы я вернул ссуду. Наоборот, чем больше ссуд я наберу, чем больше процентов набежит, тем для него лучше.

Так и выходит, что страна типа Греции, получая ссуды от Евросоюза, с годами погрязает в долгах.

Другими словами, европейские заправилы заинтересованы в существовании стран-неудачниц. Они намеренно выстраивают ситуацию, при которой государства Южной и Восточной Европы остаются слабыми и болезненными под грузом неподъемных долгов.

А в целом, по этому принципу выстроена вся мировая экономика. Она “опирается” на слабых, которым суждено оставаться в должниках и возвращать проценты, составляющие бóльшую часть их выплат.

Другой известный пример – американские студенты, которые берут ссуды на обучение, чтобы отдавать их потом долгие годы. И пускай не все сумеют отдать, зато банки довольны, для них это – достижение.

В итоге еще немало европейских стран окажутся на грани краха и в последний момент будут вынуждены взять ссуды с продиктованными ставками. А заработают на этом, главным образом, две страны: Германия и Франция.

Такова текущая ситуация, хотя наступит конец и этой игре.

Вот почему я полагаю, что в греческом коллапсе нет ничего незапланированного. Все знали, что эта страна лишена развитой промышленности, что живет она, в основном, с доходов от сельского хозяйства и туризма.

Уже давно ей предложили выставить на продажу свои малые острова, и хотя для Греции это все равно что продать душу, но что поделаешь, если казна пуста…

Экономическая слабость делает греков очень уязвимыми перед любыми коллизиями и кризисами в Европе. В случае серьезных потрясений они могут лишиться доходов от сельхозпродукции, от туристического потока – и тогда хоть закрывай страну…

Почему так выходит, что один народ экономически силен, а другой – наоборот?

Некоторые исследования показывают, что в православных странах принято другое отношение к работе. Это касается также России, Украины, Грузии, Армении и др. Многовековое влияние православия вселяет в людей некую безучастность к усилиям, вложенным в работу.

Дело тут уже не в вере как таковой, а в подходе, который сохраняется и, в этом смысле, ослабляет народ. С другой стороны, в католических и протестантских странах насажена иная трудовая этика.

Так это или нет, в любом случае, характер народа не изменишь в одночасье, и потому сильные государства, безусловно, будут использовать беды слабых.

Несмотря на все попытки переломить ситуацию, греческое правительство снова вынуждено было согласиться с требованиями кредиторов. Что действительно помогло бы сейчас Греции? Что способно укрепить ее?

По идее, денежные дотации. Но немцы категорически против этого, поскольку сами работают тяжело и упорно, стараясь использовать все возможности в любой ситуации. Ничего не поделаешь, у этого народа такой характер.

Как следствие, в рамках текущего подхода, я не вижу реального решения.

Оно возможно, только если мы перейдем к совершенно новой жизненной парадигме, если поставим задачей всеобщее объединение, а не всеобщую конкуренцию, если целью жизни для нас станет подъем на духовную ступень и именно духовные достижения будут ценны в наших глазах.

Тогда мы доберемся до сути своей жизни: для чего и почему мы живем, чего Природа требует от нас, какова причина существования этого мира и нас в нем. Для чего стоит жить: чтобы пополнять банковские счета и каждый раз выколачивать из неудачников еще несколько процентов прибыли?

Но даже если каким-то чудом они будут выплачены – что дальше? Ведь тем временем мир идет ко дну, включая и якобы преуспевающие страны.

Настало время взять на вооружение иную парадигму. Прежде всего, давайте выясним, для чего, собственно говоря, нужен Европейский союз? Тогда, возможно, мы откроем для себя новую цель, которая потребует от нас равенства над всеми различиями.

Мы перестанем гнаться за высоким процентом, истощая природные ресурсы и выжимая последние соки из европейских народов. Возможно, наоборот, мы всем предоставим относительное успокоение и создадим для всех более-менее единообразный уровень жизни, который не будет требовать ужасной борьбы за первенство в нескончаемом забеге.

Исходя из этого, мы, возможно, найдем другие решения и другие удовольствия. В конце концов, даже в Германии и во Франции я не видел по-настоящему счастливых людей. Напротив, негативные явления нарастают и там. Так что, если подвести сухой итог проекту Евросоюза, я не вижу положительного остатка.

А кроме того, есть очень точное высказывание мудрецов по этому поводу: “Когда соединяются нечестивцы – плохо и им, и миру”. “Нечестивцами” зовутся эгоисты, помышляющие только о себе. Если каждая из стран продолжает эту линию, такой союз несет вред, противопоставляя их друг другу.

В шаге от войны

Поначалу всё выглядело многообещающе: никто не понимал, о каком именно объединении идет речь, но люди прельстились отменой границ и обещаниями политиков. Особенно поддерживали эту пропаганду банки – ведь в действительности объединение играло на руку им и магнатам.

Но сегодня, когда идея единой Европы терпит фиаско, нам некому предложить подлинное решение. Нынешнее руководство просто не слышит “в этом диапазоне”.

А потому, сохраняя реальный взгляд на происходящее, я предложил бы пока что лишь ввести новую сферу интегрального образования, чтобы к людям понемногу просачивалось знание о цели жизни, о том, что нами движет Природа и другого выхода нет – надо прислушаться к ней, научиться у нее и постараться принять на себя ту парадигму, тот взгляд, ту цель, которую она несет.

Желая того или нет, мы все равно приближаемся к этой цели. Но если мы не готовы, то сближение будет всё более болезненным, и сопровождать его будут всевозможные несчастья вплоть до войн.

На самом деле, другого выхода у нас нет – необходимо подготовить себя к новому подходу, к тому, что мы должны объединиться и наладить добрую, равную взаимосвязь. Евросоюз просто обязан перейти на новые рельсы, перестав быть альянсом банков, страховых компаний, корпораций и пр.

В первую очередь, надо объединить желания людей, чтобы все почувствовали себя именно европейцами, а не французами, немцами, итальянцами, испанцами и другими народами, отчаянно конфликтующими между собой. Эти конфликты настолько обострены, что достаточно поднести спичку – и полыхнет Мировая война. Сколько же можно играть с огнем?

Греческий кризис ярко продемонстрировал, что европейские народы слишком разные и неспособны преодолеть различия даже в рамках единого союза. Какой же выход?

Пускай различия остаются – но не мешая объединению. Так же родители одинаково любят своих детей, какими бы разными они ни были.

Вопрос лишь в том, есть ли между европейцами “клей”, несмотря на все расхождения? Фундаментальный “клей”, который сильнее центробежных тенденций и благодаря которому отличия, наоборот, помогут народам сплотиться еще крепче и восполнить друг друга. Ведь что есть в свойствах одного, того нет в свойствах другого.

Сегодня Евросоюз “склеен” общей валютой, а иными словами, корыстолюбием, – и потому разрывается от противоречий. Подлинным “клеем” должна быть любовь, единство. Сказано: “Все преступления покроет любовь”.

“Преступления” – это наши непримиримые различия, а любовь скрепляет нас над ними. Мы понимаем, что нужны друг другу, что надо помогать друг другу, что вместе нам будет хорошо. Мы будем рады тому, что у всех одинаковое благосостояние, что можно разъезжать повсюду без границ и везде получать теплый прием…

И всё это – вопрос образования. Оно, разумеется, сработает – только потребует нескольких десятков лет. Зато наряду с ним можно будет по-настоящему объединять европейскую экономику и прочие сферы.

В итоге Южная Европа, допустим, будет тяжело работать, чтобы принять североевропейских туристов на период отпусков, а те будут отвечать взаимностью в чем-то другом.

Чтобы не остаться за бортом

Вместо этого, Евросоюз всё сделал наоборот. Первой его задачей было – “сломать ноги” почти каждой стране. Где-то запретили рыболовство, где-то – производство сыров и молочных продуктов.

Иными словами, страны последовательно лишались своих основных производств и ресурсов, основных статей доходов. Как будто кто-то намеренно ломал вековые устои, шантажируя жертв условиями “членства в клубе”: кто не согласен, тот останется за бортом, без возможности торговать с соседями, без банковских “щедрот” и т.д.

И что было делать той же Греции, если ей, например, грозила потеря рынка сбыта оливкового масла? В результате приходится отказаться от масла – лишь бы сохранить хоть какие-то возможности…

Кто виноват?

Я очень надеюсь, что этот клубок противоречий найдет хорошее, рациональное решение и не приведет к войнам. В принципе, есть лишь два возможных сценария: или грянет Мировая война, или люди все-таки услышат добрый совет.

И если не донести до них этот совет правильно и быстро, то начнется всплеск антисемитизма: они признают наличие у еврейского народа методики, позволяющей привести весь мир к добру, но признают через резко негативное отношение. И тогда любые наши посылы столкнутся с тяжелейшим сопротивлением.

Значит, если Евросоюз по той или иной причине распадется, то вина за его фиаско падет на нас?

Безусловно. Обвинения будут направлены против Израиля, и Мировая война, прежде всего, придет к нам. Чтобы этого не произошло, нам необходимо как можно быстрее, всеми доступными средствами, начать распространение знаний о том, в чем причина нынешнего кризиса и каково его истинное решение.

Опубликовано в Экономика нового мира, Человек и общество. Кризис, глобализация