Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Единственное условие…

Минимум страданий, максимум наслаждений

Я хотел бы поговорить о том условии, которое Природа ставит перед нами: мы должны прийти к полной любви между всеми семью миллиардами людей в мире.

Действительно ли это условие непреложно? Способны ли мы выполнить его? Верно ли, что если достичь хотя бы частичного успеха, если хотя бы продвигаться в этом направлении, то раз за разом мы будем видеть, что это идет нам на пользу, меняя нас, всё окружение и всю нашу жизнь к лучшему?

Природа каждого человека – суть забота о себе. Человек неспособен думать о чем-то другом. Если проверить, изучить все наши действия, мы увидим, что нуждаемся в энергии, чтобы их производить. Даже для самого простого движения – например, когда я перекладываю руку с места на место – мне нужно потратить энергию. Однако эта энергия может возникнуть и послужить мне лишь при условии, если тем самым я достигну какой-то пользы для себя.

Таким образом, мы имеем следующее условие: любая внутренняя подвижка в атомах и молекулах, любое телодвижение, любое движение в моем чувстве и разуме требует, чтобы я видел то хорошее состояние, которое станет итогом процесса. Так я отношусь ко всему в своей жизни.

Некоторые действия я выполняю инстинктивно. К примеру, сидя на стуле, я не думаю о том, какую позу принять; в разговоре не задумываюсь об интонациях. В большинстве случаев и действий всё осуществляется согласно внутреннему расчету – а внутри у меня гнездится эгоистическое желание хорошо себя чувствовать, испытывать хорошее самоощущение. Это я вижу как желаемый результат всех своих действий.

Надежда на хорошее самоощущение раз за разом действует и утверждает меня в том или ином состоянии. Куда бы я ни шел, что бы ни делал, о чем бы ни говорил, как бы ни держал себя – всё это лишь затем, чтобы обрести наилучшие средства для хорошего состояния. Я хочу есть, спать, гулять, я обязан работать, чтобы обеспечивать себя, и т.д. Всё это лишь затем, чтобы нести мне выгоду. По сути, в этом и состоит вся моя жизнь: как достигать наибольшей выгоды при минимуме страданий и максимуме наслаждений, чтобы наполнять себя чем только можно.

Чем же мне себя наполнять? Это зависит от воспитания, воздействия окружения, шкалы ценностей, которую я получил, а также от привычки, которая становится второй натурой: к чему меня приучают, с тем я и сживаюсь, даже если это неестественно. Так я и живу, многое в своей жизни делая не потому, что мне изначально того хотелось, а потому, что общество, родители, воспитатели приучили меня к этому. В итоге я действую автоматически, не нуждаясь в силе мысли.

Есть в жизни и другие вещи: их я делать вынужден, и они требуют внутренних усилий – когда я убеждаю себя, что оно того стоит. Скажем, звонит будильник – и я встаю, хотя мне хочется спать. Возможно, я работаю на тяжелой и неинтересной работе, но все-таки знаю, что после изнурительного трудового дня вернусь к семье в теплую домашнюю атмосферу, смогу отдохнуть и испытать хорошее ощущение. За это ощущение необходимо заплатить, и потому я вкалываю.

Все мои действия, все контакты с одними людьми и отдаление от других, в конечном счете, тоже призваны создавать для меня более приятную атмосферу.

Итак, я все время забочусь о том, как чувствовать себя лучше. Такова природа каждого из нас, и относится она к “животной” ступени. По сути, неживая, растительная и животная природа постоянно тянется к лучшему самоощущению, к лучшему состоянию. Всем созданиям кажется, что это состояние будет сбалансированным, что в нем они не почувствуют нажима или тяги куда-то в сторону, а будут пребывать в гармонии с тем, что представляется им лучшей жизнью.

Вот и выходит, что всю жизнь я соблюдаю “закон лучшего самоощущения”. Таково условие, на котором мы существуем, и наша эгоистическая природа постоянно направляет нас к этому.

Не топи других сегодня, чтобы завтра не потопили тебя

Всю жизнь я забочусь о себе – как внутренне, инстинктивно, так и осознанно, намеренно, продуманно. В таком случае, как мне изменить свою природу на полную противоположность? Как я могу полюбить ближнего? Ведь “любить ближнего” – значит помышлять лишь о нем, ставить ему на службу всё свое тело, все свои способности и средства, вообще всё, что я имею. До такой степени, что у меня ничего не остается, кроме этой точки желания отдавать ему и непрестанно заботиться о том, чтобы ему было как можно лучше.

Так же мать ухаживает за своим ребенком. Сама природа устремляет ее на неустанную заботу о малыше, и единственное, что интересует ее в жизни, – чтобы эти несколько килограмм плоти чувствовали себя хорошо. Она думает лишь о том, как его положить, чем накормить, когда сменить подгузники, и вообще, что с ним сделать, чтобы ему стало еще лучше. Никакой другой заботы для нее не существует.

Но как взять с нее пример, чтобы так же, с той же преданностью относиться ко всему человечеству? Это же нереально!

Но разве Природа может ставить перед нами невыполнимое условие? Зачем тогда мы пришли к совершенно противоположному состоянию? Почему с головой погрузились в заботу о себе? Мало того, ведь животные тоже постоянно заботятся о себе, но человек к тому же хочет заработать за счет других, использовать их, навязать им свою силу, свое мнение, прогнуть их под себя. Он наслаждается, возвышаясь над другими. Более того, ему приятно, когда им хоть немного хуже, чем ему, когда он находится в предпочтительном состоянии по сравнению с ними. Человек постоянно поверяет себя по окружающим, и только так выявляет, насколько ему хорошо.

Если эгоизм подвел меня к тому, что я хочу чувствовать себя выше всех и нуждаюсь в них только для того, чтобы ощутить свое превосходство, – как мне изменить эту природу и перейти в противоположное состояние?

Может быть, мне стоит воображать себе утопическую ситуацию, в которой я забочусь о ближнем и получаю от этого удовольствие, как мать, ухаживающая за младенцем? Допустим, я полюблю других так же, как она, и буду все время заботиться о них. Тогда, возможно, я почувствую в этом абсолютную самореализацию?

Однако я не вижу никаких средств, чтобы достичь этого. Что меня к этому обяжет?

В действительности, человечество тысячелетиями размышляло над этим. На протяжении истории было написано много книг, предпринимались попытки осуществить нечто подобное – выстроить доброе окружение, сформировать соответствующие организации… Уже сотни лет назад утописты пытались создать в различных уголках мира условия для добрых взаимоотношений между людьми. Однако реализовать эти начинания так и не удалось.

По мере своего развития мы становились всё умнее, всё лучше познавали человеческую природу – и понимаем теперь, что неспособны приподняться над собственным естеством. Может быть, это и хорошо. Может быть, это даст нам нечто особенное. Но выстроить такое общество невозможно. Поистине, утопическая идея.

И потому в обществе мы ограничиваем себя законами поведения, чтобы не слишком вредить ближнему. У нас есть адвокаты, бухгалтеры, социологи, психологи, политики и пр. – и они упорядочивают социальные законы.

Мы объединяемся между собой, но для того, чтобы получать обслуживание. Например, муниципалитет заботится о порядке в городе, об уборке мусора и других службах, о детских садах, школах, домах культуры и т.д. Мы готовы считаться с нуждами каждого, и в таком случае, конечно, нам стоит объединяться. Ведь благодаря этому каждый платит сравнительно небольшую сумму за оптовые услуги. Эти вещи нам понятны – тем самым мы получаем реальную, вполне исчислимую пользу.

Но что касается эмоциональной, чувственной перемены в отношении человека, чтобы он по зову сердца считался с ближним, – с этим мы ничего не можем сделать.

И здесь мы приходим к пониманию того особого, кризисного состояния, в котором оказались сегодня. Это очень странный кризис, и по сути, он относится к взаимоотношениям между нами. В уже испробованных эгоистических формациях мы стремились отстраивать более комфортное для всех общество, так или иначе учитывать общие интересы. Мы понимаем, что чрезмерное количество недовольных приведет к столкновениям и непримиримым конфликтам, а это грозит братоубийственными войнами. Во все века мы отдавали себе отчет в том, что нашему эгоизму нужна хорошая узда, дабы мы не сожрали друг друга.

Однако всегда эти расчеты строились под “эгоистическим зонтиком” – мы понимали, что такова наша природа и что надо удерживать себя в определенных рамках. Пускай наш мир и переливается эгоистическими гранями, но требует единого механизма, чтобы предотвращать вспышки, которые грозят уничтожить всё достигнутое. Так человечество пришло к созданию Всемирного банка, ООН и других международных организаций, к более тесной коммуникации, к более полному учету интересов.

В особенности на протяжении последних ста лет мы поняли, что необходимо больше считаться друг с другом. Две Мировые войны показали нам, что никто не выигрывает на необузданной вражде – наоборот, в итоге от нее проигрывают все и платят за это дорогую цену.

Потому-то человечество и создало всевозможные круги и каналы связи. Есть даже “красные кнопки” в Москве и Вашингтоне, позволяющие наладить экстренный контакт в случае глобальной угрозы. Здесь существует своего рода доверие – просто потому, что сторонам ясно: из конфликта никому не выйти чистеньким и с наживой. Таким образом, понимая, что другого выхода нет, на базе накопленных вооружений можно выстраивать некое общение и коммуникацию.

С одной стороны, это всё еще эгоистический подход, а с другой стороны, такой поворот развития все-таки приводит к близости между нами. Хотя мы всё больше ненавидим и желаем прикончить других, нам становится понятно, что у них сил не меньше, а потому стоит считаться друг с другом.

Бедный Запад

Сравнительно недавно наступил глубокий и масштабный этап эгоистического развития, базирующийся на связях, которые породила промышленность и международная торговля. Предприниматели в развитых странах начали понимать, что если перевести производство в Китай или Индию, то рабочая сила обойдется им в несколько раз дешевле. Постепенно они перенесли свои предприятия в страны Третьего мира, обучили там рабочих и поставили их “к станкам”.

Но вышла накладка: с одной стороны, это увеличило прибыли, а с другой стороны, западные страны лишились прежнего “контента”. Какое дело владельцу завода, если уволенные им в собственной стране кадры стали безработными? “Пускай политики об этом волнуются, а моя забота – зарабатывать деньги”. В итоге государству пришлось заботиться о миллионах людей, оставшихся без средств к существованию. Западные страны начали беднеть, залезать в долги и печатать деньги, не обеспеченные никакой реальной ценностью. Раньше они были привязаны к золоту и отражали реальные богатства, а теперь – нет.

Так и вышло, что развитые, процветающие западные государства обеднели. Обнищание их населения пока еще не очень ощутимо, но процессы накапливаются и постепенно выходят на свет.

Еще хуже то, что промышленники и торговцы международного уровня, богатея на многократно возросших прибылях от переноса деятельности в бедные страны мира, набрали большую силу и начали оказывать влияние на свои правительства в Европе и Америке. Таким образом ценности эгоистического обогащения, деньги поднялись на вершину человеческой пирамиды, и именно такие люди обрели власть надо всем.

В итоге мы пришли к своему последнему, финансово-экономическому кризису.

Вот к каким состояниям подводит нас эгоизм.

А кроме того, поскольку в развитых странах прежняя структура общества разрушена обнищанием целых слоев населения, это негативно сказалось на воспитании, и вообще, на социальных отношениях.

В конечном итоге, мы приходим к всеобщему, глобальному кризису. Всеобщая взаимосвязь стала до того императивной для каждого, что и “богатые” страны-потребительницы, и бедные страны-производительницы большей части мировой продукции оказались в неразрывной общей сети. Ведь всё, что производится в Третьем мире, должно находить покупателя в старом, развитом мире. Но покупателей становится всё меньше, поскольку на Западе люди остаются без средств. В результате мировой кризис ширится и углубляется.

Когда деньги правят бал

Мы вступаем в глобальный, взаимосвязанный мир – наряду с экологической катастрофой, вызванной нескончаемой погоней за выручкой от выпускаемой продукции и соперничеством миллиардных счетов в банке. Мы думали, что этому не будет конца, но конец все-таки пришел: покупателей больше нет, и двигаться дальше некуда.

Итак, кризис проявляется и в образовании, и в культуре (в отношениях между людьми), и в повсеместных трудностях с самообеспечением. У производителей есть потенциал и возможности для развития, но некому покупать их товары. А у тех слоев западного населения, которые лишились средств, нет возможности быть потребителями. Раньше они производили и потребляли собственную продукцию, и в этом замкнутом круге вращались товары и финансы. А теперь круг распался.

Это предоставило капиталовладельцам ложное решение – они начали играть с одними лишь финансами, в некоем отрыве от товаров. Так раздулся большой “пузырь”, добавив свою лепту в общий кризис. Ведь подобные пузыри лишены реального наполнения, они раздуты при помощи рекламы и игры, которая ведется между различными банковскими и другими финансовыми системами.

Итак, во всех сферах деятельности человечества – в образовании, в культуре, в межличностных отношениях, в семье, которая тоже весьма подвержена текущим обстоятельства, – люди больше не могут существовать. Они оказались беспомощны.

Возьмем, к примеру, Испанию: молодые люди, получившие университетское образование в Европе, вернувшись домой, не могут устроиться на работу, создать семью и достойно обеспечивать ее, делая успехи в своей профессии. Каждый хочет реализовать полученные знания, занять свое место в обществе, обзавестись семьей, купить жилье – но выясняется, что он никому не нужен. Люди не могут реализовать себя ни в чем, у них нет нормальной жизни, а есть лишь безработное, неустроенное состояние.

Процесс этот ширится во всем мире, и ему нет никакого решения. Ведь в ситуации, когда на деле я забочусь только о себе и не забочусь о мире, у меня нет возможности обеспечить этих людей средствами к существованию. Мы не заботимся друг о друге, и потому, с одной стороны, выбрасываем большое количество излишков, а с другой стороны, эти излишки не могут добраться туда, где в них отчаянно нуждаются. Мой эгоизм не дает мне никакой возможности заботиться о других. Только если от них исходит угроза, тогда, за неимением выхода, я снабжаю их чем-либо.

Мы видим это на примере Африки, которая производила когда-то немало товаров и замечательно развивалась. Но затем туда начали поступать европейские товары по демпинговым ценам. Они разрушили местный рынок, население перестало производить всё то, что требовалось ему для жизни, люди оставили свои прежние рабочие места и профессии. А затем те же компании, которые занижали цены на свою продукцию, начали повышать ее стоимость – ведь местных конкурентов у них уже не было. В итоге африканцы обнищали и остались без средств, и ситуация эта сохраняется до сих пор.

В мире складываются очень тяжелые условия. Обостряется глобальный, тотальный кризис. Он сказывается и на развитых странах, и на странах Третьего мира, часть которых только начала развиваться. Всё это вызвано человеческим эгоизмом. А кроме того, мы уже чувствуем всеобщую взаимосвязь: все плывут в одной лодке, и если хотя бы один наносит вред, это сказывается на всех остальных. Продвигаться дальше невозможно. Наш эгоизм бумерангом бьет по каждому.

В Европе это проявляется очень своеобразно. В поисках силы и успеха европейские страны наладили взаимовыгодные связи, и порвать их уже невозможно. Уход от этой системы ведет к крушению. А в итоге вместе общего рынка, вместо совместного производства, вместо объединенного общества, мы видим угрожающее состояние, в котором никто не может пошевелиться без согласия других.

Здесь-то мы и подходим к необходимости считаться друг с другом. Пускай европейская история изобилует войнами и конфликтами, пускай в прошлом было немало трагических событий, пускай не раз дело доходило до резни и покорения одного народа другим, но сегодня именно из ненависти, безучастия и разрыва европейцы, по безвыходности, должны перейти к сотрудничеству. Мало просто считаться друг с другом – мы видим, что это не работает. Выясняется, что на общем рынке нельзя действовать по законам старой экономики, которую мы выстроили, исходя из своей эгоистической природы. Прежняя система уже не функционирует. Сегодня и человеческая, и окружающая природа ставит нас перед новым условием: эгоистическая участливость больше не поможет, нам придется реализовать любовь к ближнему.

Трудно выговорить эти слова. Они кажутся столь нереальными, столь далекими от нас. Сердце их не приемлет…

Однако мы все-таки можем приблизиться к этому, если вызовем на себя воздействие обязующей силы. Сегодня Природа заставляет нас поневоле приобретать любовь к ближнему, поскольку альтернатива ей – смерть от голода, болезней или стихийных бедствий. Мы же должны сформировать вместо этого еще одну силу, которая обяжет нас двигаться к взаимной любви.

Что же это может быть за сила? – Только окружение, которое мы организуем так, чтобы оно обязывало нас к объединению еще сильнее, чем проблемы с экологией, экономикой, образованием, продовольствием и т.д. Общество должно быть таким сильным, чтобы устоять против нашего естества, насадить в нас новое отношение к ближнему и провести тем самым от края до края, от ненависти к любви.

Познать бесцельность, чтобы обрести цель

Нам придется много поработать и серьезно попотеть, чтобы понять, каким должно быть новое общество. Должно ли оно поощрять нас позитивом, добрым отношением? Должно ли наказывать за неучастие в деле взаимного сближения? Должно ли повышать ценности сострадания, учета интересов, партнерства, поручительства, пока меж нами не воцарится любовь? Как нам вести непрестанное изучение человеческой природы и постоянно улучшать воздействие окружения на каждого, чтобы человек был вынужден меняться, знал, зачем это нужно, находил силы для этого и награды, оправдывающие вложенные усилия?

Ведь даже для того, чтобы перенести руку с места на место, мне нужна энергия. Вот и здесь я должен чувствовать поддержку самой природы – так, чтобы ненависть, соперничество, отдаление, отторжение, которое я проявляю к ближнему, вызывало во мне большое сопротивление и было трудноосуществимым. И наоборот, доброжелательность, участие, поручительство и любовь должны сразу же ассоциироваться с получением сил и наполнением.

Мы должны выстраивать общество так, чтобы оно поставляло нам два этих фактора: негативную силу в ответ на эгоизм и позитивную силу в ответ на любовь к ближнему. При построении такого окружения мы должны учитывать качественные и количественные показатели, чтобы оно умело убеждать и обязывать, ласкать и давить на каждого в отдельности и всех вместе. Совместно участвуя в этом строительстве, мы, по сути, формируем новую природу, которая будет оказывать на нас свое воздействие. Мы как бы восполняем эгоистическую силу, царящую в человеческом естестве, альтруистической, доброй силой, которой в нас нет.

К этому толкает нас необходимость, и потому всё зависит от того, как мы сорганизуемся, в какой степени обязуем себя, будем работать над собой, убеждая друг друга с помощью СМИ и прочих систем, имеющихся в нашем распоряжении.

Здесь-то и раздается “волшебное” слово – поручительство. Мы должны переживать из-за нашей принудительной и пока что эгоистической взаимосвязи. Уже сейчас, пускай в отрицательной форме, мы поручители друг другу. Каждый, кто сверлит дыру в нашей общей лодке, топит в океане эгоизма всех, и себя в том числе. В итоге все мы пропадаем, идем на дно.

А потому наше поручительство начинается с понимания: нам нужно общество, которое научит нас необходимому минимуму в обеспечении эгоистической взаимосвязи и необходимому переводу всех интегральных видов нашей связи в альтруистическое русло. В слове поручительство мы должны чувствовать семью: каждый – поручитель всем. Испытывает ли он плохие или хорошие ощущения, зарабатывает ли мало или много, относится ли к другим хорошо или плохо – всё это влияет на всех.

И именно благодаря изучению наших дурных отношений, проникнутых тесной взаимосвязью, мы постепенно должны приходить к новому осознанию, к необходимости сформировать добрую взаимосвязь. Тем самым мы поймем, что неслучайно Природа, которая тысячи лет вела нас по этому пути развития, подвела мир к состоянию кризиса. Его суть – новое рождение человечества, благодаря которому мы достигнем той силы, которая кроется в Природе, – силы любви. Мы придем в равновесие с Природой, обретем ту же силу, которая царит в ней. Именно силой любви Природа способна создавать неживую, растительную, животную материю и человека. Силой любви она дарит жизнь. И если мы обретем эту силу любви, возлюбив ближнего, как себя, – тем самым мы обретем универсальный закон всей Природы и реализуем его.

Реализация этого закона требует, чтобы изначально мы были противоположны ему и почувствовали, как это плохо. Это позволит нам понять теперь, на пути к нему, насколько он высок и силен, вечен и совершенен. На двух противоположностях, поднимаясь из великого эгоизма в великую любовь, мы ощутим весь разрыв меж ними – и тогда осознаем совершенство, вечность, величие пройденного нами пути.

Ведь всякую вещь в жизни мы постигаем на контрасте: нет добра без зла, нет сладости без горечи и т.д. Так и здесь: во всех своих наслаждениях мы сравниваем себя с другими. Главное, чтобы мне было хоть немного лучше, чем ближнему. Я никогда не испытываю просто хорошее ощущение, без связи с другими. Пускай я живу в пещере – она должна быть лучше, чем у соседа. Пускай я получаю несколько грошей в день – но хотя бы на грош больше, чем сосед. Это придает человеку психологическое наполнение, чувство успеха. И это для нас – главное.

Согласно тому же принципу, приходя к любви, мы оцениваем ее в сравнении с прежней ненавистью – и тогда чувствуем, сколько заработали, насколько выросли, насколько велико теперь наше наполнение относительно состояний, пройденных по ходу истории и сохранившихся в коллективной памяти человечества. Тогда мы действительно приходим к полному наслаждению.

Условие любви к ближнему призвано вести человека к совершенству, к совершенному наслаждению и наполнению. А энергия, требующаяся для того, чтобы осуществлять перемены – “переносить руку с места на место”, т.е. переводить себя из эгоизма в любовь, – приходит к нам с двух сторон. С одной стороны, природа принуждает нас к этому своими бедствиями, угрожающими самому нашему существованию, а с другой стороны, позитивная сила окружения, которое мы искусственно формируем, влечет каждого из нас вперед, чтобы мы вливались в это окружение на принципах взаимного поручительства и в ощущении любви.

Всю свою историю мы прошли для того, чтобы в итоге познать закон любви, царящий в Природе, – познать как он есть. Ну, а все предыдущие этапы на пути к реализации этого закона в нас нужны лишь затем, чтобы осознать в них негатив, бесцельность, великое разбиение, в котором мы пребываем. Исходя из этого, мы и построим сами ту замечательную “конструкцию”, что зовется “Человек”.

Прелюдия к Человеку

Вопрос: Окружение должно приучать, натаскивать нас на то, что доброе отношение к ближнему несет пользу. Чем это отличается от дрессировки собаки? С виду как будто та же система кнута и пряника…

Вопрос справедлив, но несправедливо допущение, лежащее в его основе. Кто в данном случае дрессирует собаку? Она сама.

Ведь человек сам создает окружение, которое меняет его природу с ненависти на любовь. Он поверяет и измеряет себя, изучает законы природы, изучает себя и общество, ищет новые формы для себя и для взаимоотношений между всеми людьми. Он формирует общество, окружение и, приходя в соответствие с ним, как будто “дрессирует” сам себя. Он был на уровне собаки, а затем “выдрессировал” себя и поднялся на уровень хозяина собаки – Человека.

В этом весь “фокус”. Ведь Человек в нас – это не продолжение эгоистического развития. Мы формируем его сами из себя. Мы сами порождаем его, растим его в себе. Для этого мы получаем все необходимые силы и средства, но так или иначе, нас не науськивает некий дрессировщик – мы сами обязаны сформировать систему, которая будет нас воспитывать.

Таким образом я поднимаю себя по ступеням любви. Я сам меняю свое окружение, а оно в ответ меняет меня. Так мы и работаем вместе с ним. Каждый раз я проверяю, каким должен быть “я лучший”, “я исправленный” на следующем этапе. И соответствующим образом я выстраиваю окружение, чтобы своим воздействием оно развивало меня. Ведь я не могу сам двигаться вперед. Сказано: “Узнику не вызволить себя из тюрьмы в одиночку”. Я не в силах вытянуть себя за волосы из того болота, в котором нахожусь. Это возможно только при условии, если я формирую внешнюю силу, которая не позволит мне сойти с пути и “вызволит поневоле”. Она должна воздействовать на меня и обязывать меня по-плохому и по-хорошему.

Ведь Природа в целом поставила меня в безвыходное положение: я вижу, что мне некуда деться. Кризис – это общее условие Природы: “Вы идете к своей гибели, к уничтожению, и выхода у вас нет”. Вот что она нам демонстрирует. И в этом состоянии мира мы должны сами выстраивать на пути добрые этапы, используя силу окружения, воздействующего на человека.

Я сам формирую его, каждый раз проверяя: “Кто я и что я? Какова моя природа? Каково мое естество? Каковы мои наклонности?” И в соответствии с этим, строю противоположное окружение, чтобы оно воздействовало на меня и обязывало к объединению.

Я хочу, чтобы оно меня принуждало, я умоляю: “Повлияйте на меня! Сделайте меня лучше! Воспитайте меня!” И каждый раз окружение должно предъявлять мне кнут или пряник, не оставляя никакого выхода. А я соглашаюсь с этим, поскольку меня не просто заставляют делать что-то, как животное, – здесь кроется нечто большее.

Потому-то мы и указываем на то, что прежде всего нужно организовать воспитание человека. Он сам должен понять, что у него нет другого выхода. Так же мы объясняем ребенку: “Тебе необходимо учиться, ведь без этого ты не поймешь жизнь”.

Сегодня, желая того или нет, мы рождаемся в новом мире. И в этом мире мы должны быть другими – каждый из нас и человечество в целом. Мы должны иначе относиться друг к другу, к окружению – и нам необходимо убедить себя в этом, поднять осознание происходящего. Ведь человек возвышается над животным именно потому, что может сознавать мир, в котором живет, Вселенную, Природу, себя самого и свое окружение. Этого осознания мы должны достичь сами. Это и означает – сформировать Человека.

Так что, всё верно: мы как собаки. Но у нас есть возможность самим дрессировать себя, и тогда мы поднимаемся на уровень хозяина собаки – Человека. “Собака” – это мой эгоизм, который получает теперь противоположное, доброе обличие.

Когда-то собаки были волками, но человек приучил их на протяжении поколений, и с тех пор они преданы ему. Так враждебное создание стало нам другом. Вот и я теперь отношусь к себе как к “собаке”, которую надо изменить. Для этого я делю себя надвое: у меня есть новое осознание – Человек, а также эгоизм – собака. Так я и выстраиваю себя нового.

В рамках интегрального воспитания человек должен понять, что здесь кроется особый процесс создания уникальной реальности. Здесь мы действительно формируем Человека.

Подведем итог: Закон любви к ближнему – это универсальный закон природы, к которому мы должны прийти. И сегодня мы действительно подступаемся к нему, так как на самом деле готовы к исправлению. Наш эгоизм уже пришел к финалу своего развития, и теперь, с помощью еще одной, внешней силы, которую мы сами создаем в обществе, нам нужно оказать воздействие на свой эгоизм – чтобы он принял человеческое обличье.

Тем самым мы реализуем общую силу Природы и раскроем всю ее глубину, ее жизненную энергию, ее вечность, ее величие и гармонию, которой она проникнута. Постепенно мы расстанемся с “собачьей жизнью” и заживем на ступени Человека. Именно с ней мы будем отождествлять себя – до такой степени, что тело, вся эта жизнь и всё, что мы прошли на протяжении истории, станет прелюдией, подготовкой к тому, чего мы достигаем теперь.

И потому на свое текущее состояние мы смотрим как на рождение, родовые схватки, за которыми последует выход в новый, светлый мир. 

Опубликовано в Интегральное образование, Интегральное образование как итог всех знаний, обретенных человечеством