Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Единство – ключ от счастья

Как бы вы советовали провести день памяти жертв Катастрофы, чтобы она действительно никогда не повторилась?

Я родился в семье, потерявшей в Катастрофе свою большую часть. Из всех фотографий в семейных альбомах, которые показывали мне в детстве дедушка и бабушка, осталась лишь самая небольшая часть, на которой были живые люди, жившие где-то. А на всех остальных были погибшие, сожженные.

Но пора перестать просто оплакивать погибших – надо взять себя в руки и добавить разум к охватывающим нас чувствам. Мы обязаны решить, что сделать для того, чтобы Катастрофа никогда не вернулась.

Что мы сейчас реально делаем для этого? Поможет ли еще один обелиск или посещение Освенцима предотвратить новую Катастрофу? Это не помогает и не переворачивает человека настолько, чтобы он с этого момента начал жить по-новому.

Я не имею в виду, что такие посещения не нужны. Но мы обязаны серьезно разобраться и сделать правильные выводы о причинах Катастрофы и о том, что необходимо сделать, чтобы она не повторилась. 

Дело в том, что мы находимся в системе природы, в которой действует жесткий закон, который нельзя нарушить. И этот закон говорит о том, что евреи обязаны жить в единстве, как один единый народ, каким его создал Авраам, а затем продолжил и усилил Моше и все цари народа Израиля.

Этот пример объединения мы должны показать народам мира. И как только мы начнем работу по объединению, сделаем хотя бы один шаг вперед, мы немедленно почувствуем к себе другое отношение. Антисемиты начнут понимать, почему ненавидят еврейский народ.

Ведь подсознательно они хотят видеть от нас именно этот пример объединения. Они говорят, что в руках у евреев ключи от счастья мира. Единство – это и есть тот самый ключ от счастья. Мы можем раскрыть всем этот секрет и показать, как прийти к счастливому миру. 

Антисемиты говорят об этом открытым текстом, обвиняя евреев во всех своих несчастьях. Таким образом, они признаются, что зависят от евреев. Человечество насчитывает семь миллиардов человек, и какие-то 0.2% от всего мира доставляют ему столько неприятностей.

И антисемиты в этом правы – все зависит только от евреев. Об этом говорит каббала и все пророки. Еврейский народ обязан достичь единства.

Крушение Храма произошло именно потому, что в народе Израиля не было братской любви. Это крушение продолжается по сегодняшний день, и Катастрофа еврейского народа была частью его.

Поколение катастрофы не смогло объединиться между собой, чтобы пробудить весь мир к объединению. Закон Израиля – это любовь к ближнему как к самому себе.

Но ведь в то время было много праведников, больших каббалистов?

Выполнение этого закона требуется от всего народа, а не от нескольких каббалистов, и поэтому произошла Катастрофа. А праведники в таком случае страдают первыми.

А где же Творец во всем этом рассказе?

Творец был непосредственным участником Катастрофы – это та самая сила, которая всех уничтожила. Разве есть еще какая-то сила? Нет никого, кроме Творца, как сказано в молитве: “Слушай Израиль! Творец наш, Творец – один”. 

Катастрофа – это не наказание, а исправление. Если мы не хотели исправить себя подобру, то приходится исправлять нас плохим путем. Высшая сила природы устанавливает для Израиля закон любви к ближнему, а если мы не исполняем его, то разражается Катастрофа.

Та же самая история повторяется на протяжении всего рассказа Торы: с Аманом, с разведчиками. Творец указывает нам, как поступить, а если мы этого не делаем, то на нас обрушивается удар.

И это только мы воспринимаем его как удар, а на самом деле, это исправление. Мы получаем удар по своему эгоизму, которые его немного исправляет.

Катастрофа была ценой, заплаченной нами за возможность создания государства Израиль, которое без нее не возникло бы. Но на практике, Израиль до сих пор не является тем государством, каким должен быть, ведь это требует единства всего народа.

Получается, что необходима следующая Катастрофа для того, чтобы заставить нас объединиться? Очень надеюсь, что ее не понадобится.

Мы будем получать все новые и новые удары, все более частые и сильные, пока не согласимся объединиться. То есть мы обязаны стать одним человеком с одним сердцем, чтобы другие стали мне важнее самого себя.

Опубликовано в Статьи