Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Дети Вселенной

Давайте “выйдем в открытый космос” – во Вселенную, которая, по сути, дала нам жизнь. Вселенная – это система мироздания, состоящая из материи и энергии. Она охватывает весь известный нам мир, включая пространство и время.

Вселенная динамична. Согласно теории Большого взрыва, она эволюционирует из первоначальной точки, постепенно расширяясь. Вселенские процессы насчитывают миллиарды лет и подчиняются законам, которые изучает современная наука. В целом, что мы можем почерпнуть из того, что знаем о Вселенной?

Прежде всего, изучая что-либо, следует установить сущность исследователя. Исследователь – это человек, тоже являющийся частью природы, Вселенной, глобальной системы.

Далее, надо понять, какие средства изучения имеются в нашем распоряжении. Здесь проявляется наша первая ошибка: мы полагаем, что способны объективно исследовать природу.

А между тем, как уже сказано, мы сами – ее часть, причем довольно дефективная и очень субъективная. Что для нас хорошо, то мы ценим, превозносим, а что для нас плохо, то, наоборот, принижаем, преуменьшаем. И происходит это в подсознании.

Кроме того, мы очень ограничены в своих ощущениях, органах чувств, и не можем знать, где они нас подводят, в чем фальшивят. Свои аналитические качества, способности к анализу и сравнению мы тоже не в силах “подловить” на ошибке. Не в силах потому, что лишены критериев проверки – нам просто не с чем сопоставить свой разум и свои чувства.

И если мы, по крайней мере, готовы признать собственную ограниченность, это уже хорошо. Ведь мы сознаём, что нет ничего абсолютного в нашем восприятии и никогда нам не познать Абсолют. Если мы и можем исследовать что-либо, то лишь уровни, лежащие ниже – неживую, растительную и животную природу. Она развита не до такой степени, как мы, и потому ее мы отчасти способны изучить.

С другой стороны, себя самих мы исследовать не можем. Ведь всякая вещь познаётся лишь с более высокой ступени. Только так мы можем постичь ее корень. И соответственно, себя мы не знаем, поскольку наш корень – сила, программа более высокая, чем мы. Причины, заложенные в основе нашего естества, остаются для нас непостижимыми.

Нельзя сказать, что человек познал себя, – не говоря уже о человечестве в целом. И как следствие, мы не можем познать этот мир – ведь он представляет собой комплекс всех уровней: неживого, растительного, животного и человеческого.

Не можем, в первую очередь, потому, что не знаем себя. Приходится признать, что даже психология не является наукой в полном смысле слова. Сущность человека всегда остается для нас под знаком вопроса. Мы наблюдаем на себе результаты, следствия чего-то, отклики на что-то, да и их изучаем весьма ограниченным образом, будучи зависимыми и необъективными в своих оценках.

И уж тем более мы беспомощны, желая подняться на более высокую ступень – ту, что создала нас, – и еще выше, к программе творения. По различным событиям и по опыту собственного продвижения мы видим, что все силы природы пребывают в единой, цельной, интегральной системе. И силы эти действуют согласно некоему процессу, задействуются согласно некоей общей программе, которая нам неведома.

При этом сами мы тоже охвачены ею. Но если неживая, растительная и животная природа реализует эту программу инстинктивно, по командам сил природы, то у нас, наряду с ощущением задействованности, есть также ощущение собственного действия.

Если, исходя из двух этих ощущений, мы могли бы правильно подходить к исследованию природы, то, возможно, и достигли бы чего-то. Однако наука, в принципе, не занимается изысканиями на человеческом уровне, поскольку там у нас нет реальных средств замера.

В результате мы наблюдаем за происходящим – и в этом суть наших исследований. Мы наблюдаем, собираем данные и из них составляем систему научных знаний. Кроме того, мы используем свои скромные возможности по воздействию на те или иные явления и состояния неживой, растительной, животной и человеческой природы – и наблюдаем реакцию, которая тоже позволяет что-то понять.

Даже если абстрагироваться от того, что все наши наблюдения и исследования базируются на собственном субъективном восприятии, все равно итоговые сведения, в сущности, дают нам немногое. Ведь они почерпнуты пятью нашими ограниченными органами чувств.

Изучая представителей флоры и фауны, мы видим границы диапазона их восприятия, но и эти оценки сомнительны – ведь мы опять-таки сравниваем их с собой, а не с настоящим эталоном. Наше трехмерное видение, наш пульс, отмеряющий мгновения, движение небесных тел, отмеряющее сутки, геологические периоды и возраст Вселенной, – всё это очень субъективные показатели.

И потому наше желание познать Вселенную, на самом деле, несерьезно. Человек, подобно маленькому ребенку, приписывает себе слишком большие возможности. А в конечном счете, мы используем лишь те силы природы, до которых можем дотянуться, – собираем их, составляем в несложные схемы и применяем в меру своих сил.

Таким образом, в использовании природы мы сравнительно недалеко ушли от первобытного человека, взявшего в руки палку, чтобы строить и разрушать. Правда, у нас несколько другие “палки” – ускорители частиц, обсерватории и пр. Однако принцип тот же: как малыш всё хочет пощупать и попробовать на вкус, так и мы, только на другом уровне.

Мы даже не сознаём, до какой степени ограниченны. Лишь тут и там мы обнаруживаем, что природа намного более широка и глубока, но куда и насколько она простирается, нам неизвестно. Мы не в силах проникать в более высокие измерения, не в силах выбраться из своего трехмерного “шаблона”, из координат времени-движения-пространства.

Сегодня мы слегка приоткрыли завесу над темной материей, и другими феноменами, однако мы не чувствуем их – лишь вычисляем как результат полученных данных, постулируем то, чего в них недостает. Мы не знаем источников действующих в природе сил, сути их действия, отношения между ними. Сам факт их существования мы постигаем как следствие, а не как данность.

Но главное: всё, что мы способны изучить, постичь, – очерчивается в пяти наших ощущениях. И поскольку на конце каждой цепочки опытов и исследований стоит человек со своими органами чувств, со своим разумом и ощущением, со своим воображением, со своей способностью создавать те или иные модели и выстраивать из них общую модель Вселенной, постольку, конечно же, все его построения, все результаты его изысканий очень ограниченны.

В сущности, мы не знаем ничего, подобно черепашке, вылезшей из убежища и проползшей несколько шажков на протяжении нескольких десятков или сотен тысяч лет. На самом деле, она всё еще находится неподалеку от того куста, под которым сидела, втянув голову в панцирь. И она еще ничего не может знать.

Более того, постепенно продвигаясь вперед, она тоже ничего не узнает. Сколько бы мы ни развивались в своем нынешнем состоянии, нам не узнать ничего качественно нового. Фактов и данных можно собрать великое множество, но мы не сумеем обработать, усвоить их так, чтобы они обрисовали нам общую картину.

Всё потому, что для настоящего исследования себя необходимо перейти на более высокую ступень – к более высокому чувству и разуму. Иными словами, не зависеть от трех осей, от времени и пространства, чувства и разума, которые есть у нас сегодня, – приподняться над ними и увидеть всё в ином свете, как будто мы уже не люди Земли. И вот тогда мы постигнем людей, поймем, кто они есть.

Для этого нам нужна новая наука. И неслучайно сегодня ученые начинают признавать, что традиционная наука переживает кризис. Казалось бы, почему? Ведь средств у нас предостаточно, мы умеем строить гигантские, сложнейшие сооружения, мы выводим телескопы на земную орбиту, а наши микроскопы и коллайдеры проникают в мир частиц. Миллиарды вкладываются в научные исследования, однако, в конечном итоге, их польза представляется иллюзорной – до такой степени, что мы даже смеемся над учеными, которые словно бы удовлетворяют свою природную любознательность на деньги налогоплательщиков.

Мы не придаем науке прежнего веса, тем более что наше естество, наш эгоизм портит любые ее плоды. Ведь мы используем их на то, чтобы властвовать друг над другом, зарабатывать друг на друге, – а добрых плодов на этом дереве почти не найти.

Люди, изучающие законы Вселенной, говорят на внутреннем чувстве, что вся она – суть программа, помысел. И прежде всего, система эта, безусловно, едина. Все ее части связаны друг с другом. Это действительно так, даже в рамках нашего нынешнего рационального разума. Ведь если все они произошли из одного источника посредством Большого взрыва, то, конечно же, с тех пор и далее развивались – пускай в разных направлениях, порождая разные явления, – но согласно действующим в системе законам.

Случайностей не бывает, и беззаконие, столь характерное для человеческого общества, во Вселенной невозможно. Всё имеет свои причины и следствия. А значит, последствия Большого взрыва, сообразно с законами взаимодействия различных частей и сил, составляют единую, замкнутую систему.

Неслучайно люди еще с древних времен начали вычислять по звездам свою судьбу, масштабные события, происходящие на Земле, погоду, различные явления, в том числе подземные и воздушные. Всё это говорит о том, что на тысячелетнем опыте наблюдений небес, природы, климата и людей можно разглядеть связи и составить всевозможные таблицы, относящиеся к различным областям знания, будь то астрология, астрономия или что-либо еще.

В конечном счете, мы ищем именно связи, поскольку – безотчетно или осознанно – видим, что всё представляет собой единую систему.

А также мы видим, что развитие Вселенной состоит не в рождении и распространении частиц вещества, продолжающемся до сих пор. По правде говоря, это – наше субъективное наблюдение, и за скобки вынесен серьезнейший Вопрос: так ли это на самом деле или только представляется в нашем восприятии?

Однако будем судить по тому, что видим. Итак, распространяющиеся частицы стали также собираться в некие скопления. Первоначальная энергия начала со временем порождать всевозможные сгустки, телá, будь то облака газа, звезды, планетный материал и т.п. Все эти части формируются именно благодаря концентрации, скоплению вещества. Иными словами, с одной стороны, происходит рассеяние частей, а с другой, их собирание, сопряжение. И две эти тенденции не противоречат, а сопутствуют друг другу.

Тенденция рассеяния как бы призвана “наполнить” Вселенную. В начале Большого взрыва, прежде всего, было создано само “место” – пространство, которое мы считаем бесконечным, кстати, не имея на то реальных оснований. Так же, глядя в глубокую темную яму, я могу назвать ее бездонной. Но остается Вопрос: действительно ли Вселенная расширяется или инфляционная модель отражает только наше восприятие? Этот “нюанс” всегда надо держать в уме.

Вообще, наша проблема в том, что при каждом замере мы не добавляем оговорку: “согласно человеческому восприятию”.

Итак, существует тенденция к “наполнению” созданного пространства, в котором ворвавшаяся энергия формировала части и упорядочивала их сообразно с изначальной общей программой. Как мы видим, развитие материи состоит в том, что частицы, части вещества собираются во всё бóльшие блоки, создавая между собой на сближении и отдалении различные формы взаимосвязи, позитивной и негативной. Разумеется, это не более, чем термины, взятые из нашего лексикона. И до сих пор процесс этот демонстрирует большую динамику на огромных для нас скоростях.

В исследовании физических свойств Вселенной нас поджидали многочисленные сюрпризы. Скажем, поначалу мы полагали, что излучения и частицы не могут проходить через твердые преграды, а теперь знаем, что это не так. Микромир открыл перед нами поистине удивительную картину. Одним словом, многое изменилось в нашем понимании Вселенной и места человека в ней.

Причем всё это как раз потому, что мы отказались от идеологически цельного подхода, согласившись с тем, что совершенно не понимаем, не чувствуем, не знаем мироздания и должны исследовать его “с нуля”. Тем самым наука отстранилась от религии, вышла из системы ее ограничений – что очень помогло. Борьба эта заняла сотни лет, и до сих пор в различных концепциях проявляются отголоски тех пределов, которые накладывала когда-то на ученых церковь и прочие религиозные институты, не принимавшие того, что не согласовывалось с их догмами. Хотя сами эти догмы были приняты потому, что помогали управлять людьми и делами.

Итак, наши знания о Вселенной очень ограниченны. В последнее время мы приходим к выводу о фрагментарности нашей картины мироздания. И пускай даже нам удастся постичь его целиком, данные исследований уже указывают на возможное наличие параллельных вселенных. Мы просто видим, что без такого допущения наши формулы не сходятся между собой, и потому вынуждены принимать в расчет подобную возможность.

А далее встают вопросы о связи между вселенными, о переходах между ними – на более высокой ступени, объемлющей нас, но недоступной нашему восприятию. Иначе наши данные не выстраиваются в единое целое.

Разумеется, мы ищем разумную жизнь на других планетах. По моему мнению, ее там нет, и “бедняжка” Земля – единственная, на которой живут разумные существа, загрязняя и губя неживую, растительную и животную природу.

Какая бы это была чудесная планета, если бы ее просто покрывала зелень. Можно еще мысленно добавить немного животных. Но немного людей – это уже чересчур.

А если без шуток, то, по общему признанию, жизнь на Земле – это действительно редчайший феномен. Для ее возникновения потребовалось очень специфичное сочетание всевозможных параметров и сил природы, позволившее частицам соединиться в новую форму и обрести новое, особое свойство размножения, биологического развития. Это уже совершенно другая ступень по сравнению с остальной Вселенной.

Мы наблюдаем Солнечную систему, а также планеты, вращающиеся вокруг других звезд. Интересно то, насколько сложны эти системы, в которых все части воздействуют друг на друга. Тысячелетиями взирая на небеса, люди находят там различные признаки таких воздействий, и признаки эти верны.

Например, мы слабо представляем себе, как влияет на нас Луна. Отдельные явления нам известны, но настоящего знания нет.

Вообще, конечно же, многие силы воздействуют на нас таким образом, который еще надо изучать. Воздействие Вселенной колоссально, однако скрыто от нас вследствие нашей собственной ограниченности. На самом деле, в природе ничего не утаено, но всё зависит от сущности исследователя. И жаль, что мы не уделяем этому аспекту достаточного внимания. Иначе мы намного больше знали бы о Вселенной, в том числе, скажем, о влиянии той же Луны на уровень океана, на воздух, на наши болезни и т.д.

Но нет, человек тянется к тому, чем сможет затем воспользоваться в индустрии, в войне и т.д. Такие знания кажутся ему стóящими. А небесные тела, близкие и дальние, нам неподвластны и не сулят пользы, а потому не влекут умы и сердца и не привлекают достаточных исследовательских ресурсов. В прежние времена их изучению придавали больше веса.

Одной из краеугольных основ Вселенной является закон всемирного тяготения. Что оно такое – никто не знает. Природа тяготения, его причина нам неведома.

Вообще, мы никогда не знаем подлинных причин и изучаем лишь следствия, порождаемые явления. В этом – вся наша наука. Она не говорит: “почему”, а говорит: “что” и “как”. Иными словами, мы учимся использовать силы Вселенной, и в том числе ее вещество. В своем узком диапазоне мы умеем это делать. Но первопричины, первоприроду этих сил мы не постигаем.

Но суть в другом. Наша ограниченность становится проблемой, когда мы обнаруживаем, что без знания общей системы не можем ужиться даже на своей маленькой планете.

И это удивительно. В неживой, растительной и животной природе не возникают подобные вопросы: “жить или не жить?”, “как жить?”. Все существа инстинктивно, оптимальным образом обустраиваются в своем окружении, не воцаряясь над ним, стремясь минимальными усилиями достичь максимального результата. В такой простой эгоистической форме Природа содержит эти уровни.

Но человек неспособен обойтись подобным подходом, он стремится менять свое окружение, менять других – и потому вынужден учиться, исследовать, открывать, двигаться вперед. Этот внутренний импульс заложен в нашей природе – мы обязаны обеспечивать себе необходимое количество знаний, возможностей и прочего потенциала.

А кроме того, мы настолько жаждем узнать, для чего живем, что – пускай немногие из нас – но снова и снова обращают взор на Вселенную. Ведь она – источник нашего рождения. Земной шар – это ее следствие, наша колыбель. Но в действительности, мы пришли оттуда, из космоса, и там взяли свое начало. Как же познать себя, если мы не знакомы с источником, с силами, с причиной, которая сформировала нашу планету и всё, что на ней, включая нас?

Если бы мы серьезно взялись за это направление, то научились бы чему-то. Но вместо этого мы смотрим вниз, на свой маленький “шарик”, подобно детям в песочнице: кто здесь больше заполучил, больше преуспел, а кто меньше… Мы отказываемся от перспектив развития вне “песочницы” – не в планетарном, а в более широком смысле.

Большое, развитое человечество не обращает внимания на Вселенную, где мы могли бы отыскать все свои основы. На ее просторах мы открыли бы силы, целые “сгустки” иной материи – антивещества и пр.

Разумеется, мы ведем исследования Вселенной, но не придаем им достаточного значения, полагая, что наше будущее зависит от того, кто победит в земных “забегах”, кто среди нас сильнее, богаче, могущественнее. Наше развитие не устремлено к познанию Природы, к ее полному раскрытию и к пониманию того, чего нам для этого недостает.

Я мог бы предположить, что Вселенная – это целиком отдача. Ведь она создала, породила всё, упорядочивает всё и, в конечном счете, комбинацией своих сил генерирует феномены неживой, растительной, животной и человеческой природы. Вселенная развивает материю по направлению к особой, качественно новой ступени, на которой материя эта внезапно задастся вопросами о себе и о той силе, которая ее сотворила: “Откуда я? Почему я?”

Ведь мы знаем, что если существует действующий фактор, то его помысел заложен в порожденных им явлениях, в том, что он сделал. И, как следствие, в нас возникает отклик на него. Однако мы не вкладываем достаточно сил, внимания, чтобы изучить то, что воздействует на нас.

Хотя, с другой стороны, мы всё лучше видим, что являемся производными. Познавая человеческую природу, мы всё яснее понимаем, что у нас нет никакого свободного выбора, вообще, никакой свободы в действиях. Всё обусловлено генами, инстинктами, расчетами на выгоду и убыток, часто по элементарным формулам.

Отсюда проблема: как исследовать Вселенную, ее развитие и пройденный нами процесс, если все свои силы мы употребляем на другое?

Один из моих учеников работает на Большом коллайдере в Швейцарии. Он рассказывает, что поначалу было море разговоров о столь масштабном и дорогостоящем проекте, но, с другой стороны, его стоимость равноценна неделе содержания армии США в Афганистане.

Вот и выходит, что мы прикладываем крайне мало усилий к тому, чтобы познать природу. Мне жаль, что это так. Ведь если бы мы всё лучше знакомились с природой и распространяли полученные знания в массы, не так, как сегодня, а по-настоящему, то начали бы понимать, чего нам, в принципе, не хватает. Мы обнаружили бы, что нам недостает новых свойств – свойств отдачи.

Тогда, помимо имеющихся у нас сил получения, мы бы начали обретать также силы, свойства отдачи – и тем самым исследовали бы природу с другой стороны.

Сегодня мы изучаем природу только силой получения, которая является нашим исконным свойством. Я всегда стремлюсь получать то, что для меня хорошо. Так я живу, так я устроен, таков мой сознательный и подсознательный образ мышления – и думать иначе я не могу.

Ведь меня породило развитие неживой, растительной и животной природы. Вся материя стремится группировать себя самым эффективным образом, сопротивляясь тому, что способно нанести вред, и пребывая в покое, в как можно более надежном сопряжении частей. И потому я постоянно забочусь о том, как обеспечивать себя наилучшим образом, наиболее надежно, комфортно по отношению к другим.

Это свойство присуще всей материи, в то числе и неживой, которая оберегает себя пассивно. На растительном уровне уже используется среда: организмы извлекают полезные вещества из земли, поглощают кислород или углекислый газ и т.д. В них идет метаболизм, и они знают, как использовать окружение, чтобы расти за его счет. Далее, на животном уровне существа растут не только за счет неживой среды, но и за счет флоры и фауны. Животные поедают растения и других животных.

При этом все живые организмы развиваются и размножаются, и всё происходит на базе изначального желания максимально оберегать себя, отдаляясь от вредного и приближаясь к полезному. Всё это – суть эгоистическая сила получения, заложенная в каждом существе.

Что касается человека, то он преуспел на этом поприще более всех. Ему доставляет удовольствие забирать у других ресурсы, даже если он не нуждается в них, – поскольку это возвеличивает его в сравнении с окружающими. Он отстраняет тех, кто может нанести ему вред, и приближает лишь тех, кто может принести ему пользу. Себя он оценивает не в рамках ближайшего окружения, а в сравнении со всем миром и со всеми временами.

Таким образом, человеческий эгоизм очень развит. И его концепция, его взгляд на мир заложен в нашей внутренней программе. Что бы я ни воспринимал в своих органах чувств, я вижу лишь то, что хочу видеть, а не то, что происходит в действительности. Что не относится к моему материальному существованию, к моему желанию наслаждений, то я не замечаю. Нейтральные вещи, которые не сулят мне ни вреда, ни пользы, не попадают в поле моего зрения. Я просто не в силах их распознать.

Мы крайне лимитированы. Всю Вселенную и себя самих мы изучаем через пять своих органов чувств лишь в пределах выгодности при расчете пользы и убытка.

Это чрезвычайно ограничивает. На деле, я не вижу того, что вне меня, поскольку не выхожу наружу, а наоборот, всё провожу через свою внутреннюю оценочную систему: хорошо мне от этого или плохо – точка.

Как следствие, мы не видим множества явлений, не различаем множества сил в нашей Вселенной или в параллельных. Ведь они нас просто не интересуют, не затрагивают наше эго, наше желание получать наслаждения.

Если бы я распознал связь между чем-либо и своим успехом, то, конечно, приступил бы к исследованию и нащупал бы новое явление. А без такой связи я слеп к нему.

И причина в том, что у меня нет второй силы – силы отдачи. Я весь “соткан” только из силы получения.

Но есть и такие явления, с которыми мы прослеживаем связь, однако не можем их разглядеть. Например, нам бы очень хотелось заранее знать о природных катаклизмах и уметь защищаться от них. Это принесло бы большую пользу, однако мы до сих пор бессильны против ураганов, землетрясений и т.п.

Разумеется, есть явления, о которых мы догадываемся, – такие как темная материя. Мы предполагаем их наличие и их связь с нами, но не можем распознать. Однако это уже относится к исследованиям другого уровня.

Я же говорю о фундаментальном изъяне нашего восприятия, о том, чего мы принципиально не в силах увидеть, ни в какой форме, даже теоретической, предположительной.

Если бы мы обрели силу отдачи, силу выхода из самих себя, если бы сняли ограничения нашего эгоистического разума и желания, то на самом деле объективно изучали бы то, что находится вне нас. Изучали бы уже внешним разумом и внешним чувством.

Тогда мы открыли бы целые миры и смогли бы восполнить ту картину, которая сегодня предстает перед нами фрагментарной и искаженной.

А сейчас мы словно живем в “пузыре”, который весь тяготеет внутрь, коллапсирует в себя. И лишь то, что захватывается этой “силой эгоистического тяготения”, мы видим, чувствуем, исследуем. Здесь же находится наша Вселенная, кажущаяся нам бескрайней и столь грандиозной. Вся она целиком умещается в маленьком “пузыре” нашего восприятия.

И пока мы не обретем вторую силу, которая позволит нам выйти за пределы собственных свойств, мы не узнаем, что же там, снаружи.

Вы говорите, что до сих пор мы изучали природу “однобоко”, односторонне, поскольку базировались на своем эгоизме, который ограничивает любые исследования. Значит, нам надо изобретать не новые телескопы и микроскопы, не новые коллайдеры, а нечто совсем другое? Какой прибор нам нужен для изучения Вселенной?

Нам нужна новая программа для человека. Природа создала нас эгоистами, и в этом смысле, мы не отдалились от животного уровня. Мы только изобрели различные приборы и инструменты – и теперь держим в руках не палку, а атомную бомбу и пр. На протяжении всего развития мы продолжали всё ту же тенденцию.

Но если мы хотим действительно выбраться из своего “пузыря”, если не желаем и дальше быть “червяком”, живущим в горькой “редьке”, которая составляет для него весь мир, то нам надо больше внимания и сил уделять обретению второй природы. Надо стараться перепрограммировать себя так, чтобы обе природы совместились в нас: и прежняя, получающая, и новая, дающая.

Тогда мы действительно увидели бы “вторую половину” Вселенной, мира, или даже миров, а также увидели бы причину всего. Ведь именно изучая природу отдачи, мы познаём свой корень, источник, свою программу и т.д. А иначе, оставаясь внутри, мы ничего не узнаем о себе и лишь продолжим совершенствовать свои технические и технологические “игрушки”, не более.

Новая ступень – это внутренняя технология человека, без всевозможных ухищрений, созданных эгоизмом. Это методика обретения силы отдачи. Она заложена в природе, и надо лишь извлечь ее, чтобы она “облачилась” в нас и сформировала в нас параллельную систему восприятия.

Как это повлияет на нашу повседневную жизнь?

Прежде всего, мы узнаем, как и для чего жить, как делать жизнь лучше. Мы увидим полную картину, а не маленький, темный ее фрагмент. Мы поднимемся к совершенно иным ступеням, к новым жизненным силам, к ощущению бесконечной жизни. Ведь два фактора вместе – получение и отдача – выводят нас наружу из нашей Вселенной. Сама она взяла начало с двух этих сил, и теперь, выстраивая в себе взаимодействие двух этих систем получения и отдачи, мы восходим над ними к тому помыслу, от которого и произошла Вселенная.

Таким образом, мы не символически, а на деле поднимаемся к бесконечному, вечному состоянию.

Вообще, мы устроены таким образом, что, так или иначе, развиваемся навстречу главному вопросу. Это вопрос не просто о причине страданий и смысле нашей горькой жизни, а о ее исконной причине, о ее цели. И только Вселенная способна дать нам ответ – когда мы поднимемся над эгоистическим “тяготением”, символом которого пока что выступает наш Земной шар.

Где находится то поле работы, где я могу правильно развивать в себе силы отдачи? Речь идет о моих отношениях с Вселенной или с другими людьми?

Об отношениях с людьми. Ведь они представляют собой наиболее развитую “материю”. Именно на взаимодействии, на интеракции с ними я могу развивать вторую природу.

И это предоставляет мне возможность для новых открытий во Вселенной. Выходя из самого себя, в призме силы отдачи я вижу всё вокруг насквозь. Я вижу иное измерение, где не играют роли пространственные расстояния. Я смотрю на мир поверх материи.

Опубликовано в Интегральное образование, Человек – часть природы