Михаэль Лайтман Будущее мира – в изменении человека

Всемирная акция «Спроси себя»

Сессия 1, тема 1

Экономические преобразования

Вопросы о бедности, богатстве и открывающихся возможностях

1. Обладают ли торговые марки большей властью, чем правительства? (Форум Барселона, 2004)

Конечно же, бизнес сильнее правительств. Ведь бизнес создает деньги, а на деньги можно купить всё. Как мы знаем, человечество развивается от физических наслаждений к деньгам, почестям, власти и знаниям. Так вот, на деньги можно купить все остальные наслаждения человечества. А потому, разумеется, бизнес захватывает в итоге всю власть, и именно он определяет то, что делают правительства.

А кроме того, правительства нуждаются в бизнесе и обращаются к нему. Им необходимо налаживать связи с бизнесом, потому что с его помощью они добиваются власти и почестей. Для правительства нет ничего большего, чем власть, а в наше время купить власть, опирающуюся на СМИ и общественное мнение, может лишь тот, у кого есть деньги. В конечном счете, бизнес захватывает всё.

Только в наши дни, в конце человеческого развития, бизнес тоже начинает опускаться и демонстрировать, что он конечен и в итоге не доставляет человеку удовлетворения. А потому в человечестве растет всеобщее отчаяние.

И тем не менее, именно бизнес определяет сейчас и до конца дней будет определять политику и всю деятельность правительств.

2. Содействует ли экономическая глобализация демократии или же укрепляет диктатуру? (Дэвид Дубойс, 36, Мец, Франция)

Глобализация лишь показывает нам, до какой степени мы взаимосвязаны сейчас, когда всё человечество становится единым целым. Она не ведет ни к диктатуре, ни к демократии. Глобализация только демонстрирует нашу принадлежность к единому «организму», к единому «телу». Она не ведет к большому развитию и вообще ни к чему кроме одного: в конечном итоге мы приходим к неустойчивому, несбалансированному состоянию. С одной стороны, перед нами проявляется глобализация, наша взаимосвязь, наша принадлежность к одному телу и зависимость друг от друга, а с другой стороны, мы видим, до какой степени ненавидим друг друга и далеки друг от друга.

Иными словами, глобализация раскрывает несбалансированный, ненадежный мир, которому необходимо полностью сменить свое восприятие, свою самоорганизацию. Ему необходимо измениться и отказаться от обоюдного эгоизма. Раскрывающаяся сегодня взаимозависимость показывает нам, что как раз наоборот, подобно клеткам одного тела, мы должны зависеть друг от друга и объединяться друг с другом в единую систему. Тем самым глобализация, развивающаяся и проявляющаяся сегодня пред взорами всех, может привести человечество к осознанию зла, которое кроется в эгоизме, и к осознанию добра, которое мы найдем в альтруизме.

3. Почему мы не можем всех накормить, если производим достаточно продовольствия? (Эми Джонсон, 32, Чикаго, Иллинойс, США)

Мы действительно производим огромное количество еды, но проблема в том, что мы не можем разделять ее правильно, истинно, справедливо. Наше эго не позволяет нам распределять продукты хорошо и верно, поровну между всеми. В мире есть места, где еда выбрасывается, и есть места, где люди умирают с голоду.

Такова наша природа, и она не изменится, пока мы не придем к окончательному решению о том, что нужно сменить свою природу. И мы сможем это сделать, есть методика, которая помогает нам в этом. Я постараюсь раскрыть ее далее, по ходу вопросов. Пока мы не изменим свою природу с эгоистичной на альтруистичную, положение в мире тоже не изменится, и поляризация эта будет становиться всё более и более диаметральной. Мы увидим, что мир действительно делится на такие места, где умирают от голода, и такие, где еду сжигают и выбрасывают.

Мы неспособны сделать это, потому что неспособны преодолеть свое эго, оставаясь в обычных рамках. Нам нужно открыть общемировой закон – любовь, альтруизм, заложенные в природе. Увидев, что вся природа поступает таким образом, мы сможем изменить и себя самих, чтобы не допустить самоуничтожения. Тогда все станут как один человек с одним сердцем, и мы сможем делить все продукты поровну, сбалансировано между всеми.

4. Почему женщины до сих пор в ущемленном положении? (Р. Кескин, 34, Германия)

Не думаю, что можно изменить положение, статус женщины даже в современном мире, если мы не будем знать в точности, каким этот статус должен быть, в чем именно состоит различие между женщиной и мужчиной.

Мы представляем собой две части природы. От неживого уровня, к растительному, животному и говорящему мы делим всех на два пола: мужской и женский. А потому если только мы будем знать, что это за особое состояние, основное различие между мужчиной и женщиной, между мужским и женским полом, – тогда мы сможем наладить их взаимоотношения.

Здесь не поможет искусственное нивелирование, делающее мужчин и женщин равными. Нужна такая ситуация, когда женщинам удобно быть женщинами, а мужчинам удобно быть мужчинами, хотя каждый из них особенен в своем роде. Равновесия, подобия, выравнивания меж ними нужно достичь путем того, что мы предоставим каждому полу равную возможность выражать себя и быть в точности тем, к чему природа заложила в нас все предпосылки.

А потому знать, каково именно место женщины от природы и место мужчины от природы, – это самое важное.

Наша проблема в том, что нам кажется, будто в природе нет закона на человеческом уровне, – и потому мы здесь устанавливаем законы по собственному усмотрению. А на самом деле в природе и на человеческом уровне есть закон, диктующий человеческому обществу и каждому из нас занять свое место, – аналогично законам физики, химии, биологии. Зная это, мы будем знать и то, как обеспечить равенство женщине и мужчине согласно равенству их реализации – так, чтобы предоставить каждому полу равные возможности самовыражения в соответствии с их природой.

Повторяю: наша проблема в том, чтобы знать закон, действующий в природе.

5. Каким образом должна быть разработана экономическая система, чтобы не входить в противоречие с правами людей, животных и планеты? (Жинс Ван Шел, 32, Стокгольм, Швеция)

Экономическая система должна соответствовать альтруистическому закону, когда каждый потребляет лишь столько, сколько нужно ему для существования, а всё остальное передает в общественный фонд для равного распределения между всеми. Так же клетки нашего тела удостаиваются жизни потому, что каждая из них получает лишь то, что необходимо ей для существования, а всё остальное передает телу в целом. Каждая клетка живет лишь насущным, а вся ее природа, вся ее деятельность призвана обеспечивать тело жизненными силами. По тому же принципу обязан существовать и функционировать в человеческом обществе каждый человек: он живет, потребляя лишь малую часть, необходимую ему для существования, а всё остальное отдает на нужды общества. Тогда мы будем распределять продукты среди всех согласно тому, сколько каждый потребляет, сколько каждому необходимо. В этом все будут равны, а всё остальное пойдет человечеству в целом.

Таким образом, все будут сбалансированы. Только так мы уравновесим себя в соответствии с общим альтруистическим законом природы, который охватывает нас и действует во всем человеческом обществе, хотя мы его и не соблюдаем. Только так мы удостоимся получить от природы хороший отклик. Тогда не будет катастроф, цунами, болезней, эпидемий и войн – все станут жить мирной, надежной, здоровой жизнью. Самой природой нам будет обеспечено прекрасное, равное, удобное существование. Если же мы не будем соблюдать общий альтруистический закон природы, подобно клеткам живого тела, когда каждый потребляет лишь необходимое, а всё остальное жертвует обществу, – тогда мы подведем себя к уничтожению.

Необходимо, чтобы закон этот в полную силу был осуществлен в наше время. Поэтому раскрывается глобализация и показывает нам, что все мы взаимосвязаны в одно тело.

6. Если Дарвин был прав в том, что жизнь началась в Африке, то почему африканские страны менее развиты, чем западные? (Элиот Чикома, 19, Намибия)

Возможно, жизнь зародилась в Африке, но наша цивилизация начала развиваться с проявления в человеке эгоизма, силы нашего прогресса. Это произошло в Месопотамии, в Древнем Вавилоне примерно 4500 лет назад. Исторические источники повествуют о всплеске эгоизма в человечестве – в этом смысл Вавилонской башни, о которой рассказывает Тора. Люди в своей гордыне хотели достичь небес – выражаясь аллегорически, построить «башню до неба». Вследствие развившегося в них эго они возненавидели друг друга и потому перестали друг друга понимать. Это называется «смешением языков». И тогда они разбрелись друг от друга, потому что не хотели, уже не могли быть вместе, как один человек, в цивилизации тех времен.

Они перестали понимать друг друга, и тогда всё человечество начало развиваться посредством своего эго. Так по ходу всей истории мы и развиваемся посредством заложенного в нас эго, из поколения в поколение.

Лишь в человеке, в этом особом создании природы, эго развивается даже на протяжении его жизни. Однодневный бычок подобен взрослому быку, он уже является животным, которое подготовлено ко всему и понимает, что надо делать. А в человеке эго растет в течение всей жизни, а потому он не знает, что делать и нуждается в обучении, в поддержке от общества.

Так что, мы очень далеки от Африки и даже от того же Вавилона. Сегодня мы погружены в развивающийся эгоизм, который требует быстро обуздать себя. Если мы сделаем это, то придем к исправленному обществу, а если нет, тогда мы действительно подходим к концу своей цивилизации.

7. Зависит ли наше благосостояние от того, что страны третьего мира находятся в бедности? (Том Хэнс Зо, Берлин, Германия)

Нет. Наша хорошая жизнь вообще не зависит от того, что часть стран мира живет в бедности. Происходящее в них вызвано тем, что европейская цивилизация внесла в них свою ментальность вместо местной ментальности, местной культуры, местных традиций и всего, что у них было. Их испортили, привнеся в них иную культуру, иные ценности. Тем самым они нарушили естественное развитие всех этих народов и совершили большой грех против всех этих стран. А потому, разумеется, они привели к бедности и к бедственному состоянию развития в Африке наших дней.

Однако на сегодняшний день богатство Запада не зависит от бедности стран третьего мира.

С другой стороны, только если мы почувствуем, что зависим друг от друга, от общего закона природы, любви, альтруизма, взаимосвязи, глобализации; если мы увидим, что каждый из нас, по сути, является клеткой живого тела, зависящей от функционирования остальных клеток; если мы увидим, что каждый человек в мире важен, потому что представляет собой клетку живого тела, и без его жизнедеятельности мир неполон; если мы увидим, до какой степени зависим друг от друга, – тогда, конечно же, мы будем знать, как с любовью и пониманием относиться ко всем народам и всем странам, включая третий мир. Тогда наступит мир в мире и будет равенство – но для каждого сообразно с его ментальностью, культурой и всеми сопутствующими обстоятельствами.

8. Почему в социуме принято накопление богатства, в то время, когда столько людей не имеют самого необходимого? (Кент Келлер, 49, Мильвоке, США)

Мы пребываем в нашей природе – а это эгоизм, который постоянно развивается. Он является источником всех наших бед и проблем. Мы можем сражаться со всем тем, что предстает здесь перед нашим взором: с бедностью, с болезнями, с неравенством, с угнетением, с наркоманией, с депрессией и так далее. Однако в конечном счете, всё это следствия нашего эгоизма.

Человеческий эгоизм развивается с древних времен, когда человек хотел лишь обеспечить тело едой, – до стремления к деньгам, почестям и знаниям. Причем знания – это информация о том, как манипулировать другими и всем миром. Так вот, деньги являются эквивалентом всех прочих наслаждений, а потому все стремятся к богатству, к деньгам. Поэтому лишь деньги в нашем мире дают человеку ощущение уверенности в настоящем и будущем. Если бы общество не ценило денег, человек не накапливал бы их.

Если бы мы знали, что жизнь наша зависит от постижения вечности и совершенства природы путем объединения в одного человека с одним сердцем, что именно посредством альтруизма меж нами мы достигаем иного уровня жизни, иного обеспечения жизни, – тогда мы смогли бы изменить свой подход к деньгам и перестали бы смотреть на них как на ценность, превышающую всё остальное.

Поэтому нам нужно осознать, что такое общий закон природы, альтруистический закон. Лишь уподобившись альтруистическому закону, мы можем удостоиться совершенства и вечности. Только так мы удостоимся того, что деньги исчезнут из мира.

9. Если существующая экономическая система по сути своей испорчена, что мы можем предпринять, для того чтобы ее исправить? (Глен Тайлер, 25, Кейп-Таун, Южная Африка)

Если мы раскроем эгоизм, присутствующий в каждом из нас, как источник всего зла; если мы захотим использовать всё, чем обладаем от природы, лишь для того, чтобы прийти к благу; если мы поймем, что благо зависит от всего нашего общества…

А по глобализации, мы видим, насколько зависим друг от друга. Это еще раскроется в ближайшее время: насколько каждый зависит от всех, вплоть до того, что если другие люди, неподвластные мне, не захотят быть ко мне доброжелательными, то у меня не будет права на существование. Если до такой степени я и каждый из нас поймет это, тогда, конечно же, мы захотим исправить себя. Если каждый будет знать, что он зависит от всех, тогда он захочет, чтобы все были добры к нему. Причем он будет знать, что другие проявят к нему доброту лишь при условии, что он проявит доброту к ним.

Если мы сумеем понять эту обоюдность – что называется, закон поручительства – то сможем наладить свою жизнь так, чтобы и наша экономическая система изменилась и начала поставлять нам всё наилучшим и эффективнейшим для всех образом. Тогда все наши взаимоотношения, включая экономические, изменятся так, что обратятся на пользу человечества.

Это зависит лишь от одного условия: чтобы мы раскрыли глаза и увидели, что в природе существует закон равенства меж всеми. Подобно физическим и химическим законам неживой природы или биологическим и генетическим законам живой природы, так и в природе человечества существует закон жизни – альтруистический закон. Клетки нашего тела удостаиваются жизни лишь при том условии, что каждая клетка отказывается от себя и живет вместе со всем телом, обеспечивая его всем необходимым – вот и человек в обществе, подобно клетке, обязан поставлять всё обществу.

10. Как должно происходить развитие малоразвитых стран? Что лучше: микрофинансирование или макрофинансирование? (Дельгерсайхан Джадамба, 37, Улан-Батор, Монголия)

Только развивая традиционное образование, присущее людям в мире, – так, чтобы это образование и эта культура соответствовали естеству народа, – мы будем благотворно развивать каждый народ.

Нам нужно понимать, что, в общем, существует 70 народов мира, и все они неравнозначны. Аналогично органам тела, они обязаны восполнять друг друга. А потому, если мы будем проявлять ко всем равное и благосклонное отношение, но сообразуясь с природой каждого, то увидим, что они действительно могут создавать и вносить замечательный вклад в человечество. Тогда нам удастся извлекать максимальную пользу из каждого народа. Всё это зависит от благожелательного и сердечного отношения к каждому, чтобы он мог служить человечеству именно в той мере, которая ему соответствует.

Мы должны понимать, что вся природа разделена между странами и народами таким образом, что это ведет человека к состоянию, в котором каждый восполняет другого. В результате, мы действительно можем оказаться в равном и совершенном мире, где каждый восполняет другого и достигает мира, который весь – благо.

Тогда мы удостоимся увидеть, что у каждого народа есть замечательная доля в человечестве. И лишь благодаря тому, что они восполняют друг друга, мы удостаиваемся совершенной жизни во всем человеческом обществе – в любви, совершенстве, уважении и почете по отношению к каждому.

Прежде всего, нужно раскрыть, что у каждого народа есть свое место, подобно тому, как есть свои места у органов тела. Он нам необходим, и пока мы не увидим, что он нам необходим, мы не сможем оценить и поднять его к собственной самобытной реализации.

11. Как люди из развитых стран могут использовать дешевую продукцию и одновременно критиковать Китай за стремительную индустриализацию? (Кун Чуан, Пекин, Китай)

Я думаю, что проблема не в Китае. Китайцы по своей природе – народ очень аккуратный, очень традиционный, он очень любит работать и видеть плоды, результаты своего труда. На месте Китая хотел бы оказаться каждый из особо отстающих народов, а сегодня даже некоторые из прогрессирующих и развитых государств.

Проблема в следующем. Наше отношение к Китаю, переживающему высокую и стремительную индустриализацию, вытекает просто из зависти: китайцы на это способны, а другие народы нет. В сущности, ответ таков: если мы поймем реальность и человеческое общество, которое полностью замкнуто и составляет единую систему… Как только мы поймем, что у каждого есть свое место в общечеловеческой цивилизации… Выходит, что и у Китая есть своя часть: допустим, он будет лидировать в техническом развитии, Америка – в технологическом, Россия – в разработке полезных ископаемых, и так каждая страна в своей области человеческого развития. Каждому нужно лишь восполнять другого, а не извлекать из этого личную выгоду.

Ведь каждая страна хочет использовать другие страны себе во благо. Как только мы удостоимся раскрыть, что все принадлежим одному телу, как только захотим объединиться между собой в единую систему – каждый станет вносить свой вклад в человеческое общество. И тогда мы действительно удостоимся хорошей жизни. Проблема наша не в том, что каждый занимается чем-то своим, а в том, как объединить самобытные особенности каждого.

12. Что будет после капитализма? (Века Козелек, 53, Гросс Немероу, Германия)

Человечество развивается посредством растущего в нем эгоизма. Эгоизм развивает нас так, что мы всегда думаем, что перед нами лежит что-то хорошее. По крайней мере, в прошлом мы всегда думали, что перед нами лежит что-то хорошее, и бежали навстречу будущему. Раз за разом, шаг за шагом, подобно ребенку, который, который растет и взрослеет, – так же развиваемся и мы. Мы думали, что придем к лучшей культуре, к лучшей экономике, что всё будет хорошо, и если нам сейчас не очень хорошо, то детям нашим уж конечно будет хорошо.

Так мы задействовали всё, что имеется в нашем эго, и пришли к нынешним временам, когда уже не думаем, что положение может стать лучше. Мы уже отчаялись в своем развитии.

Сейчас человечество стоит перед дилеммой. С одной стороны, если мы и дальше будем развиваться посредством своего эго, то придем к нацизму во всех странах. В сущности, он и будет государственным режимом во всем мире, во всех странах. И тогда дело идет к Третьей мировой войне.

Или же мы придем к альтруизму во всех странах. Мы достигнем этого, если человечество осознает, что альтруизм – это закон природы. В сущности, это сама природа. Человек удостоится жизни и жизненных сил и спасется от уничтожения только при том условии, что будет соблюдать этот закон. Как соблюдение всех законов физики, химии, биологии приносит нам хорошие плоды, так же и здесь: если мы в человеческом обществе, как в живом теле, будем соблюдать закон природы, альтруистический закон, то удостоимся альтруистического государственного устройства и тогда достигнем подобия свойств с природой, равенства меж нами, жизни в почете и уверенности.

Если же нет, то не дай Бог, в мир придет нацизм и всеобщее уничтожение – вместе со всеми глобальными экологическими бедствиями.

Сессия 1, тема 2

Осознание и познание

Вопросы нравственности, этики и наших обязанностей

13. Является ли эгоизм причиной несостоятельности человечества? (Алэн Аппель, 18, Базель, Швейцария)

Весь материал нашего мира, в конечном счете, представляет собой различные уровни эгоизма. Эгоизм – это желание привлечь к себе жизнь, жизненные силы.

Особенность человека в том, что он использует свое эго не только для насущных нужд – в отличие от всей природы. И неживой, и растительный и животный уровень поглощают, берут себе лишь то количество пищи и энергии, которое нужно им для существования. И лишь в человеке заложено такое эго, которое ведет его к чрезмерному потреблению. Человек наслаждается не только тем, что у него есть необходимое и даже излишки, – он наслаждается также и тем, что другой испытывает недостаток и страдает, в отличие от него. Это доставляет человеку чувство еще большего наполнения.

А потому только человеческое эго мы называем действительно эгоистичным по сравнению со всеми остальными желаниями, имеющимися в природе. Кроме человека, ни в одной части природы эгоизм не развивается. Однодневный бычок подобен взрослому быку. Иными словами, даже представители животного уровня, как рождаются, так и завершают жизнь. Эго у них не развивается. А человек развивается посредством растущего эгоизма на протяжении своей жизни, а также из поколения в поколение. Каждое поколение продвигается лишь потому, что его эгоизм более развит, чем у предыдущего поколения.

Этот эгоизм толкает нас к развитию цивилизации, к прогрессу, однако вместе с тем сейчас, на последнем этапе своего развития, он заводит нас в тупик. Мы уже не знаем, куда продвигаться, и погружаемся в глобальный всеохватывающий кризис.

Все силы природы, по сути, составляют одну замкнутую систему – кроме человека, который в своем эгоизме потребляет больше необходимого. Именно человек и является тем элементом природы, который не находится в равновесии с ней, поскольку потребляет больше, чем нужно ему для существования. Поэтому человек – это, в сущности, единственный элемент природы, который вредит всем, вредит природе, всем остальным ее уровням.

14. СПИД в Африке: какова доля нашей ответственности? (Юдит, 23, Мюнхен, Германия)

В распространении СПИДа в Африке, конечно же, виноваты развитые страны, принесшие свою культуру и испортившие тем самым естественную культуру, естественное развитие, которым должны были развиваться страны Африки и остального мира. Большую несправедливость причинили все европейские страны, когда пытались силой внести свои ценности во все прочие страны мира и потому оторвали их от своих традиций, от той эволюции, которую они должны были пройти, от того развития, которое они должны были пройти. И потому они вызвали все эти условия, в которых развивается СПИД, голод, неравенство и диктаторство, свойственные странам третьего мира. Страны третьего мира, конечно же, были созданы развитыми европейскими странами, которые силой внесли туда свою культуру и свои ценности.

А потому я полагаю, что лишь помогая каждой стране вернуться к своей природе, к своему естественному развитию, мы приведем к благоприятному, гармоничному развитию среди всех народов, всех стран и человечества в целом, по-хорошему и в равной форме. Они не должны быть равны, но у всех должна быть равная возможность для благоприятного развития, у каждого сообразно со своим естеством. Только так мы придем к гармонии и к прекращению болезней и эпидемий, таких как СПИД.

15. Действительно ли наши образовательные системы не дают ребенку возможности развиваться? (Сэр Джакинта Фернандес, 50, Эдакочин, Кочин, Керала, Индия)

Образование – это то, что человек получает от своего окружения. Правильное образование и правильную культуру дети получают лишь на примере общества и родителей. Школа дает не образование, а только ремесло. Образование, внутренняя культура человека обуславливается не знаниями, а его правильным внутренним развитием, когда он становится совершенным в своем правильном отношении к жизни и к миру.

А потому подлинное образование, хорошее образование – это давать нашим детям знание о том, что общий закон, истинный закон природы требует от них, от всех людей, чтобы они были гармонично и цельно взаимосвязаны, чтобы они заботились друг о друге, как клетки одного тела, как органы одного тела.

Ведь в общей сложности мы составляем одну глобальную систему, как это сейчас раскрывается. И общество должно подавать в этом пример молодому поколению, показывая, что отдача, забота о человечестве в целом, обо всем человеческом обществе – это высшая ценность, которая должна быть. Тем самым мы надежно воспитаем поколение для грядущей жизни, и у него действительно будет грядущая жизнь.

Если мы внесем в мир знание о том, что только взаимность, понимание, любовь спасут мир, – тогда каждый захочет жертвовать собой для других. Тем самым он раскроет себя не как раковая клетка в организме, а как здоровая клетка в общем теле, то есть во всем человеческом обществе, во всем мире.

16. Возможна ли корпоративная социальная ответственность? (Эдем, 27, Калифорния, США)

Только если человечество увидит, что его состояние фатально, что по природе своей мы связаны в одно социальное образование, объединение; только если мы увидим, что обязаны консолидироваться между собой в единый коллектив с единой ответственностью, – тогда мир действительно будет прочным и хорошим, и на будущее каждый тоже удостоится надежной жизни.

Из наших исследований выясняется, что 10% человечества составляют альтруисты, которые любят давать и жертвовать. Если мы будем опираться на них и развивать альтруистический ген, заложенный в природе десяти процентов людей, то увидим, что природа подготовила для нас замечательную ступень, замечательный трамплин к развитию. Всё наше развитие, всё образование молодого поколения все равно базируется на том, что мы учим поколение быть альтруистами. Мы говорим ребенку: «Не будь плохим, отдавай, уступай». Почему? Потому что мы знаем, что тогда ребенку будет надежнее, люди не станут использовать его. Если он будет уступать, ему будет хорошо в жизни. А потому вся наша культура, всё наше образование, все наши религии, вся наука и вся экономика, в сущности, должны базироваться на этом условии. Ведь даже внутри, в подсознании мы обнаруживаем, что только это дает уверенность в завтрашнем дне.

И потому, в некотором роде, изнутри альтруизм естественен для людей, и нам нужно лишь открыть его. Здесь возникает только психологическая проблема: перейти от эгоистичной реализации к альтруистичной. В конечном счете, мы хотим жить – жить хорошо и с уверенностью в будущем. Так вот, нужно понимать, что уверенность в будущем означает для нас жертвование обществу в целом – это, по сути, и обеспечивает завтрашний день. А кроме того, в своей жизни мы обнаруживаем, что наши социальные механизмы тоже готовы к тому, чтобы мы начали построение альтруистического общества. Против альтруизма никто не высказывается публично.

17. Каким образом человеческое общество может находиться в равновесии и гармонии, если так мало женщин находится у власти, а феминистические ценности минимизированы во всех областях? (Давид Вульфсон, 52, Торонто, Канада)

Соотношение между мужчинами и женщинами в управлении человеческим обществом не обязано быть равным. Это мы так думаем, потому что на наш взгляд это представляется истиной и справедливостью. А в действительности, это совсем не так. Мы вырываем женщин из их естественного круга: из семьи, из воспитания детей, из домашнего хозяйства, из построения дома, из построения семьи. Именно это и приводит нас к разрушению семей, к разводам и ко всем тем отрицательным явлениям, которые столь распространены сегодня в современном обществе. В результате всех этих явлений именно женщины оказываются несчастными и чувствуют себя несчастливыми.

Эта фиктивность, эта ложь о том, что мужчина и женщина могут быть равны согласно нашим произвольным меркам, без всякого учета их пола и природного местоположения каждого в своей нише – это как раз и делает наш мир вопреки законам природы столь несбалансированным. Граница между полами обязана сохраняться, и мы всегда должны принимать во внимание природу каждого пола. Мы должны понять, что нужно учитывать особенности женской психологии, роль женщины в рождении и развитии поколений.

А то, что мы видим сегодня, это как раз результат нашего желания вытянуть, вырвать женщину из ее естественной обстановки, из семьи и дома, и привести к управлению человеческим обществом, к участию против ее естественного желания в функционировании различных общественных систем. Это совершенно не ее место. Равенство состоит в том, что мы должны придавать равную значимость и предоставлять равные возможности каждому полу, но не уравнивать их совершенно, как будто они ничем не отличаются.

18. Как мы можем соблюдать международные права человека, если они находятся в конфликте с традицией или религиозными ценностями? (Майкл, 44, США)

Все люди от природы различны. Нельзя требовать от ленивого по природе, таких же усилий, как от трудолюбивого по природе. Нельзя требовать одного и того же от умного по природе и не столь умного, от человека, тяготеющего к технике и от человека, тяготеющего к образованию, к культуре, к иному развитию. Люди совершенно непохожи друг на друга, и потому невозможно от всех требовать равенства.

К тому же мы неспособны распознавать и измерять природные свойства каждого, их направленность и величину. Требуя от всех одинаковых результатов, мы пытаемся втиснуть всех в прокрустово ложе. Иначе говоря, мы хотим «укоротить» или «растянуть» каждого, чтобы все были в точности под одну мерку. Это совершенно неправильная ситуация.

А кроме того, существуют различия в культуре, образовании, религии и развитии народов. Не все народы относятся к одному уровню, к одному месту в человеческом обществе. У каждого свое место, и каждый должен уважаться на своем месте. Ведь каждый в своем роде уникум.

А потому международный закон обязан принимать во внимание все ограничения и все особенности каждого. Если мы будем сохранять это равенство, равенство возможностей правильного самовыражения каждого самым эффективным образом по отношению к человечеству, тем самым мы упраздним эгоистические взаимоотношения и приведем всех к отношениям альтруистическим, равным, когда каждый будет давать свое – то, что никто другой вместо него не может дать. И каждый будет особенен в этом. Тогда мы действительно придем к тому, что каждый индивидуум будет сохранять себя и развиваться самым благоприятным образом.

19. Какие основные чувства и достоинства каждого человека заслуживают уважения и почему так много людей этого лишены? (Клэр М., 25, Австралия)

Уважать нужно только те устремления человека, те его усилия, которые направлены на благо человечеству. Не на благо себе, своему народу или своей семье – только на благо человечеству. Если мы будем уважать это, то увидим, в какой степени человек преодолевает свою эгоистическую природу ради принадлежности и жертвования всему миру.

Думаю, все люди должны преодолевать себя, свое эгоистическое желание. Если каждый из них будет жертвовать таким образом, тогда в ответ они должны удостаиваться благодарности и уважения от общества. Каждый – и дети дома, и жена, и родственники, и родители, и окружение, и друзья, и весь мир – должен быть благодарен человеку и ценить его лишь в мере его вклада в общество.

Человек создан так, что он нуждается в признании общества. Тем самым он, по сути, выражает себя, свое «Я». Если мы сделаем так, чтобы общество оберегало человека и откликалось на его вклад в человечество, этим мы обяжем каждого быть активной частью человечества. Мы будем видеть от каждого лишь хорошие вещи по отношению ко всему человеческому обществу, мы увидим, какой вклад вносит каждый.

И потому нам нужно установить в своем обществе такие законы, чтобы каждый оценивался лишь по своему вкладу в человечество, чтобы это бросалось в глаза. Если только по этим критериям мы будем мерить человека, если каждый будет знать, что именно так его оценивают, так к нему относятся, – тогда у него не будет выхода, ему придется стать здоровой клеткой в общем теле, то есть человеком, максимально полезным для человечества.

20. Почему мы считаем жизнь некоторых людей более важной, чем жизнь других? (Никола Браун, 49, Дэвон, Великобритания)

Это происходит потому, что мы не видим общего круга, общего механизма, общей системы нашей глобализации. Мы принадлежим к единой системе, все мы, по сути, одно тело. Каждый из нас подобен клетке в едином теле, клетке, которая обязана заботиться о благополучии всего тела. Если мы увидим, что всё человечество, в конечном счете, это один Человек с теми или иными органами и частями, если мы увидим это, то, разумеется, поймем, что каждый обладает ценностью.

Ведь даже если одна клетка в теле становится раковой… А это, в сущности, и является спецификой эгоизма: он начинает поглощать других. Пока что, на сегодняшний день, все мы подобны раковым клеткам. Это и раскрывается нам сейчас: все мы находимся в общечеловеческой системе, которая больна повальным раком. Если мы раскроем это, то, конечно же, из этого обнаружим, что каждый обязан быть здоровым, то есть отказаться от своего эгоизма, от поглощения, использования других, и перейти к отдаче другим.

Открыв это, мы увидим, что жизнь заключается лишь в том, чтобы раскрывать каждого в его развитии, в его вкладе в общество. Если мы будем поощрять общество к тому, чтобы оно сообщало каждому ценности, устремленные лишь на это, – тем самым мы, конечно же, обяжем людей возможностью быть полезными для человеческого общества. Тогда все будут равны. И тогда жизнь кого-то одного не сможет быть важнее жизни кого-то другого.

21. Есть ли у нас право рассматривать человеческую жизнь как более важную, чем другие формы жизни? (Марти Ф., 21, США)

Прежде всего, нам нужно осознать, что общая система природы выстроена пирамидально. В основе ее заложен неживой уровень: вся вселенная, вся неживая материя, звезды и планеты, которые в ней есть. Это нижняя часть пирамиды. Затем идет растительная часть на Земле, еще выше – животная часть на Земле, а верхушку пирамиды занимает говорящий уровень, человек – не животная часть, не наше тело, а говорящий, человеческий уровень в нас.

А потому, конечно же, жизнь человека важнее всех остальных форм и уровней природы – не потому что так мы эгоистически желаем, а потому, что мы включаем в себя все остальные формы природы. Если мы будем правильно относиться к природе, то исправим себя, а также исправим всю природу в целом. Все глобальные природные бедствия и проблемы – цунами, засухи, вред, который наносим природе мы, экологические катастрофы, которые нас постигают, – это, в конечном итоге, не более, чем явление, проецируемое на природу человеком. А потому, разумеется, жизнь человека и его роль в природе наиболее важна.

Мы обнаружим, что сами, своим эгоистическим отношением к себе и природе, вызываем все бедствия и все несчастья как в человеческом обществе, так и на остальных уровнях природы: животном, растительном и даже неживом. Если мы изменим себя, то этим, безусловно, изменим и всю природу в целом. А потому нам нужно понимать, что экологические бедствия, разражающиеся в мире сегодня и новые, еще предстоящие нам, зависят исключительно от отношения человека к миру. Они приходят не потому, что природа внезапно вышла из равновесия. Мы вызываем дисбаланс в природе своими мыслями.

22. Если бы каким-то чудесным образом мы смогли избавить мир от наркотиков, прекратило ли бы это все страдания? Или, возможно, причина пагубных привычек не в наркотиках, а в отношениях между людьми? (Этан Надельман, Нью-Йорк, США)

Развитие эгоизма в человеке, продолжающееся уже почти 6000 лет, постоянно толкает человека к поиску всё большего наполнения. Люди хотят всё большего, это подвигает их развивать человеческое общество, и тем самым они вызывают прогресс, развитие во всех сферах, на всех уровнях человеческой деятельности в своем обществе.

Но в итоге своего 6000-летнего эгоистического развития мы отчаиваемся в возможности когда-либо наполнить себя. Даже дети, растущие сегодня, смотрят на мир и, в отличие от нас, уже не испытывают желания жить в этом мире. Они сразу же погружаются в отчаяние, наркотики, депрессии и самоубийства, потому что имеют за плечами прошлые кругообороты, нашу прошлую жизнь, и видят, что наполнить себя нечем, что этот мир не даст им никакого наполнения. А потому они обращаются к наркотикам – просто чтобы забыть о жизни, отключить себя от этой жалкой жизни и не ощущать ее пустоту. Так происходит в мире по безвыходности.

А потому наш мир бичуют наркотики, разводы и самоубийства. Эго человека подводит его к концу развития, и теперь он должен перейти в альтруистичный мир, где больше не будет наполнять себя постоянными попытками притянуть что-то. Наоборот, наполнение будет вытекать из жертвования. В жертвовании нет ограничения, а потому тем самым мы положим начало новой жизни, новому обществу. Надеюсь, что это сбудется. И тогда мы устраним все эти бедствия: и самоубийства, и депрессии, и экологические катастрофы, и всё остальное, включая наркотики.

23. Почему я, будучи черным американцем, продолжаю любить и защищать эту страну, относящуюся ко мне, как к нежеланному ребенку? (Джейсон Робинсон, 27, Филадельфия, Пенсильвания, США)

Думаю, что сегодняшняя проблема черной части Америки состоит в том, что они не хотят доказать миру и всем свою способность быть эффективными, хорошими элементами общества. Напротив, они оказываются в условиях очень странного выражения своей части общества. Они не стараются достичь верхушки общества, хотя имеют для этого все условия. По IQ, по особым качествам, которые присущи черному человеку, у него не меньше возможностей, шансов и природных предпосылок, чем у белого человека. Но здесь проявляется своего рода общая культура или некий общий дух, который бросает их как раз в противоположном направлении, к поиску чего-то более легкого, яркого и экстравагантного.

И потому, я думаю, в этом проявляется проблема молодого черного поколения Америки. Им нужно постараться привести себя к тому, чтобы общество исправило свое представление о них, как о проблемной части социума; привести себя к такому состоянию, чтобы общество гордилось ими. И зависит это лишь от ценности, которую они придадут обществу, от вклада, который они внесут в общество. Всё в их руках.

24. В каком случае нарушение закона может стать необходимостью? (Мэтт, Сан-Франциско, США)

Нет ничего важнее жизни человека. Ведь от природы этим ему дана возможность быть активной и полезной частью общества, достичь самоисправления и самореализации. А потому нарушить закон человек может лишь при том условии, что закон этот обязывает его убить другого. Это действительно является основанием для открытого и незамедлительного нарушения закона. С другой стороны, во всех остальных случаях человек обязан бороться с законом законными путями. Иными словами, он обязан соблюдать закон, одновременно борясь за то, чтобы изменить его. Ну а нарушить закон можно лишь при одном условии: если тем самым он приводит к смерти человека. Ведь нет более высокой ценности в природе, чем человеческая жизнь. Если мы будем нарушать законы, в мире наступит анархия. А потому мы обязаны прийти к такому состоянию, когда будем соблюдать законы – кроме тех, которые необратимы, такие как смерть человека.

Сессия 2, тема 1

Политика насилия

Вопросы о мире, конфликтах и жертвах войны

25. Знаете ли Вы, в чем заключается связь между политикой и насилием? (Янг Шаобин, 43, Юанмингюан деревня художников, Пекин, Китай)

Проблема в том, что всё человеческое развитие эгоистично. Эгоизм – это материал всей реальности. А потому человек не может производить какие-либо действия, если они не идут со стороны эгоизма.

Поэтому связь между политикой и насилием заключается в том, что в политике мы используем те же законы и те же цели, только вводим их в рамки некоей легитимности, которую можно поддерживать и далее. Иначе говоря, политика – это продолжение силы кулака, и не более. Пока подход к жизни и организации международных отношений не изменится у человечества с эгоистичного на альтруистичный, мы не сможем совершить какое-либо политическое действие, не исходящее из силы. Только измененный подход ко всему человечеству, как к единому глобальному интегральному организму, изменит реальность так, что политика станет глобальной. Ведь мы находимся в маленькой глобальной деревне.

Тогда все решения будут приниматься правительством, охватывающим весь мир, под действием помыслов, устремленных на благо продвижения, на благо существования общего мира, как общего тела. И тогда от нее, от этой «головы» всего мира каждый получит должность. Тем самым мы разделим бремя на всех – чтобы каждый знал: его доля обусловлена тем, что именно так он должен вносить свою лепту в мир, дабы весь мир жил в мире.

Все мы будем жить и процветать и достигнем даже не хорошей материальной жизни – мы удостоимся иного уровня бытия, бесконечного духовного течения природы. Мы будем заботиться не только о материальной жизни, не только о наших телах, но и о наших душах. И подняться на этот уровень мы сможем лишь при том условии, что придем к альтруистической жизни.

26. Почему иранская атомная бомба считается более опасной, чем американская, израильская или французская? (Вольфганг Йост, 23, Берлин, Германия)

Разумеется, все государства эгоистичны и преследуют собственную выгоду. Однако отличие в том, что ни в одной стране, в отличие от Ирана, народ не поучают убивать других, делая их этого политический, государственный вопрос. Если мы посмотрим на всё происходящее в этой стране… Чему там воспитывают народ? Его учат убивать других, его учат властвовать над другими. И поэтому всё то оружие, которое они производят, действительно угрожает всему миру. Мы должны судить по тому, как воспитывается молодое поколение, что оно слышит, чему должно уподобляться, как должно выглядеть. И тогда мы увидим, что все-таки в Америке говорят о мире, в Израиле говорят о мире и во всем мире более-менее говорят о всеобщем мире, тогда как при таком фундаменталистском режиме, как иранский, говорят о том, как завладеть всем миром, захватить весь мир. И потому оружие в их руках очень опасно для благополучия мира.

Надеюсь, иранский народ поймет, что мир в мире и развитие, в том числе и его, зависит от других. Надеюсь, они изменят свой путь, да и весь мир поймет, что все равно он должен прийти к альтруистическому порядку, к альтруистическим взаимоотношениям. Я желаю всем жить в едином братстве, в единой любви, в едином объятии, потому что все равно, хотим мы того или нет, природа раскрывает нам, что мы одна семья. Будем надеяться, что когда-нибудь мы полюбим друг друга, возьмемся за руки и заживем вместе во благо наших детей.

Мне горько видеть и то, что происходит в Израиле. Если хотите, взгляните, как обстоят дела на телевидении, в школьном образовании и в других областях – как они воспитывают людей. Сравните, что говорят в израильских школах, до какой степени там учат любить друг друга, и что говорят в школах палестинских, до какой степени там учат убивать другого. Это, в сущности, и показывает, чего нужно остерегаться.

27. Почему на Ближнем Востоке до сих пор нет мира? (Муас Марабу, 23, Агадес, Нигер)

Проблема не в Израиле и народах мира. Ситуация такая, что методика исправления мира, которая должна сейчас осуществиться во всем мире, находится в руках Израиля. В своей глубинной мудрости, которая называется «наукой Каббала», Израиль знает методику исправления эгоизма в мире: как перейти от эгоистического восприятия природы и жизни, когда каждый хочет брать что-то для себя, к альтруистическому, чтобы каждый мог жертвовать и отдавать от себя, именно благодаря этому становясь наполненным, совершенным и в этом ощущая свою жизнь.

Поскольку у Израиля есть эта мудрость, во всем мире создается такое ощущение, словно Израиль виноват во всех мировых событиях. Это давление и антисемитизм не прекратятся, пока Израиль не внесет свой вклад в мир – тем, что откроет миру науку Каббала, методику исправления мира, объясняющую, как мир сейчас сможет спастись от своего эгоистического развития, которое пришло к своему концу, вследствие чего над миром нависла угроза.

Мир достигнет мира, мир достигнет покоя и умиротворения лишь путем реализации этой методики его исправления, которая находится у Израиля уже со времен Вавилона. Выйдя оттуда, из колыбели всей нашей цивилизации, она на протяжении всех этих шести тысячелетий находилась в среде Израиля, и лишь сейчас раскрывается. Оттого-то по всему миру сейчас и интересуются наукой Каббала.

А сама наука Каббала сейчас, с начала 21-го столетия, впервые получила разрешение раскрыться. Ведь она представляет собой методику того, как сделать наш мир альтруистичным, прекрасным и совершенным. Тогда наступит мир и на Ближнем Востоке, и во всем мире. А если нет, то не наступит ни там, ни во всем мире, и из-за этого мир будет всё больше и больше скатываться к опасности уничтожения.

То, что происходит у нас сегодня на Ближнем Востоке, это, по сути, средоточие, фокус, очаг всей мировой проблемы. Если мы решим эту проблему, если Израиль раскроет методику мирового исправления, тем самым мы решим проблему всего мира, и на Ближнем Востоке тоже наступит мир.

28. Почему когда силу использует сильный – это называется «самооборона», а когда слабый – «терроризм»? (Хайя Эль Аззах, 25 Джедда, Саудовская Аравия)

Вопрос изначально поставлен неверно. Террор – это применение насилия по отношению к мирному населению, которое, в сущности, ни в чем не виновато. Террор как раз применяется, чтобы убивать невиновных людей. С другой стороны, сила, применяемая государством, используется против армии противника. Армия против армии – это даже в нашем эгоистическом мире считается, так сказать, «этичным» и правильным. Это отличается от тех случаев, когда какая-либо сила, армия или силовые террористические организации, действуют против граждан, не виновных ни в чем, кроме того, что они являются рядовыми людьми.

А потому террору, безусловно, нет никакого места и нет никакого оправдания в человеческом обществе. Дело тут не в силе или слабости, а в том, против кого направлена сила. Если она направлена против граждан, это называется «террором», если же она направлена против армии, это называется «войной». А у войны свои силы и законы. Само собой, она нежелательна, но так или иначе, мы считаем это законными вещами, вписывающимися в определенные рамки. Трагедия в том, что террористические группы ставят себе целью поразить гражданское население. И в этом они должны получить предостережение от всего человечества. Это должно исчезнуть с карты мира.

29. В наше время, когда концепции «самооборона» и «гуманитарное вмешательство» изменили свое значение, как мы можем определить разницу между «священной» войной и просто войной? (Сандра Шеде, 29, Берлин, Германия)

Я бы провел такое разделение. Оправданная война – это война народа, сражающегося за свое существование и за свою территорию, за свою землю. Если кто-то приходит к нему и хочет убить, то, как сказано, «убей его первым». С другой стороны, всё, что делает какая-либо страна не на своей территории, пускай даже в тех или иных «гуманитарных» формах, – ей нельзя этого делать. Можно лишь использовать помощь международных сил, добиваясь мира и какого-то диалога, а не войны и военных действий армии.

Поэтому оправдано только одно: если встает на одного человека, или на группу людей, или на целую страну кто-то извне – тогда можно в ответ сразиться с ним и убить его, и даже начать эту войну первыми. Если же на тебя не встал никто извне, тебе нельзя нападать на него и воевать с ним под какими угодно предлогами, пускай самыми распрекрасными.

30. Как мы можем остановить наши правительства от развязывания войны? (Глен, Кейптаун, Южная Африка)

Мы можем воевать против войн только в рамках закона, а не посредством террора, не посредством каких-либо незаконных действий. Нам нужно понять, что только путем убеждения народа, только путем разъяснения всех проблем и причин, имеющихся в народе, мы можем добиться того, что большие сообщества, население, народ остановят свое правительство от войны. Никогда не должно случиться такого, что мы выступаем против правительств с применением силы, и каждый действует силой кулака, как будто бы таким способом мы сможем достичь какой-то справедливости. Никогда мы не победим силой – только убеждением, только воспитанием, только объяснением.

А потому проблема альтруистических сообществ в том, что они общаются между собой, а затем, когда нужно предпринять какое-то действие, не могут этого сделать. Все их действия заканчиваются на полдороги. Надеюсь, придет такое время, когда множество конгрессов и мероприятий, проводимых разного рода альтруистическими организациями, породит широкое разъяснение для всего мира, для человечества. Тогда они обяжут правительства не развязывать войны. Где бы в мире ни начиналась война, осуждение со стороны всех будет столь сильным, что это остановит процесс в его зародыше. Это зависит только от альтруистических организаций, от организаций в защиту мира – но разного рода, а не только сегодняшних.

31. Кто остается в выигрыше благодаря терроризму? (Форум Барселона, 2004)

Думаю, что террор, в конечном итоге, не идет на пользу тем организациям, которые его осуществляют. Ведь он вызывает отрицательную реакцию всего человечества. И хотя в ближайшей перспективе кажется, что террористические организации как будто бы могут преуспеть, однако страх перед их влиянием на весь мир, в конечном счете, действует против них. Выходит, что они-то как раз и пострадают от этого.

А кроме того, если говорить об общей форме природы, общей форме всего человечества, – все мы находимся в глобальной деревне, и каждый делает свое дело по отношению ко всему человечеству. Поэтому, тот, кто вырывается из мирных рамок и начинает террористические действия, то есть хочет уничтожать других, и в частности невиновных, – наносит урон, прежде всего, собственной роли в мире. А потому в итоге природа накажет его первым. Никогда в истории мы не видели, чтобы террористические организации добивались успеха. В более отдаленной перспективе это наносит им поражение, причем поражение сокрушительное. А потому мне их жаль. Сейчас этого не видно. Они думают, что таким образом могут спастись и привлечь к себе положительное внимание, однако на долгосрочный период это не сработает. Человечество обнаружит, что прежде всего ему нужно обуздать эти организации.

Когда нам откроется общая картина мира, организации эти поймут, какой вред они наносили самим себе.

32. В последние сто лет во время войн наблюдается значительное увеличение жертв среди гражданского населения. Почему мы это допускаем? (Анджела, 32, Шри-Ланка)

Войны в последнее время ведутся не между армиями и странами на поле боя, а между народами и в городах. Ведь каждый хочет разрушить технологическую, индустриальную инфраструктуру противника. Если раньше очень важно было уничтожить и разбить армию, солдат, то сегодня разрушение технологической, индустриальной инфраструктуры, по сути, и означает победу в войне. А потому удар сегодня направлен не против армии, а против больших городов. И ничего с этим не поделаешь. Техническое развитие привело к такому положению, когда великие державы воюют не столько военной, сколько индустриальной мощью. Эго человека направлено не против машин, а против своих сородичей, против людей. Потому и выходит, что каждый хочет разрушить промышленность противника и убить его гражданских лиц. В этом как бы кроется признак победы.

Мы видим, что в последнее время, в финальный период эгоистического развития человечества, когда мы дошли до конца, – планируется уже не уничтожение армий, а уничтожение народов и стран, т.е. населения мира. Сегодня ведутся расчеты на то, сколько миллионов и даже миллиардов людей на земле можно истребить. Именно это является критерием эффективности атомных бомб, которые вообще не предназначены для уничтожения армий.

В сущности, это последняя форма эгоизма. Почему она должна быть именно такой? Потому что она заставляет весь мир и каждого бояться: теперь ему уже необходимо думать о том, как изменить человеческое общество в целом.

33. Как лучше всего использовать триллионы долларов, расходуемых ежегодно в США и других странах на военный бюджет? (Ховард Цинн, США)

Самое лучшее, если бы весь тот капитал, который идет на военное развитие и разработку средств вооружения во всех странах, мы использовали на распространение по всему миру знания о структуре человечества, на образование людей, на развитие науки об общей реальности, на исследование того, почему мы находимся в столь скверном состоянии, в столь враждебном мире, какой процесс проходит человечество и что ему еще предстоит пройти, какова причина и цель человеческого развития, как человек среди всего этого причиняет зло самому себе. Если бы мы раскрыли все эти вещи, если бы мы исследовали природу и из этого обнаружили, какое зло несем себе и всей природе…

Ведь мы не поддерживаем равновесия с общим законом природы. Природа относится к нам с любовью, с альтруизмом, чтобы порождать и поддерживать жизнь. А мы в ответ проявляем к этому закону разбалансированное противоположное отношение с эгоистической стороны. Если бы мы раскрыли это знание всем, то каждый понял бы, что он должен делать и что должен делать весь мир, чтобы спастись от уничтожения. Тем самым мы достигли бы хорошей жизни, и никогда больше не было бы нужды использовать эти колоссальные силы – деньги, большой капитал – на разработку оружия. Напротив, все поистине делились бы этими деньгами ради хорошей, счастливой, равной жизни во всем мире.

Придет время, когда человечество достигнет этого. Ведь в общем законе природы заложена, в том числе, и сила развития, призванная вести нас к такому состоянию, в котором мы увидим, что должны быть как один человек с одним сердцем, как единое тело, во всеобщей любви по принципу «возлюби ближнего как себя», чтобы это стало законом, действующим меж нами. Тогда и вправду все силы, которые человечество способно задействовать, будут использоваться ему во благо.

Итак, самое лучшее сейчас – использовать все эти денежные средства на объяснение того, чего природа требует от нас.

34. Как можно остановить организованную преступность в городах и побудить молодежь заниматься образованием, вместо того чтобы убивать друг друга? (Штефани Эллен, 53, Санта-Моника, Калифорния, США)

Мы должны заниматься распространением науки о цели человеческой жизни, о цели жизни на Земле. Мы, люди, находимся в некоей системе, которая продвигается и ведет нас к особой жизни, к высокой жизни над нашим бытием, к вечной жизни, к ощущению общей природы и приобщению к природе, лежащей над нашей телесной жизнью. В своем телесном существовании мы ведем, в итоге, животную жизнь, свойственную живому телу. Если мы будем заботиться не о живом теле, а о нашей душе («душой» называется то, что находится вне нас), если мы позаботимся о том, чтобы приступить к отдаче и к выходу из тела, из нашего эго в противоположную сторону, к альтруизму, к отдаче, – тогда мы ощутим иную жизнь. Мы будем ощущать природу и бытие совершенно иначе – как саму природу, как вечную жизнь, вечное совершенное течение.

Об этом мы должны рассказывать всему человечеству, а особенно молодому поколению. Только так, благодаря образованию, благодаря распространению этой науки, если у нас получится, мы сможем остановить всё зло, какое есть, и преодолеть все отрицательные явления в больших городах, преодолеть всю ту силу кулака, которая принята сегодня среди молодежи в гетто больших городов.

35. Существует ли современный вариант колониального режима? (Андриенн Месшарос, 30, Будапешт, Венгрия)

Да. Разумеется, да. Развитые государства привнесли свою цивилизацию в другие страны силой, насилием. Они «изнасиловали» всю культуру, все исконные основы жизни этих стран и народов, выкорчевав их из собственной культуры и вызвав все те бедствия, которые мы наблюдаем сегодня в третьем мире.

Теперь развитым государствам нужно постараться вернуть эти народы в предыдущее состояние, насколько это еще возможно, и позволить им развиваться самостоятельно. Ведь каждый способен правильно развиваться лишь в естественной для него форме. Если мы не сделаем этого, то никогда не увидим хорошей жизни в странах Южной Америки, Африки и Азии.

Всё это происходит потому, что международные контакты строятся на желании каждого навязать другому свою культуру, свое воспитание, свою мощь, свою философию мировосприятия – а это запрещено. Каждый обязан следовать только свободному развитию своего естества. А потому нужно лишь помогать друг другу развиваться естественным образом. Я помогаю другому обрести то, что для него хорошо, и не даю тем самым выражения своему мнению и своей силе, обязывая другого к той или иной форме развития.

Бедствие это навлекла на весь мир европейская культура, а потому вся европейская цивилизация – Северная Америка и Европа – должна, насколько это возможно, всей своей мощью привести к откату в предыдущее состояние и предоставить всем странам возможность естественного развития.

36. Как Вы противодействуете насилию, злобе и ненависти? (без подписи, Нью-Йорк, США)

Я уверен, что действовать нужно только посредством правильного самого широкого образования во всем мире, в каждой стране сообразно с ее культурой. Нужно рассказывать людям об устройстве мира, об общем законе природы, который объемлет мир, о наших взаимоотношениях, которые должны соответствовать этому закону, чтобы мы были сбалансированы с природой.

В человеческом обществе действует закон, исходящий от природы, извне: согласно ему, человеческое общество обязано быть цельным, оно обязано быть как одно тело. Если мы не приведем человеческое общество в такой вид, то будем противоположны силе природы, и отсюда будут проистекать все наши беды. Беды эти, в сущности, отражают наш дисбаланс с природой. Если мы не донесем этого знания, если не разовьем эту науку, а главное, не разработаем примеры, на которых можно будет довести это до осознания и понимания всех пластов населения, – тем самым мы нанесем большой вред и поставим человечество на грань уничтожения. И наоборот, если у нас получится, мы сможем изменить мир и придем к совершенному миру.

Я действую в особенной организации, которая вещает на всё человечество на 22-х языках через национальную сеть интернета. Мы несем это знание всем бесплатно. Уже миллионы включены в нашу образовательную сеть, и я очень надеюсь, что мы добьемся в этом успеха. Я был бы рад, если бы все национальные альтруистические организации тоже участвовали таким образом во всемирном просвещении. Тогда, конечно же, мы достигли бы хороших результатов. В сущности, сопротивляться силе кулака, ненависти мы можем лишь посредством правильного образования всего мира.

37. Что нам выбрать между мирным сопротивлением и вооруженной борьбой? Что эффективнее? Что правильнее? Нуждаемся ли мы в биологической вариативности сопротивления? (Арундхати Рой, Нью-Дели, Индия)

Ни то, ни другое не способно помочь. Ни силой кулака, ни различными иными формами сопротивления мы не можем победить. Мы уже видим это, как результат всего происходящего с нами в мире. Мы не можем достичь мира, равновесия, понимания, единства, гармонии в мире путем сопротивления – будь то сопротивление силой или сопротивление посредством каких-либо иных действий и методик.

Действовать нужно только путем широкого распространения науки об устройстве мира, объясняющей, как он должен выглядеть по своему естеству и как перевести мир из эгоистического в альтруистический формат. Только благодаря этому мы сможем из дикаря, из эгоиста, из ненавистника и гордеца, ищущего возможность использовать ближнего, сделать человека мыслящего, человека понимающего, вообще человека. Ведь «человек» (адам) – значит «подобный» (домэ) Высшей Силе, подобный Творцу, подобный Доброму и Творящему добро.

Ни в одной из своих форм эгоизм никогда не сможет привести нас к победе. Всегда он будет приводить нас к поражению. А потому неважно, каким способом мы будем вести войну или сопротивление. Победа достигается в долгосрочной перспективе, навеки – и победить мы сможем лишь объясняя, лишь воспитывая мир и молодое поколение тому, что такое альтруистический закон, который существует в природе, чем он обязывает нас, как он обяжет нас обустроиться.

В действительности, у человечества уже готовы все механизмы для альтруистического образования. Никто не хочет признаваться в том, что он эгоист и ненавидит других, все заявляют, что они альтруисты. Именно эту внутреннюю склонность человека мы и можем использовать. Нужно лишь распространить это уважение к альтруистическим действиям повсеместно при помощи всевозможных организаций и международных сил – так, чтобы мы оценивали друг друга, а также страны, правительства и организации лишь по их вкладу в альтруизм и во всеобщий мир. Если говорить только об этом, тогда мы добьемся успеха.

Сессия 2, тема 2

Понимание власти

Вопросы о свободе и управлении

38. Существует ли что-то лучше, чем демократия? (Алекс, 33, Берлин, Германия)

Мы совсем не знаем, что такое демократия. «Демократия» для нас означает, что мы кое-как можем ладить между собой – без силы кулака и принуждения в самом брутальном виде, согласно неким законам. Соблюдая их, мы более-менее в состоянии не вредить друг другу напрямую – и это называется у нас «демократией».

Никто из нас не знает, что такое «свобода». Мы несвободны. Каждый из нас рождается с качествами, которых не выбирал. Каждый из нас получил воспитание, которого не выбирал. Мы растем и к 20-ти годам становимся взрослыми людьми, причем всё, что в нас есть, мы получили от нашего общества, от факторов, которые вообще не связаны с нами и не зависят от нас. В сущности, я представляю собой человека, вышедшего из печи уже готовым. Однако «я» – это не я. «Я» – это то, что мне дали. И потому согласно этому я и продвигаюсь по жизни.

Так знаю ли я, что такое «свобода»? Я несвободен, я лишь выполняю то, что получил ранее. А потому это не демократия, это не свобода и это не свободный выбор. После всего того, что я получил от всех, получил с детства, получил от учителей, – если я узнаю, как работать со всем этим, как использовать это, чтобы достичь свободы, тогда, возможно, я действительно сумею реализовать себя.

Поэтому нужно знать законы природы, законы общества, какими они должны быть на самом деле, в объективной, не зависящей от нас форме.

Мы раскрываем законы природы, социальные законы, у муравьев, в звериных стаях – вот и в человеческой стае действуют те же законы. Если мы раскроем их, если мы установим их в нашем обществе, если реализуем эти законы в нашем обществе, тогда, благодаря эффективному использованию законов природы, мы придем к истинной демократии. Иными словами, у каждого будет свое сбалансированное место в мире, у каждого народа, у каждой общины, у каждой страны и у всего человечества в целом будет прекрасное сбалансированное место в соответствии с общей природой.

А сейчас каждый все еще по-своему представляет себе демократию и законы. Поэтому, само собой, мы погружаемся в глобальный кризис человеческого общества и не видим пока, как нам существовать. Демократия в наши дни завершается, и следующий режим, который человечеству предстоит получить, это нацизм. Нацизм придет и заменит текущий режим всех прогрессивных демократических стран, и тогда мы увидим, что действительно не понимаем истинных законов природы.

Будем надеяться, что мы поймем их до того, что не доведем себя до нацизма, а придем к прекрасной исправленной форме существования человечества – к альтруизму.

39. Что такое свобода? Зависит ли она от того, в каком месте в мире находится человек? (Аделина Вонг, 18, Ричмонд, Канада)

Свобода вообще не зависит от того, в какую эпоху или в каком месте мира человек живет. Окружение, в котором он живет, дается человеку свыше, извне. Он не выбирает окружения, как не выбирает и того, в каком обществе родиться, какое воспитание получить и какие ценности усвоить, чтобы затем жить в соответствии с ними.

Свободу можно истолковывать согласно одному лишь условию: свобода от моей эгоистической природы. Ни от чего другого я не могу быть свободен. Свобода от моей эгоистической природы, когда я живу не по законам своего эгоизма, на что изнутри толкает меня моя природа, а лишь в соответствии с человеческим обществом, только относительно человечества, только ради блага человечества. Иначе говоря, я поднялся над своей эгоистической природой к общечеловеческому благу – в этом и состоит свобода.

И действительно, там я получаю свою свободную жизнь. Поднимаясь с эгоистического уровня жизни на альтруистический, я живу и чувствую также течение вечной природы. Я и себя чувствую совершенным, вечным и свободным.

Разумеется, реализация этих законов совершенно не зависит от местожительства человека, от его национальности и пола. Она зависит от самого человека и от противоборства с его исконной природой.

40. Должны ли мы иметь право выбора места проживания? (Джуди Тведт, 24, Денвер, США)

Основная задача человека в его жизни – это реализовывать себя так, чтобы делать максимум для человеческого общества с максимальной эффективностью. А потому, если изучив и проверив себя, человек чувствует, что может в определенном месте реализовать себя с пользой для человечества, тогда, конечно же, ему необходима свобода выбора и возможность уехать из своего места туда, где он сможет принести больше пользы всему человечеству. Однако лишь после того как он действительно увидел и проверил, что нужен человечеству именно в этом месте. Это не просто его желание, это ему не «кажется». Нет, он знает общий закон и, как пишет Бааль Сулам, возможно, получает особое разрешение от людей, которые понимают, где он способен лучше реализовать себя. Тогда, разумеется, там он должен быть и там он должен действовать.

А от нечего делать, в просто эгоистичной материальной форме перетягивать себя с места на место, отрываться от одного места ради большего эгоистического наполнения в другом месте, где можно воспользоваться тем, что приготовили для него другие, – тем самым человек, конечно же, не становится полезен обществу, и я не думаю, что это оправдано. А потому эмиграция – как, например, сегодня из Азии в Европу – это не на пользу Европе и не на пользу Азии.

41. Где проходит грань между личной свободой и социальной ответственностью по отношению к всеобщему благу? Кто это решает? (Сефайр Роджерс, 43, Денвер, Колорадо, США)

Только общество, а не сам человек, обязано чувствовать, понимать и решать, где лежит граница между свободой человека и его ответственностью перед обществом. Ведь человек, по большому счету, живет внутри общества, и жизнь его должна вестись сообразно с обществом, по отношению к обществу и ради общества. А потому большая проблема и цель общества – дать человеку такое образование, благодаря которому он почувствует, что благо общества – это его благо, а цель общества – его цель. Человек будет жить лишь своей преданностью обществу.

А со стороны общества целью должно быть – сформировать в общемировом человеческом обществе, а также в малых обществах такое мышление, такой факт, такое знание, что если человек действует ради человечества, если он полезен человечеству, тогда он удостаивается признания и уважения в глазах общества.

Ведь общество воздействует на человека неотвратимо. Чего общество хочет, то человек и делает, поскольку нуждается в поддержке со стороны общества. Его «Я», его эго приводится в действие обществом посредством ценностей, которые он получает от общества. Если общество будет осуждать человека эгоистичного и уважать человека альтруистичного – тогда, конечно же, каждому придется совершать альтруистические действия, чтобы пользоваться уважением, чтобы чувствовать себя важной и полезной частью. Человек будет хотеть, чтобы другие поддерживали его, чтобы хорошо о нем говорили, – и благодаря этому мы сможем управлять человеком, делая из него полезную часть общества.

А потому общество должно устанавливать, где лежит граница между свободой человека и обществом.

42. Как бы выглядел мир сегодня, если бы жителей Африки не привезли в рабство в Америку? (Шошана Фридман, Чикаго, США)

Мир сегодня выглядел бы почти так же, кроме самой Америки, которая, конечно же, чувствовала бы себя и выглядела бы совсем по-другому. Он походила бы на западноевропейское государство, такое как Франция, Германия или Англия. Она была бы намного более замкнута и намного менее демократична, чем сегодня. Это с одной стороны.

А с другой стороны, мы должны понимать, что мир продвигается к своей цели посредством законов природы. Говорить, что об истории в сослагательном наклонении мы не можем, потому что законы истории абсолютны. О том, что случилось вчера, мы обязаны сказать, что это обязано было случиться. Никогда не следует сожалеть о прошлом – напротив, всем и всегда нужно действовать с расчетом на сейчас и далее.

Если человек сожалеет о том, что, возможно, при ином раскладе в прошлом мы могли бы теперь выглядеть иначе, – это совершенно нездоровый и неверный подход, потому что законы истории абсолютны, и они продвигают нас к своей цели. С этого момента и далее мы можем сказать лишь: «Если не я себе, то кто мне?» А о прошлом всегда следует говорить: «Нет никого кроме Него» – лишь так, а не иначе, мы могли развиваться.

И потому о прошлом нечего сожалеть, нельзя смотреть в прошлое подобно жене Лота, которая превратилась в соляной столп, ничего не выгадав. Размышлять необходимо только с расчетом на будущее: каким будет наше доброе будущее – при условии, если мы скажем, что оно зависит от нас лишь в мере того, насколько мы будем знать законы природы и соблюдать их.

43. Почему многие люди живут в странах, где нет демократии, и их угнетают диктаторы, но при этом они так агрессивно относятся к западному миру, который предлагает им свой образ жизни (то есть не жить все время в страхе)? (Крис Б., 16, Ванкувер, Канада)

Западная культура ощущается теми, кто в ней не воспитан, как нечто чуждое, потому что западная культура накопила в себе множество иллюзий, она искусственна. Всё поведение между людьми отдалено от природы, культура Запада признаёт не природу человека, а то, как человек якобы должен выглядеть, лицемеря и представляясь себе хорошеньким, тогда как внутри у него всё совершенно наоборот.

Иными словами, сторонние люди, воспитанные в другой культуре, видят, сколько там гордости, сколько там чувства превосходства надо всеми. И потому западная демократия представляется другим людям полным провалом в построении справедливого общества.

А кроме того, западная демократия основана на христианских ценностях, которые, разумеется, не принимаются теми, чье восприятие жизни и реальности согласуется, например, с философией ислама, или иудаизма, или конфуцианства, или буддизма и т.д. Как следствие, они не принимают эту культуру и чувствуют, до какой степени она вводит человека в свои узкие рамки. Поэтому, даже когда люди эмигрируют на Запад, чтобы вести более легкую и более развитую жизнь, они ненавидят Запад и формируют для себя такие границы, в которых живут своей культурой.

44. Какое количество нашей свободы мы готовы отдать в обмен на предполагаемую безопасность? (Флориан Гросер, 37, Штарнберг, Германия)

Мы обязаны постановить, что безопасность должна быть всеобщей – по всему миру. Если где-либо в мире наблюдается отсутствие безопасности, война, насилие, силовые методы вместо сотрудничества – в итоге безопасность всего мира пострадает и не будет господствовать. Безопасность уважается и ценится, только если она не исходит из каких-либо эгоистических соображений, из соображений власти, из соображений силы, из соображений гордыни. Если это условие соблюдается, то весь мир и каждое общество обязано принимать ее как безопасность действительно справедливую.

Каким количеством свободы мы можем поступиться… Мы обязаны отказываться от своей свободы для нужд безопасности только при том условии, если в будущем исправим общество, достигнув и свободы, и безопасности. А иначе весь отказ от свободы ради безопасности порочен.

45. Будут ли проблемы, которые раньше считались национальными или региональными, решаться теперь всемирным правительством, так как они касаются всех нас? (Мишель, Норс Берд, США)

Мы находимся в мире, который раскрывает, насколько мы взаимосвязаны, раскрывает глобализацию и взаимосвязь между всеми обществами, всеми странами, всеми людьми. Когда в любой точке мира что-то происходит, мы слышим об этом и чувствуем это в других местах.

Разумеется, состояние это продолжится и усилится, и мы обнаружим глобальный кризис. Кризис заключается не в том, что мы взаимосвязаны, а в том, что мы не готовы быть взаимосвязанными. И тогда нам придется прийти к принятию международных коллегиальных решений вместо решений отдельных стран, находящихся в противоречии и столкновении друг с другом.

В итоге это приведет нас к единому международному правительству. Лишь такое правительство будет принимать решения на благо всего мира, и благополучие всего мира, без исключений, будет основной общей целью этого правительства.

Никогда в прошлом мы не ощущали, что обязаны объединиться, обязаны быть спаянными в одну организацию, в человечество как единое тело. Дело в том, что раньше наше эгоистическое желание еще не было таким явственным, еще не обнаруживало, до какой степени мы хотим властвовать надо всем. А теперь, желая повелевать всем миром, мы обнаруживаем, что неспособны властвовать над ним эгоистично. Мир сопротивляется, он говорит: «Нет, ты не можешь властвовать из одной части над другой». Ведь две части, три, тысяча, миллиарды этих частей взаимосвязаны и взаимозависимы. Один определяет состояние всех, и все определяют состояние одного.

А потому нужно, чтобы все пришли к этому пониманию. Так мы должны образовывать, воспитывать мир. Раскрытие этой всеобщей тотальной взаимосвязи между нами обязано дойти через каналы СМИ до самого последнего человека. Тогда это осознание того, что происходит, и того, что мы обязаны делать, будет давить на каждого и на всех нас вместе, чтобы мы пришли к решению о необходимости единого правительства над единым интегральным миром.

46. Каково предназначение общественного международного права, если нет никаких эффективных механизмов его практического применения? (Мария Кириаку, 28, Никосия, Кипр)

На сегодня всё международное право находится в руках спекулирующих политиков, которые используют его лишь в своих эгоистических целях. Выход возможен лишь при том условии, если мы изменим мировые ценности – так, чтобы только альтруистические действия и цели были законны. На этом условии мы можем изменить взаимоотношения между людьми и между странами. Тем самым мы изменим всё это злое отношение к каждому и ко всему миру – на доброе. Необходимо, чтобы альтруистические ценности были базой для всех международных договоров.

На сегодня, конечно же, нет справедливого международного права, а потому нет и эффективных механизмов его применения. Только при условии, что оно будет альтруистичным и направленным на благо всего мира, только при условии, что весь мир захочет его и поймет его необходимость, – лишь на таком условии действительно сформируется мировое правительство.

А сегодня мы обнаруживаем также, что ООН не выполняет своего предназначения. Он не может, он всего лишь «игрушка», средство в руках политиков, и не выполняет того, на что мы когда-то рассчитывали или надеялись. Мы можем сформировать еще тысячи международных организаций, включая и сегодняшние альтруистические, и эгоистические, и правительства – но пока мы не изменим их основу, обратив на благо человечества, подкрепленное пониманием общего закона природы, эта ситуация будет тянуться и дальше.

47. Что сегодня считается смелостью? (Сара Фрэнсис, 35, Дублин, Ирладния)

Смелость – это значит стоять вопреки всему миру – пускай даже весь мир смеется, пускай даже весь мир не верит и пускай даже весь мир не хочет – и объяснять всему миру с любовью, терпеливо, ободряюще, насколько возможно: что идет ему во благо, что идет во благо мирной жизни, что идет во благо спасения человечества сегодня. Хотя мы не сможем быстро добиться этого и не сможем с легкостью объяснить это, хотя ответом нам будет неприятие, осуждение, непонимание и отторжение, – мы обязаны нести миру знание об общем законе природы.

Это не вера, это не относится ни к каким верам: ни к иудаизму, ни к исламу, ни к христианству, ни к конфуцианству, ни к буддизму. Это относится к общему закону мироздания – на нем мир зиждется, его мир обязан принять. Этот общий закон природы говорит, что мы обязаны относиться к каждому по принципу «возлюби ближнего как себя». К этому природа толкает нас. Нужно снова и снова объяснять это миру, используя всевозможные средства и формы.

Это, по сути, и есть самая большая смелость, которая имеется у человечества. Ведь при этом человек не зазнаётся, не обращает свой разум и свою гордыню на других, а наоборот, чувствует, что тем самым он служит человечеству, чувствует, что он ниже всех, нуждается во всех и желает блага всем. Это, в сущности, и есть истинная смелость. Ведь тем самым человек, прежде всего, попирает свое эго, тем самым он делает себя служителем мира. Только герой, превозмогший свое эго, может быть настоящим героем.

48. Мне бы хотелось знать, есть ли такой путь, при котором изменение возможно без невинных жертв? Каким образом Америка может утратить свое положение как наиболее сильная в мире нация, не разрушая при этом всю планету? Может ли власть когда-либо отказаться от власти? (Джоди Ивенс, Венис, Калифорния, США)

Изменения в человеческом обществе, политике, экономике, и все прочие – без крови, без удара по людям – возможны исключительно посредством одного принципа, одного фактора: если постепенно мы изменим мировое воззрение, общественное мнение в противовес современной эгоистической политике. Тогда благодаря этому, благодаря мировому мнению мы изменим правительство, изменим силу власти. Тогда-то власть и трансформируется из эгоистической в альтруистическую.

Только вследствие распространения знания о мире, который обязан принять альтруистичную форму, только вследствие этого знания, которое будет пребывать в мире, правительствам придется измениться, им придется изменить свое мнение и свое направление. Это будет трудно, но общественное мнение способно на такое. Ведь в конечном счете, всё зависит от знания масс. А потому перед изменением правительства необходимо распространение, подготовка и образование мира в этом ключе.

Нет никакого смысла ждать от правительств, чтобы они изменились. Нет никакого смысла обращаться к правительствам, чтобы они изменили что-то. Ведь они заботятся только о своей власти. Лишь посредством общественного мнения мы изменим их.

49. Как порядочные люди мира могут помочь друг другу в то время, когда действия их лидеров являются корыстными и сеющими распри между народами? (Бо Чемберлен, 32, Теннесси, США)

Порядочным людям мира нужно еще понять, в чем истинная порядочность и в чем истинная польза мира – исключительно в альтруистических действиях, направленных на объединение всего мира, на единую организацию, на единую систему. Таким образом, мы находимся здесь под властью внешней природы. Мы не соблюдаем этих законов природы и потому страдаем. Если мы поймем, что общий закон природы альтруистичен, если мы поймем, что нами движет наше внутреннее эго, а потому нам нужно приподняться над ним и соединиться с общей природой, – тем самым мы организуем свое единение по всей Земле в единую организацию, в единое человечество, в новую цивилизацию. Этим мы создадим силу, противостоящую всем эгоистам, которые правят сегодня миром, и у них не останется выхода, у них не останется чем и кем править – им придется тоже измениться и постепенно принять в правительства людей, заботящихся о благе человечества. Так мы придем к правильным правительствам, а затем – к единому правительству, правящему миром во благо мира.

Сессия 3, тема 1

След человечества

Вопросы об энергии, экологии и стабильном образе жизни

50. Может ли человек стать достаточно восприимчивым, чтобы, взглянув на нашу планету, понять, что он тоже часть природы? (Сабастьяно Сальдаго, Айморес, Минас-Жерайс, Бразилия)

Человек неспособен сам понять, что он часть человечества, часть природы всего мира и всей вселенной. Ведь заложенный в него эгоизм останавливает его и делает очень ограниченным в восприятии мира. Чтобы почувствовать общую всеобъемлющую природу, которая нас окружает, мы должны перейти от интровертивного восприятия реальности, когда мы всё принимаем вовнутрь при помощи пяти наших органов чувств, которые лишь впитывают информацию снаружи внутрь, – к такому состоянию, когда мы «источаем» себя, выходим из самих себя наружу. А это возможно лишь при альтруистическом восприятии мира.

И потому мы пока что не в силах увидеть, что мир глобален и что мы являемся интегральной частью всего мира. Однако наш эгоизм подталкивает нас вперед, и посредством страданий мы начинаем чувствовать, что у нас нет выхода, что мы должны понять мир, в котором живем. А иначе мы будем страдать всё больше и больше, пока не погубим себя.

Поэтому страдания делают человека более восприимчивым, страдания развивают наш разум. Вначале они развивают разум, чтобы мы избегали их, а затем все-таки приводят нас к осознанию общей реальности, которая интегральна. Человек мало-помалу обнаруживает, что вся наша вселенная и мы внутри нее, в конечном счете, относимся к единой интегральной системе, у которой есть закон, общий закон природы – и это закон любви.

А потому нам тоже нужно достичь подобия этому закону. Вся природа работает как единый организм, и только человеку дана свобода воли, чтобы свободно прийти к этому пониманию и сделать из себя интегральную часть в своем личном статусе. Когда человек достигает этого, когда в ближайшем будущем он, надеюсь, достигнет этого – тогда он увидит, что поднимается над животным в себе на уровень человека в себе. Тогда он почувствует себя как глобальная природа, всеобъемлющая, вечная и совершенная.

51. Что я в состоянии сделать и, что я могу посоветовать другим, чтобы остановить глобальное потепление? (Нэнси Клемонс, 57, Камерон, Миссури, США)

Прежде всего, нам нужно понять, что мы сами, именно мы нарушаем экологическое и прочие равновесия, которые у нас есть с природой. Дисбаланс этот мы вызываем не использованием вредных технологий или грубым вмешательством в природу посредством нашей техники. Напротив, дело как раз в нашем этическом поведении, которое неверно и эгоистично. Именно из-за этого мы нарушаем природу, из-за этого мы не находимся в равновесии с общей природой, которая вся альтруистична, вся – любовь.

Никакие наши действия и усилия – когда мы хотим сократить различные технологические выбросы, дым, загрязнение, всевозможные факторы нашего влияния на природу – не помогут. Даже если мы прекратим использование всей нашей техники и не будем больше вызывать проблемы в природе напрямую – мы все равно не достигнем равновесия с природой. Ведь равновесие мы нарушаем на человеческом уровне, своими мыслями, своим плохим отношением ко всем. Этим мы проецируем и на более низкие уровни природы дисбаланс и зло.

Поэтому природа относится к нам плохо. Наши эгоистические помыслы, наше отношение, наша беспричинная ненависть друг к другу – вот, что вызывает проблемы с заболеваниями, отчаянием, депрессией, погружает нас в наркотики и приводит к экологическим катастрофам. Только наше поведение. Никакие меры по ограничению технического развития не помогут нам. Мы все равно придем к глобальному кризису во всю его мощь.

Отсюда, будем надеяться, мы поймем, что гармония меж нами должна поддерживаться на человеческом, а не на техническом уровне. Всё больше и больше понимая этот принцип, мы приведем к тому, что человечество с меньшими страданиями придет к хорошей жизни.

52. Существует ли экологический предел экономическому росту? (Давид Летелье, 28, Берлин, Германия)

Вопросу этому нет места, поскольку еще до того как мы достигнем некоего техно-экологического предела развития, человечество погубит себя в Третьей мировой войне. Предела технического развития достичь невозможно, потому что мы вызываем намного большие проблемы своими мыслями, своим неправильным отношением друг к другу. Поэтому нет экологического предела экономическому развитию.

Вообще, экологическая проблема вызвана не техническим развитием – она вызвана только развитием эго и зла, которые в нас кроются. А потому единственное спасение, которое здесь возможно, это понять всем миром, что мы принадлежим единому телу, единой глобальной системе, что мы взаимосвязаны и обязаны заботиться друг о друге. Как только мы поймем, что принадлежим единой системе, единому организму – в ту же секунду мы сразу покончим со всеми проблемами, и природа начнет относиться к нам хорошо и замечательно, так же, как мы будем относиться друг к другу. Чем хуже мы относимся друг к другу, тем хуже относится к нам природа. Чем лучше мы будем относиться друг к другу, тем лучше и природа будет относиться к нам.

53. А что будет, если все китайцы захотят иметь машины? (Эндрю, 22, Франкфурт, Германия)

Ничего не изменится в мире и в экологии, пускай даже все приобретут по машине, и не по одной. Пускай в мире будет семь или четырнадцать миллиардов личных автомобилей. Не этим мы вызываем экологическое бедствие, а только испорченными отношениями между нами. Нам нужно понять то, что видно по природе и по ее исследованиям: экологическое бедствие вызвано не техническим уровнем, не неживым, растительным и животным уровнями, а человеческой ступенью. Лишь мы на уровне наших взаимоотношений несем бедствие всем остальным уровням природы. Все эти бедствия в сферах экологии и здоровья, депрессии и наркомании, разводы и все иные проблемы – идут от природы лишь затем, чтобы подтолкнуть нас к пониманию причины. А причина находится на более высоком уровне. Всегда в природе проблема с более высокого уровня спускается на уровни более низкие и оттуда приводит в действие систему.

Я надеюсь, что в поиске спасения от этих бед, которые видятся нам бедами на нашем эгоистическом уровне, нам придется отказаться от своего эгоизма, придется понять, что пребывать в равновесии с природой на неживом, растительном и животном уровнях мы можем лишь благодаря своему человеческому уровню, если будем относиться друг к другу с любовью и пониманием. Тогда мы принесем единство природе в целом и достигнем равновесия с общей природой.

54. Кто отвечает за контроль и управление мировыми ресурсами? (Барбара Марк, 54, Сан-Франциско, США)

В конечном итоге, на сегодня миром управляют несколько десятков связанных между собой международных мировых корпораций, которые делают только то, что им интересно, что им выгодно. Всё человечество, по сути, управляется ими и делает то, что они считают благоприятным для себя.

Пока мы не сделаем так, чтобы в своем развитии человечество поняло, что оно обязано вести себя иначе, по альтруистическому принципу, а не удовлетворять желания этих нескольких десятков экономических организаций в мире, – до тех пор не произойдет никаких изменений. Лишь развитием методики исправления, лишь развитием осознания того факта, что мы принадлежим одной организации, единой жизненной системе – этим мы вызовем со стороны всего населения мира международное давление, направленное на то, чтобы изменилось это правление над миром со стороны нескольких десятков международных корпораций, которые управляют всей мировой экономикой.

55. Как мы можем создать устойчиво функционирующие сообщества, которые прекратили бы использование ресурсов со скоростью превышающей скорость их восстановления? (Кэт Мэтлок, 36, Северная Каролина, США)

Только если в планетарном сознании посредством образования, посредством распространения мы достигнем такой ситуации, когда все будут знать, все поймут и все примут тот факт, что качество нашей жизни не зависит от того, насколько мы наполним себя всевозможными техническими, технологическими и технократическими наполнениями. Напротив, наше наполнение зависит от психологического комфорта, оно зависит от удовлетворения, которое человек ощущает вследствие того, что он наполнен и пребывает в гармоничном мире. Только от этого зависит то, насколько мы продвинемся в верном направлении.

Достичь этого можно лишь при условии, что мы организуем нашу жизнь, жизнь нашего мира в масштабе всей планеты, всего мира, в форме альтруистической жизни, альтруистического общества. При этом каждый «абсорбирует», берет себе лишь столько, сколько необходимо ему для существования, и каждый отдает оставшуюся часть своего заработка, своей продукции, на благо жизни всемирного глобального общества.

Клетки живого тела существуют таким образом, лишь в соответствии с этим законом. Так природа организовала жизнь на животном уровне: каждая клетка существует лишь в целях существования организма в целом, а иначе она становится раковой. Так же должны вести себя и мы, каждый подобно человеческой клетке по отношению ко всему общечеловеческому организму. Если так мы и сделаем, то безусловно каждый будет чувствовать себя уверенно, живя доброй жизнью в обществе.

56. Почему пища, которую мы едим, такого плохого качества? (Саша Хельмик, 25, Аугсбург, Германия)

Наша пища не может быть хорошего естественного сорта, потому что мы стремимся накормить весь мир, миллиарды людей. В результате, мы вынуждены разрабатывать всевозможные генетические формы, чтобы наша пища не портилась быстро, чтобы несмотря на отрыв от природы ее вкус был близок к природному. А потому большая часть нашей пищи несет в себе различные генетические добавки, весь ее вкус и запах искусственны.

Вследствие этого мы наблюдаем также ускоренный рост нового поколения. Почему оно растет так быстро, с разного рода отклонениями, и так отличается от предыдущего? Потому что мы едим пищу с многочисленными генетическими добавками и изменениями. Однако с другой стороны, у нас, к сожалению, нет выхода. Чтобы прокормить миллиарды, чтобы доставить нашу пищу миллиардам в не испорченном виде и чтобы ее хватило на всех, мы обязаны действовать таким образом.

Выхода у нас нет, пока человечество не изменит свой подход к жизни, чтобы мы больше заботились о себе, о своей ценности, о ценности своей жизни и не преследовали одну лишь цель как можно больше заработать на всем. Лишь тогда мы сможем прекратить участие генетики в приготовлении нашей пищи. Именно трансформация общественного сознания с эгоизма на общее благо человека приведет также к переменам в области приготовления вкусной и здоровой пищи. Как обычно, эгоизм является корнем всей проблемы и на этом уровне, в сфере пищи, которую мы едим, или в том, к чему толкают нас, рекламируя совершенно нездоровые продукты, по-настоящему вредные и ядовитые. Кому-то это выгодно.

57. Почему банка холодной кока-колы доступнее, чем стакан свежей воды? (Дагмар Зайдель, 38, Берлин, Германия)

Кока-кола ближе, досягаемее и доступнее для нас, чем стакан хорошей чистой воды, потому что кто-то зарабатывает на этом. Опять-таки эгоизм человека, компании толкает ее к тому, чтобы сделать свой продукт доступнее для всех. За стакан воды она не может получить ту же сумму, что и за банку кока-колы, а потому «Кока-кола» проталкивает себя, чтобы заработать на нас.

Однако если посредством планетарного осознания мы поймем, что нам на пользу, и будем пользоваться лишь положительными для нас вещами, а остальные будем презирать, если мы устраним всё то, что нам не нужно и будем использовать лишь необходимые вещи, то конечно же, в течение жизни одного поколения сумеем воспитать поколение, которому будет отвратительна кока-кола и всевозможные нездоровые продукты: бесконечные сладости и т.д. Тогда мы сформируем новое здоровое поколение без генетической пищи и без таких ядов, как кока-кола и прочее.

Ведь если эгоизм исчезнет из мира, то никому не будет выгодно готовить ядовитые продукты. Он не почувствует от этого никакой пользы. Наоборот, общество должно осуждать все те компании, которые так поступают. Общество должно заботиться о защите всех своих членов от распространения ядовитой пищи. Но поскольку мы не любим друг друга – мы не заботимся о здоровье друг друга. В результате, конечно же, есть те, кто продает яды, есть те, кто рекламирует яды, и есть те, кто под воздействием этой рекламы начинает покупать их пользоваться ими – они принимают этот яд.

Наше эго толкает нас ко всем плохим вещам. Пока мы не обуздаем его, будем пить яды и не достигнем здоровой жизни.

58. Как без борьбы сделать так, чтобы у всех было достаточно чистой воды? (Миллениум-проект Университета Объединенных Наций, Американский Совет США)

Невозможно добиться хороших результатов путем борьбы и войн и невозможно добиться хороших результатов без борьбы и без войн. Вообще, подход этот неверен. Подход должен быть направлен лишь на подъем планетарного сознания всего мира, чтобы мы поняли, что наши жизни взаимосвязаны. Если у кого-то плохие ощущения, значит у меня плохие ощущения, если кому-то плохо, это возвращается ко мне, и плохо будет мне. Ведь мы как один человек с одним телом, мы находимся в единой системе. Если жизнь и здоровье другого человека будут важны для меня так же, как моя жизнь и мое здоровье – разумеется, мне не придется вести борьбу за хорошую и чистую пресную воду – общемировой подход обяжет к этому.

Нужно понять, что образование, которое мы хотим давать нашим детям, – альтруистическое. Мы хотим, чтобы наши дети были альтруистами, так как понимаем, что альтруизм придает человеку уверенность. Человеку легче в жизни, если он уступает, если он отдает. Если в такой форме он может наполнять себя – тем лучше, у него есть возможности, он будет радостен и счастлив. А потому нам нужно расширить это образование, чтобы наши дети действительно получали от нас пример того, что лишь благодаря альтруистическому воспитанию они могут достичь хорошей жизни. Когда мы будем проявлять такую заботу друг о друге, когда так и будет, тогда, безусловно, мы сможем обеспечить весь мир здоровой и чистой жизнью, водой и пищей.

59. Как мир компенсирует растущие потребности в энергии и ресурсах таких развивающихся стран как Китай и Индия, когда такие страны как, например, США используют ресурсы непропорционально своему народонаселению? (Натан Хьюнинг, 26, Чэпел Хилл, Северная Каролина, США)

Невозможно остановить борьбу за полезные ископаемые, используемые для производства сырья. Борьба эта будет усиливаться, достигнет очень больших масштабов и приведет к дисбалансу, к неравновесию между странами и к большим войнам. Только сейчас становится видно, до какой степени нашему миру недостает баланса и равенства. Равновесие между тем, что нам нужно, и тем, сколько мы способны получить от всего мира, возможно лишь путем того, что весь мир примет на себя альтруистический закон, присутствующий в природе, как закон, по которому всё общество обязано развиваться и который оно должно соблюдать. Тогда все страны начнут делиться всем, что у них есть, всей продукцией, всем сырьем, энергией, информацией, всем что есть – поровну для всех, в соответствии с численностью людей, с их культурой, образованием и потреблением, учитывая климатические условия и т.д. Иными словами, только глобальное планетарное осознание того, что мы находимся в единой системе и сообразно с этим обязаны относиться ко всем – приведет нас к равновесию в потреблении всех природных и технологических ресурсов мира.

60. Каков энергетический баланс восстанавливаемых источников энергии? Поставляют ли они больше энергии, чем требуется на их производство? (N.N., Антарктика)

Все виды энергии, получаемые от природы, мы используем в размере одного-двух, максимум пяти процентов от возможной продуктивности. Это потому, что мы используем природу эгоистично. Но если бы мы относились к природе альтруистично, если бы мы могли работать с природой по тому же принципу, что и принцип ее отношения к нам, сбалансировано – мы могли бы получать от природы 100% желаемого в обмен на то, что относились бы к природе стопроцентно на том же уровне.

Природа относится к нам альтруистично, и если бы мы тоже относились ко всему миру, ко всему человечеству обоюдным образом, с любовью, по принципу любви к ближнему как к себе – тогда мы могли бы извлекать из природы намного больше энергии, мы достигли бы баланса, равновесия с природой и ни в чем не испытывали бы недостатка. Мы бы гармонично, интегрально приобщались к природе и могли бы получать от нее положительную реакцию вместо отрицательной. Природа делится с нами сегодня словно бы нехотя, она словно бы обязана высвобождать для нас малую часть своих энергетических ресурсов. Однако, достигнув равновесия с природой, мы сможем получать неисчерпаемую энергию, заложенную в каждом атоме. А потому только в этом, по сути, кроется исправление существующей методики и решение на будущее.

61. Какие шаги могут быть предприняты немедленно, чтобы подготовить мировое общество к грядущему кризису, связанному с конвергенцией нефтедобычи, разрушением биологической вариативности, изменениями климата, нищетой и массовыми заболеваниями? (Майк Волтерс, 28, Мэдисон, Висконсин, США)

Нам нужно немедленно предпринять следующие шаги. Мы обязаны разъяснить всему человечеству, что все наши проблемы являются, в конечном счете, следствием нашего дисбаланса с природой, поскольку природа альтруистична, а мы эгоистичны. Пока мы не изменим и не приведем себя в равновесие с природой, мы не уподобимся ей на человеческом уровне. Ведь на всех остальных уровнях – неживом, растительном и животном – мы уподобляемся природе инстинктивно, а на человеческом уровне у нас есть свобода выбора, и мы не уподобляемся ей. Но если мы уподобимся природе и на говорящем уровне, по собственному свободному выбору, своими личными усилиями, тем самым мы достигнем равновесия со всей природой и станем как вся природа. Мы ощутим тогда вечность, совершенство, гармонию, присутствующие во всей природе кроме нашей.

А так мы ощущаем не природу, а свою противоположность ей. Противоположность эту мы ощущаем во всех отрицательных реакциях природы на нас, на экологическом, физическом, физиологическом уровне (болезни), на человеческом уровне (депрессия, наркомания, разводы), в социальной сфере (террор, войны и насилие).

Первый шаг, который мы обязаны сделать незамедлительно, чтобы всем вместе не столкнуться с некоей глобальной проблемой, с вспышкой катастроф, – это разъяснение всему человечеству причину всех наших бед и проблем. А кроется она лишь в нашем отношении друг к другу.

62. Какое будущее ожидает города? (Ник, 21, Брисбейн, Австралия)

В будущем, благодаря развитию коммуникации между людьми, благодаря технологическому развитию, человечество не будет сосредотачиваться в больших городах, а наоборот, распространится вширь. Многие смогут работать на дому, а также будут получать на дом все свои предметы потребления. Дом будет и спальней, и рабочим кабинетом, и вообще местом, где человек проводит большую часть своей жизни. Понятия «центр города», «downtown» исчезнут из мира, наши города примут широкую и сбалансированную форму.

А кроме того, я очень надеюсь, что как только человечество поймет, что его всеобщие взаимоотношения друг с другом должны быть альтруистичными, – в соответствии с этим и города переформируются по-новому: всё будет во благо человека, чтобы человек заботился об обществе, а общество заботилось о каждом. Это приведет к очень большим переменам в структуре городов.

Сессия 3, тема 2

Новые всемирные рубежи

Вопросы о культуре, общении и взаимоотношениях

63. Какая неопубликованная история является наиболее важной на сегодняшний день? (без подписи, США)

Человечество начало свое развитие в Древнем Вавилоне. Там впервые в человечестве вспыхнул эгоизм. Тогда вместе со вспышкой эгоизма начала раскрываться и наука Каббала, которая говорит о том, как обуздать эгоизм и привести его в равновесие с природой. Однако поскольку человечество не пошло на это, а продолжило развиваться эгоистически, постольку наука Каббала была сокрыта до конца человеческого развития. Так было написано о ней уже пять тысяч лет назад в древних источниках.

А в наши дни, когда человечество через всевозможные формации, через всевозможные проблемы пришло к концу развития эгоизма, – мы видим, насколько это развитие с тех времен, с Древнего Вавилона, было ошибочным, неверным. И теперь мы снова удостаиваемся увидеть крайнюю точку того пути, который начали тогда, в начале нашей эволюции, в начале человеческого развития, но не захотели принять на вооружение методику достижения равновесия с природой. Теперь, через пять тысяч лет, мы достигли максимального эго и видим, насколько ошибались по ходу всего пути. Сейчас мы снова находимся в том же состоянии, наука Каббала снова раскрывается, и снова мы можем с ее помощью достичь равновесия с природой – но уже на максимальном уровне нашего эгоистического развития.

Когда-то у нас была возможность сбалансировать свое развитие и начать постепенно развиваться вместе с растущим эгоизмом, уравновешивая себя с природой в любви между людьми. Но люди не захотели пойти этим путем, они выстроили «Вавилонскую башню». Источники аллегорически повествуют о том, как мы в своем эгоизме хотели «достичь небес», и тогда люди перестали понимать друг друга, они пошли в ненависти друг к другу, и рассеялись по всем странам, по всему миру.

Сегодня они видят, что это не помогло. Мы все равно принадлежим одному человечеству, одной группе, которая просто рассеялась по всему земному шару. Однако это всё та же маленькая система, всё та же вавилонская цивилизация, только выросшая до семи миллиардов людей. Это неважно, ведь все равно мы обязаны выполнить закон равновесия с природой, о котором говорит наука Каббала. Потому-то наука Каббала столь востребована сегодня, потому-то она и раскрывается сейчас перед всеми – чтобы показать человечеству, каким образом в действительности можно достичь равновесия с природой и прийти к реализации.

Вся история человечества раскрыта в науке Каббала. Уже тысячи лет назад было сказано о нашем времени, о том, что так всё и произойдет. И сейчас это происходит.

64. Дает ли вездесущность средств массовой информации новые возможности или является проблемой? (Джерри Мэндер, Калифорния, США)

Нет в мире чего-либо, что являлось бы злом или добром. Всё зависит от того, как это использовать. А потому можно сказать так: все средства информации, все каналы связи были развиты эгоизмом, чтобы теперь мы поняли, что развивать их нужно в использовании на благо человечества. А потому дело не в том, являются ли СМИ вездесущими и какое воздействие они оказывают: плохое или хорошее. Плохое или хорошее воздействие зависит от способа их применения: на благо чего они действуют? Или на благо всего человечества согласно общему закону природы, а не тому, что им кажется; или на благо себе, чтобы поднимать свой рейтинг и зарабатывать всё больше и больше.

В этом-то и проблема со СМИ: в сущности, они могут налаживать связь между людьми, а сами разъединяют их. Следовательно, сегодня они используются наихудшим образом. И потому мы, с одной стороны, не выносим их, а с другой стороны, чувствуем, что без них невозможно. Иногда с их помощью выявляются хорошие вещи, когда они критикуют всё, что происходит в мире, – хорошо критикуют. Но как правило, они приводят к плохим вещам, потому что задействуются эгоизмом тех людей, которые ими заправляют.

Если они начнут развиваться и держать нас в курсе дел лишь ради общего блага человечества, понимая, насколько они важны в построении нового альтруистичного мира, тогда они, конечно же, станут играть положительную роль, и мы будем нуждаться в них и ценить их за это.

65. Как мы можем определить «истину» и «правду», если сами создаем и то, и другое? (Эбон, Бруклин, США)

Сегодня мы принимаем за образец, за эталон всевозможные ценности, такие как «ложь» и «истина». Все эти вещи относительны. Сегодняшняя «ложь» может показаться нам завтра «истиной», а сегодняшняя «истина» завтра покажется «ложью». Всё это зависит от нашего эгоистического развития. Чем дальше мы продвигаемся, тем глубже заглядываем в окружающую природу и в себя самих. Поэтому в природе и в нас нет абсолюта – всё зависит от степени развития. В таком случае, невозможно определить, что хорошо, а что плохо, что правда, а что ложь. Всё это очень относительно.

Однако если мы увидим общий закон природы, абсолютный закон, существующий вне человека, а не относительно него, не обусловленный эгоистичным человеком, который претерпевает развитие, а существующий перед нами в окружающей природе, – тогда в соответствии с этим мы узнаем также, что такое истина и что такое абсолютная ложь. Тогда благодаря этому мы не будем ошибаться, и напротив, сумеем развить относительно этих эталонов свое отношение и правильный подход. В результате, развитие наше действительно будет хорошим, желанным, устремленным на благо всего мира.

Таким образом, знание общего закона природы и его реализация, исходящая не из эго человека, а из желания уравновеситься, достичь гармонии с этим общим законом – и есть, по сути, причина всего хорошего. Благодаря этому мы придем к хорошей жизни и действительно узнаем, что такое истина и что такое ложь.

66. Почему мы до сих пор больше верим в национальность, чем в человечность? (Катарина, 24, Германия)

Чем более человек развит, тем шире он воспринимает свою жизнь и вообще человеческую жизнь. Всё более широкий мир входит в круг его интересов. В древнем мире человек был замкнут в своей семье, затем – в своей деревне, затем – в своем городе. Сегодня он замкнут в своей стране, однако современное развитие и глобализация показывают нам, что мы взаимосвязаны в масштабах всего мира.

А потому наше эго охватывает сегодня весь мир. По мере понимания своей зависимости от всего мира, мы будем ощущать весь мир как свой дом. Выхода нет, и мы, похоже, обязаны заботиться обо всех. Когда эта маленькая деревня нашего мира, этот маленький земной шар будет ощущаться каждым как его дом, тогда мы выйдем из национальных границ в границы человеческие, в общечеловеческое измерение.

А пока что мы обнаруживаем, что с одной стороны, являемся глобальной деревней и взаимосвязаны между собой, а с другой стороны, не в силах ужиться друг с другом и замкнуты внутри своего эго, каждый в своей раковине. Этот парадокс, это столкновение порождает в нас столь высокое напряжение и угрозу нашему существованию, что нам придется искать этому решение, дабы мир не был угрожающим и настолько несбалансированным, что каждую секунду может взорваться. Так поверим же в то, что скоро мы поднимемся над национальными границами в безграничность.

67. Я белый, но я больше африканец, чем любой черный, который вырос в Америке. Должны ли мы по-прежнему характеризовать людей по расе, или важнее, где они выросли? Например, разве африканские американцы не являются просто американцами? (Томас Трокслер, 24, Йоханнесбург, Южная Африка)

На примере современного развития мы видим, насколько весь мир становится смешанным. Скоро человек не будет чувствовать, в каком месте мира он живет. Мы, постоянно летающие самолетами и переносящиеся из мира в мир, чувствуем, что весь мир становится очень-очень родственным и сходственным. Везде можно увидеть почти то же самое: то же телевидение, те же СМИ, та же пресса, те же вещи, мир живет общими новостями. Скоро мы почувствуем, что действительно находимся в одной деревне, в едином человечестве. Посредством развития осознания с одной стороны, а также посредством развития страданий с другой стороны – благодаря и тому, и другому мы достигнем состояния принадлежности глобальному человечеству, без различий по странам, границам, расам и национальностям. Всё это, включая местожительство человека, становится совершенно неразличимым. Каждый будет чувствовать, что он просто живет в мире, на своей планете.

Дело не в этом, а в том, что нужно раскрыть, в каких отношениях друг с другом мы живем. Мы способны достичь такого положения, когда человек сможет жить в любом месте мира, однако везде он будет ощущать зло в себе, везде он будет чувствовать, что ему плохо. Следовательно, параллельно нам нужно исправить взаимоотношения между людьми. Наш мир глобален для всех, и нам неважно где жить – точно так же мы должны понять, что неважно, идет ли речь обо мне или ком-то другом. Нужно, чтобы все мы были как один человек. Если мы достигнем этого, то испытаем столь положительную реакцию природы, что ощутим вечность и совершенство природы, а не нашей биологической, материальной животной жизни, жизни нашего тела. Мы приобщимся к вечному течению природы и почувствуем, что мы вечны. Ну а сейчас, в отличие от этого, мы ощущаем себя пребывающими внутри своего живого животного тела, и потому жизнь наша ощущается между рождением и смертью. Мы почувствуем себя не отождествленными с материальной жизнью, а приобщенными к жизни духовной.

68. Чему мы можем научиться у Африки? (без подписи, Брюссель, Бельгия)

Из этого мы можем научиться тому, что если мы под нажимом, принудительно даем образование, культуру и религию какой-либо части мира, какому-либо народу, тем самым мы приводим к отрыву этого народа от его естественных корней. И тогда мы вызываем в этом народе очень серьезный изъян. Ведь оторвавшись от своего корня, он уже не развивается сообразно со своей природой, и это приводит его к бедствиям. Мы привели к этому Африку и потому видим, насколько это необратимо, почти необратимо.

Нужно только исконное воспитание и исконная культура, когда мы позволяем, помогаем человеку развиваться по принципу: «воспитывай отрока согласно пути его». Иначе говоря, дай народу, дай обществу, дай цивилизации, дай каждому развиваться в соответствии со своим естеством, в соответствии со всеми теми условиями, которые он получил от природы, со всеми его природными началами. Поступив так, ты приведешь к гармоничному развитию в мире. А кроме того, тогда каждый сможет вкладывать в мир максимум, на что он способен, и мир будет развиваться гармонично.

И наоборот, отрывая человека от его корней, мы наносим ущерб всему миру, и ущерб этот необратим. А потому нам еще придется вернуться к Африке и ко всему миру, чтобы предоставить им все те естественные условия, которые у них были, и помочь им быстро развиться – но развиться именно в этих условиях, дабы они заняли подходящее место, которое им и полагается.

69. Как мы можем создать баланс между сохранением традиционной культуры и развитием международного сообщества? (без подписи, Такома, Вашингтон, США)

Только при условии, если мы будем относиться друг к другу согласно правилу, согласно закону «Возлюби ближнего как себя», в братской любви, в любви к ближнему, когда я почувствую ближнего так же, как клетки тела чувствуют принадлежность к единому организму. Каждая клетка помогает другой, каждая клетка обязана составлять опору и целостность с другой в одном теле. Если так мы будем относиться друг к другу – в сущности, сообразно с тем, чего требует от нас природа… Ведь мы принадлежим одной деревне, мы принадлежим одному человечеству, мы принадлежим одному виду, мы принадлежим, по сути, одному телу. Если так мы станем относиться друг к другу, то каждый из нас будет развиваться оптимально и для себя, и для общества, в подходящем ему виде и темпе. Тем самым мы достигнем баланса между различными культурами и человечеством в целом. Каждый сможет добавлять что-то от себя общности.

70. Как мы можем защитить города от единообразия? Как сохранить лицо каждого города? (Сара, 27, Пакистан)

Невозможно проследить за тем, чтобы каждый город был в чем-то особенным. Ведь в конечном счете, связь меж нами становится такой тесной, что разумеется, и культура, и образование, и специфика, и язык превращаются в нечто общемировое (космополитическое). А потому нам не поможет бережное отношение к каким-либо особенностям каждого города. Это, конечно, сохранится, но люди хотят сейчас развиваться в более глубоком смысле, и им неважно, что сегодня они находятся в одном городе, а завтра – в другом. Они ищут не сам город, а свое внутреннее содержание. Люди ведут поиск всё глубже и глубже – в том, что находится внутри природы. А потому мы не сможем сохранять индивидуальность каждого города, «лицо», которым он будет выделяться. Зато мы сможем оберегать особое внутреннее содержание каждого человека – это, по сути, и будет нашей индивидуальностью.

Пора перестать смотреть на неживой уровень, на особенные здания, которые мы возводим, а также на особенности растительного и животного уровня в природе. Нам нужно обращать больше внимания на говорящий уровень, на человека, который особенен, на то особенное, что кроется в нем. Сосредоточившись на этом, мы увидим, насколько мы особенны, насколько каждый действительно является особенным созданием, в котором кроется особый характер и особое богатство. Тем самым мы раскроем мир во всей полноте – но уже на говорящем уровне, на человеческой ступени.

Мы не сможем отвлекаться на другие уровни, лежащие ниже говорящего. Все остальные уровни – красивые здания и прочее – мы выстроили и создали посредством нашего эго. А когда эго упраздняется и не приносит нам наполнения, вещи эти тоже упраздняются и уже не ощущаются.

71. Телевидение − это очень мощное средство коммуникации. Почему мы используем его для распространения такой маловажной информации? (Майкл Грэхэм Ричард, 24, Гатино, Квебек, Канада)

Телевидение – это источник информации для масс, а уровень масс не может быть высоким – напротив, он «очень народный». И потому уровень телевидения – это уровень масс.

Проблема в другом. Если бы телевидение думало о том, как повысить уровень масс, вместо того чтобы идти на поводу у самых низких и дешевых вещей, тогда, конечно же, оно стало бы самым большим и уважаемым средством воспитания. Однако они хотят лишь продавать то, что хорошо для масс – а уровень масс, разумеется, мал. Таким образом, телевидение следует желаниям народа и продает ему то, что он хочет. Главное для этих СМИ – это продать как можно больше. И потому телевидение не думает о воспитании народа, о воспитании масс. Так оно и выглядит, и поэтому у нас действительно есть к нему множество претензий.

Но если бы оно могло вместе с психологами и специалистами по образованию думать о будущем мира, думать о том, как поднять уровень масс на говорящую ступень, на высокий уровень, на уровень осознания, тогда конечно же, оно могло бы воспитывать их самым правильным образом. Именно правильным использованием средств коммуникации – и именно в расчете на массы – мы должны обуславливать надежды на изменение мира. А потому правительства и ООН обязаны положить конец столь низкому, как сегодня, использованию средств массовой информации. Всё будущее мира зависит от этого.

72. Как потребительская культура воздействует на личность, образ жизни, образ мышления в пределах отдельной культуры? Каким образом она становится частью нас и что означает уметь сопротивляться этой визуальной и вербальной культуре, которая как мне кажется, всегда принижает и упрощает реальность, превращая ее в нечто, что легко купить и продать? (Сири Хастведт, Нью-Йорк, США)

Вне всякой связи с тем, как общая культура задействует человека, результат этого в том, что она несет человеку повышенное ощущение пустоты и приводит его к депрессии, к наркотикам, к террору, к кризису семьи, воспитания, наук. В конечном счете, она ведет к всеобщему глобальному кризису, и дело доходит до опасности уничтожения вследствие экологической или ядерной катастрофы.

Наше развитие, наш путь состоит в том, чтобы мы достигли желанного результата посредством осознания эгоизма как зла – но не вследствие больших страданий, не вследствие осознания зла путем страданий. Напротив, нам нужно раскрыть это посредством осознания. Однако по безвыходности мы пока что продвигаемся от малого эго к большему, от малых ударов к ударам более сильным. Природа специально формирует вокруг нас угрожающее ощущение и окружение, дабы человек, желая того или нет, почувствовал, что его эгоизм является источником зла, вызывающим все проблемы мира. Тем самым мы обнаружим, что сам эгоизм от природы устроен так, чтобы заставить нас увидеть в нем зло и аннулировать его.

Но вместе с тем, возможен также короткий, хороший и легкий путь – продвигаться к добру не посредством ударов, а посредством осознания зла. Сделать это мы сможем лишь с помощью распространения науки о природе, науки Каббала. Продвигаться к изменению человеческой природы можно вследствие осознания, а не вследствие ударов.

73. Какой миф нам нужно придумать, чтобы изменить мир к лучшему? (Кис Диркс, 48, Пьедмонт, Калифорния, США)

Миф в том, что посредством эго мы можем прийти к хорошей жизни. Мы должны понять, что вот уже пять тысяч лет, со времен Древнего Вавилона, продвигаемся лишь путем развития эгоизма. Мы считаем, что благодаря развитию техники, экономики, культуры, образования достигнем счастья. А в действительности одно не имеет никакого отношения к другому. Этот миф, эта мысль является очень большой ошибкой, и в наши дни она наконец-то терпит крах. Скоро мы перестанем мечтать о том, что техническое развитие сделает нас счастливыми.

Проблема в том, как нам остановить себя и не дойти до больших бедствий. Всё это, разумеется, зависит лишь от развития планетарного сознания. Все мифы должны иссякнуть – напротив, нам нужно изучать законы природы и использовать их, без мудрствований, без разного рода мифологий. Нужно понять, что лишь знание общего закона, его использование и реализация является, по сути, спасением для человечества.

74. Можем ли мы оставаться туземцами в 21-м веке? (без подписи, Хельсинки, Финляндия)

Природа не позволит нам остаться туземцами в 21-м веке, потому что посредством страданий она развивает нас всё больше и больше. Природа вызовет в нас столь большие страдания в настоящем, а также в будущем, что нам придется осознать свой эгоизм как источник всего зла. Если мы захотим спастись от этого большого бедствия, угрожающего нам и всему нашему существованию, то должны будем избавиться от своего эгоизма и прийти между собой к совершенно иным, альтруистическим взаимоотношениям. Всё различие между необеспеченностью и обеспеченностью вытекает не из технического развития, не из использования всех этих технологических игрушек, средств массовой информации и т.д., а из подъема с эгоистического уровня наших взаимоотношений на уровень альтруистический.

Тогда мы поймем, что весь мир – это единая система, что все мы принадлежим одному организму и обязаны относиться друг к другу соответственно. Этим мы создадим действительно культурного, образованного, замечательного, современного человека.

Ну а если мы все еще эгоистичны по отношению друг к другу, и каждый все еще помышляет только о себе, значит мы, безусловно, еще не выбрались из пещер.

Сессия 4, тема 1

Ускорение обновления

Вопросы о науке, технологиях и будущем

75. Мы живем в эпоху знаний. Как увеличение доступа к технологиям (интернет и компьютер) среди групп населения с низким доходом может ускорить социальное и экономическое развитие? (Родриго Баххио, Рио-де-Жанейро, Бразилия)

Мы живем в очень своеобразном мире, и у нас есть очень своеобразное средство под названием «интернет». Действительно, при помощи интернета каждый в мире может почти бесплатно получить доступ к неограниченным источникам информации. Средство это равно для всех, оно уравнивает всех и связывает всех по всему миру. И хотя оно специально развивается нашим эгоизмом, однако в конечном счете, развитие его призвано раскрыть нам, что мы уже способны понять общую систему всего человечества, взаимосвязанного, как одно тело. Интернет позволяет нам понять истинное состояние мира, себя самих, и надеюсь, что в итоге он приведет к изменению мира, как можно быстрее, еще в наши дни.

Информация, связь, технология приведут в итоге к следующему. Возможно, мы и не достигнем социально-экономического развития низкооплачиваемых слоев мирового населения, но поймем, что нам нужно изменить подход к миру и взаимосвязь меж нами с эгоизма на альтруизм – так, чтобы в результате все мы стали равны. Нам нельзя оставаться в иллюзии того, что если мы сейчас разделим всё поровну, то мир изменится. Такой раздел не приведет к благоприятным изменениям в мире. Мы уже видели, как это бывает. Тем самым мы лишь препятствуем людям работать и развиваться. Нам нужно донести до людей новое осознание, согласно которому ко всем нам нужно относиться как к единой семье, альтруистично. Благодаря этому мы сделаем мир равным, радостным и совершенным.

76. Считаете ли вы, что с появлением домашнего Интернета мы стали более запуганы и контролируемы? (без подписи, Сток-он-Трент, Великобритания)

Пока мы не ощущаем, что находимся под общим контролем интернета. Ведь средство это проверяет, какие сайты мы посещаем, чего мы хотим, каков круг наших интересов. Конечно же, потом мы увидим, как нами могут манипулировать и как нас могут использовать. Так происходит со всеми нашими разработками, которые потом кто-то эгоистично использует, чтобы рекламировать нам что-нибудь и вести туда, где мы будем покупать предложенные им товары.

Однако, как я надеюсь, еще до того мы обнаружим, что нам необходимо изменить весь наш мир в целом, а не менее значительные вещи, которые затрагивает большая часть этих вопросов. Люди спрашивают, как нам изменить следствия. Мы должны понять, что нам нужно изменить причину всего зла, всех проблем. В приведенных здесь ста вопросах люди спрашивают о следствиях, но если мы изменим эго – все эти следствия отпадут, и все эти проблемы исчезнут, как будто их и не было.

Нам нужно сосредоточиться лишь на одном – на изменении своей природы. Пускай это кажется как будто бы нереальным: «Изменить природу!?» Однако в действительности это возможно, потому что у нас есть сила, мудрость и методика изменения нашей природы. Методика эта называется «наукой Каббала», она лишь сейчас раскрывается миру, и ее посредством действительно можно произвести необходимые перемены. Рано или поздно человечество раскроет ее и воспользуется ей. Только мы стараемся донести ее до осознания человечества по всему миру как можно скорее, чтобы мир меньше страдал.

77. Стоит ли сопротивляться новым технологиям, которые, являясь потенциально вредными в течение короткого периода времени, в будущем смогут сохранить миллионы жизней? (Эрик Малеб, 36, Франция)

Сущность науки мы можем оценивать исключительно по ее цели. Если цель, обнаруживающаяся сегодня, идет во вред человеку, то нам нельзя использовать и развивать ее. В любой области нам нельзя отговариваться тем, что, возможно, в будущем мы воспользуемся этим во благо. Если уже сейчас мы используем это во вред, значит нам нельзя этим пользоваться. Таков закон: о предмете нужно судить по тому, в каком виде он раскрывается, а не по отдаленному будущему.

Поэтому, если сегодня какая-либо технология несет вред, может использоваться во вред – нам нельзя ее разрабатывать. Ничего праведного в этом не будет. Только если мы соответствующим образом изменим себя и будем уверены в ее благотворном использовании – только тогда мы станем ее развивать. Нет ничего особенного в том, чтобы развивать науку просто потому, что это наука. Однако всё должно развиваться лишь в соответствии с моральным уровнем человека, лишь в соответствии с благом человека. В природе заложены все законы, все факторы и все предпосылки. Но раз уж мы берем от природы всё в готовом виде, то нам стоит брать готовые запасы лишь в той мере, в какой мы можем использовать их себе во благо. Если же они нам не во благо, то в них нет никакой необходимости.

78. Почему мы берём на себя непомерный риск, допуская проникновение генетически разработанных пищевых злаков в окружающую среду без полного понимания результатов и последствий? (Ноа Бротман, 25, Торонто, Канада)

У нас нет выхода, мы вынуждены использовать все эти технологии, все репликации и генетические технологии, потому что иначе мы не прокормим всех. У нас нет выхода, мы все-таки обязаны думать сейчас, как обеспечить едой всех. Если мы все еще находимся на эгоистическом уровне и неспособны совладать со спецификой пищи, то сможем сделать это потом посредством альтруистической методики. Тогда мы всё будем делать на благо человека, и ни один человек не будет помышлять о том, как разработать что-либо – неважно, полезное или вредное для человеческого будущего – лишь на условии получения как можно большей прибыли. Люди изменятся внутренне и будут относиться друг к другу как к близким, как к себе, и это уже заставит нас подумать об оптимальной технологии с использованием разработок биологии и генной инженерии, благодаря чему мы действительно сможем обеспечить наилучшей пищей себя и всё человечество.

79. Какой вид генетической инженерии должен быть разрешён для исправления дефектов и недостатков? (Курт Вайдеманн, 83, Штуттгард, Германия)

Мы не можем остановить развитие. Всё, что можно использовать на благо человеку, чтобы прокормить его и доставить пищу как можно дальше с как можно меньшими потерями, – всё это нужно развивать. Всякие запреты, которые мы можем наложить на развитие генной инженерии, не остановят ее, а только усложнят и удорожат ее развитие. Все равно она будет развиваться и применяться, но в таком случае, возможно, она будет доступна только особым людям, богатым людям. Ну а если мы не будем ее останавливать, то в конечном итоге ее результаты достигнут также и простых людей, всех нуждающихся слоев населения.

А потому нам нельзя развивать что-либо, не идущее человеку на пользу. Мы снова и снова должны заботиться лишь о том, как люди используют это и каков уровень человеческого мировосприятия – насколько подход человека интегрален и альтруистичен.

80. Посмотрите на домашних животных и на то, как неспособность бороться за себя сделала их тучными, ленивыми и зависимыми, лишив их природной любознательности. Превращает ли технология аналогичным образом людей в домашних животных? (Айэн, 23, Арлингтон, Вирджиния, США)

Мы пребываем в процессе развития, под «катком развития», под нашим эгоизмом, который постоянно развивается в нас. Это развивающееся в нас эго не даст нам утихомириться, не даст нам успокоиться. Оно приведет нас к таким бедам и страданиям, что после развития эго нам придется задуматься: для чего мы живем? Задавшись этим вопросом о смысле своей жизни, человек обнаружит, что вся цель его жизни состоит как раз в том, чтобы изменить развивавший его эгоизм и достичь такого применения, которое будет устремлено на равновесие, объединение, объятие, уподобление по свойствам с природой. Тем самым человек достигнет ощущения вечности и совершенства.

В отличие от животных и зверей, в этих обстоятельствах мы не будем сидеть без движения и только потреблять. Поскольку наше эго обязано привести нас к цели – в итоге, развив нас и достигнув своего пика, оно начинает раскрывать в нас такую пустоту, что из этого состояния нам придется изменить эгоизм, изменить свой подход к жизни. Этим мы отличаемся от зверей и животных – ведь их эго неизменно. Просто человек обеспечивает их едой, и потому они не двигаются. Однако нам недостаточно получать еду, чтобы не двигаться, оставаясь умиротворенными и сытыми. Напротив, нам все-таки придется заполнить пустоту, которая в нас раскроется. Пустота эта приведет нас к необходимости изменить свое отношение, свой подход к жизни. Развивающийся в нас эгоизм приводит человека к тому, что он сам устраняет этот эгоизм. И мы увидим это прямо в ближайшие годы.

81. Насколько объективна наука? (Янина Шпренгер, 22, Берлин, Германия)

Наука необъективна. Она объективна лишь в той мере, в какой объективны и независимы пять наших органов чувств, в которых мы воспринимаем мир. Мы не знаем, что представляет собой мир вне нас. Мы ощущаем лишь то, что через пять «отверстий», пять ощущений входит к нам внутрь. Если бы у нас были иные пять органов чувств, мы бы ощущали мир иначе. Наука объясняет нам, что все звери и животные, каждый вид ощущает мир по-разному: или в виде пятен запаха, или в виде пятен тепла и холода, и т.д. Современные научные теории говорят, что мир – это не мир как он есть, а реакция наших ощущений на нечто происходящее снаружи. А потому мы ощущаем мир в той мере, в какой пять наших органов чувств находятся в связи с окружающим миром. Поэтому вся наука не объективна, а совершенно субъективна относительно человека. Наша наука вытекает из реакции наших органов чувств на нечто неизвестное, что происходит снаружи. А потому, в конечном счете, наука лишь регистрирует нашу реакцию на то, что мы ощущаем и раскрываем. Если бы мы ощущали и раскрывали что-либо извне посредством органа чувств, находящегося не внутри нас, а снаружи, тогда мы открыли бы совершенно иной мир.

82. Как может архитектура наилучшим образом послужить социальным, экономическим, политическим и экологическим интересам в настоящем и в будущем? (Кеннет Хинчклифф, 41, Форт Лаудердэйл, Флорида, США)

Эффективность архитектуры, как и прочих наук, развитых человеком, зависит исключительно от того, как человек их использует. Не сама наука хороша или плоха – всё дело в человеке, который использует ее на пользу или во вред. А потому, когда люди поймут, что самое лучшее для них – это реализовывать насущные для них вещи, а всё остальное отдавать обществу, тогда они перестанут чрезмерно использовать науку зодчества, архитектуру. Напротив, они всё будут делать очень-очень эффективно, реально, а все остальные излишества будут обращать на пользу всему человечеству. Мы увидим это и в архитектуре, и вообще во всех сферах нашей деятельности в мире, во всех наших науках. Если мы изменим человека, тогда, конечно же, и архитектура, и все прочие наши науки и технологии примут иную форму и иной вид.

83. Почему бы нам не отменить патентное законодательство во всём мире, и не прекратить ограничивать творчество и новаторство? (Этьенн Савар, 34, Белой, Квебек, Канада)

Если люди поймут, что всё совершаемое ими, всё раскрываемое ими в природе может пойти на пользу человечеству, и запишется за человеком на вечный счет его души в мере доставленного им блага – тогда исчез бы весь этот подход, когда человек ограждает то, что открыл, и не хочет высвобождать это… В мире есть вещи, которые люди открыли, но не желают предоставлять для широкого применения. Если бы человек мог понять, что его вознаграждение как раз в том, что он совершает отдачу человечеству, и именно это записывается на его имя вовеки – тогда он, конечно же, поступал бы так и ощущал в оплату не вознаграждение деньгами, а вознаграждение признанием. Сама природа относилась бы к нему в полезной и благоприятной форме, и человек удостаивался бы благодаря этому почувствовать вечность и совершенство над этой жизнью.

Однако пока мы остаемся эгоистами и неспособны понимать природу в таком ключе – выходит, что мы самым эгоистическим образом используем все богатства природы и всё, что можем открыть в природе. В результате, как бы то ни было, каждый охраняет свой патент, и мир продвигается совсем-совсем непрямым путем.

84. Будет ли возможно когда-нибудь подключить человеческий мозг напрямую к машинам (подобно компьютерам)? Если да, то когда и как? (Николас Флейджи, 27, Кашан, Франция)

Несомненно, в ближайшем будущем – скажем, к 2020-му году – можно будет подключить человеческий мозг к машинам, подобно компьютеру, чтобы они работали сообща. А примерно к середине 21-го века можно будет также заменять все части нашего тела различными искусственными формами.

Нужно понять: мы не говорим тут о внутренней части, о собственном «Я» человека, о его душе. В конечном счете, мы говорим о частях нашего тела, о животном. Уже сегодня посредством генной и биологической инженерии мы можем производить множество изменений в человеческом теле, заменять и выращивать органы. Это не проблема. Во всей этой мудрости, во всей этой науке нет ничего, что лежало бы выше человеческих возможностей. Ведь при этом мы действуем на животном уровне, тогда как сами находимся на говорящей ступени.

Наша проблема, наша правильная, высокая и в высшей степени особая деятельность состоит в том, чтобы подняться от хлопот биологического уровня, уровня живого тела, на говорящую ступень. Тогда мы будем работать в своей душе, в человеческом «Я», лежащем выше тела. Именно там мы будем производить такие манипуляции, которые позволят нам совершать исправления в душе, действия в душе.

Ну а что касается тела, разумеется, в ближайшие годы мы будем делать всё больше и больше. В конечном счете, всё это зависит только от технологического развития.

85. Каким образом технологический бум последних пятидесяти лет мог бы стать более полезным для человечества, если бы им не руководили военные или рыночные силы? (Дан Хилл, 59, Личбург, Пенсильвания, США)

Всё развитие человечества происходит посредством и под давлением эгоизма, растущего в нас из поколения в поколение, а в нашей жизни – из года в год. И потому само это развитие уже порочно, оно ведет нас к проблемам и неудачам. Поэтому всё, что происходит не в соответствии с природой, не согласно альтруистическому закону природы, а согласно нашему эгоизму, – разумеется, порочно и разумеется, в итоге терпит крах. Ведь это не исходит из постулата заботы о ближнем и любви к ближнему, из понимания и осознания того, что мы находимся в интегральной системе, где вся жизнь и весь мир взаимосвязаны в маленькую интегральную деревню.

Напротив, каждый заботится только о себе, и это совершенно противоположно тому, что предъявляет нам природа. Всё наше технологическое развитие – это, в конечном итоге, попытки и усилия как-то наполнить наш эгоизм. Вместо того чтобы отключить его от себя, вместо того чтобы исправить способ его применения на благо человечеству, мы используем его неправильно. Вместо того чтобы приводить себя в равенство с природой, в объединение с ней, сплоченно, оптимально, сбалансировано – мы всё больше и больше отдаляем себя от природы. Вместо того чтобы достичь услады, блага и совершенства, мы приходим к бедствиям.

А потому, только если мы будем использовать все свои технологии на пользу человечеству, для исправления человечества с эгоизма на альтруизм – тем самым человек удостоится совершенства и счастья.

86. Каким образом интернет как глобальный информационный инструмент, который пронизывает все континенты, может послужить укреплению нашего общества? (Макс Стельмакер, 36, Серри, Канада)

Только при условии, если мы обнаружим, что средство это настолько интегрально, что достигает всех. Интернет равен для всех, и если он будет объяснять всем, что мы принадлежим глобальной системе, что мы, по сути, являемся маленькой деревней, единой системой, и соответствующим образом должны относиться друг к другу, а также воспитывать следующее поколение… Мы должны говорить в нем, в этой сети, лишь о том, что принадлежим одному телу, что должны изменить себя. Если мы будем говорить об этом в интернете, тогда столь огромный механизм, охватывающий все континенты и всех вместе, выполнит свое предназначение. Он объединит нас между собой. На всех языках и на всех уровнях он свяжет нас и даст всем нам ощущение того, что именно для этого он и предназначен.

Инструмент этот особенен тем, что одновременно, в одно мгновение, в реальном времени, в истинный срок он может соединить нас и сделать из нас действительно одну связку всех людей по всему миру, единовременно подключенных к нему. Я надеюсь, что в ближайшем будущем это действительно случится, и мы почувствуем себя взаимосвязанными – в том числе, и средства информации, действующие через интернет, – так, что человечество обнаружит, насколько оно цельно, и начнет вести себя соответственно. Тогда мы изменим нашу культуру, образование, экономику и наш подход к жизни.

87. Почему с каждым новым изобретением, предназначенным для экономии времени, наша жизнь становится всё более и более наполнена стрессом? (Дезире Цванг, 26, Берлин, Германия)

Эгоизм, развивающийся в нас постоянно и непрерывно, формирует у нас всё большее желание его наполнить. Однако, желая наполнить его, мы, по сути, обнаруживаем, что неспособны на это. Всем известно, что перед едой мы испытываем сильный аппетит, но как только начинаем кушать, наше желание уменьшается, и мы перестаем ощущать наслаждение. Таким образом, само наслаждение, само наполнение нейтрализует чувство наслаждения. Ведь они противоположны друг другу – желание наполнить себя и наслаждение, которое его наполняет.

А потому, если мы хотим наполнить себя вот так, напрямую – мы никогда не достигнем совершенства. Я очень многого хочу достичь, но как только я достигаю чего-то, это исчезает, наслаждение исчезает. Почему оно исчезает? Потому что, получая наслаждение, наполняясь наслаждением, я нейтрализую само желание. Поэтому в такой форме мы никогда не достигаем наполнения, и наоборот, приходим к опустошенности. И потому никогда мы не испытываем наслаждения в нашей жизни.

Наслаждение можно испытать лишь при условии, если мы отделим место приема наслаждения от самого наслаждения. К примеру, мать хочет дать что-то своему ребенку, и чем больше она ему дает, тем больше наполняется сама. Если бы мы любили друг друга подобно тому, как мать любит своего ребенка, тогда по мере отдачи другому я бы наслаждался. А отдавать можно без ограничений, все время наполняя себя. Таким образом, принцип этот является принципом вечного наполнения, и благодаря ему человек может ощутить вечную жизнь. А значит, в альтруизме заложена основа вечной жизни, полной жизни, проникнутой любовью, наполнением и счастьем. А в эгоизме этого никогда не случится.

Только когда человечество поймет это и почувствует, сколько оно теряет в своей короткой и полной страданий жизни, в то время как можно перейти к вечной жизни, полной наслаждений, – тогда оно начнет изменять себя. Надеюсь, что тогда жизнь наша перестанет быть наполнена стрессом.

Сессия 4, тема 2

Восприятие

Вопросы о ваших взглядах

88. Как выглядит будущее, которого вы желаете? (без подписи, Нью-Йорк, США)

По подобию любого живого организма, все клетки которого, хотя и эгоистичны, но в работе между собой объединяются в единый механизм, в единую альтруистичную систему, и каждая клетка, подсоединяясь к телу, вся погружается в заботу лишь о том, как ей интегрироваться в тело, как обеспечить жизнь тела и его общее функционирование, а иначе и сама она лишится жизни – так и во всем человеческом обществе: если мы желаем выжить, то обязаны принять этот закон каждого живого организма, согласно которому все заботятся обо всех. Будущее может быть только таким и никаким иным.

В течение нашей жизни на Земле мы развивались за счет эгоизма. Это было эгоистическое развитие, постоянно развертывавшееся в нас. Однако теперь мы пришли к финалу эгоистического развития и сегодня находимся в совершенно ином измерении. Мы обязаны понять, что сейчас раскрывается новая реальность, нам раскрывается новая система, в которой мы взаимосвязаны. Исходя из своей взаимосвязанности, мы обязаны принять эту интегральную систему, как закон жизни меж нами. И потому, если мы примем это как факт, то увидим нашу будущую хорошую жизнь.

Надеюсь, именно это мы и увидим.

89. Что вами движет? (без подписи, Нью-Йорк, США)

В моей жизни движет мною и продвигает меня лишь понимание общего альтруистического закона природы, который подталкивает всё человечество к его осознанию. Природа хочет, чтобы мы познали этот закон и развивались в соответствии с ним. Благодаря этому человек поднимается с уровня «животный» на уровень «говорящий», на уровень «человек». Поскольку спасение человечества зависит только от знания этого закона и его осознания, постольку я думаю, что нужно донести это знание до всего мира, прежде чем мир погрузится во всё возрастающие страдания, посредством которых он все равно рано или поздно раскроет этот закон. Моя задача в том, чтобы раскрыть это человечеству, дабы люди не мучились, не погружались в излишние страдания, дабы они поняли, чего природа требует от нас и почему, применив этот закон, мы придем к счастливой жизни быстро, в кратчайшие сроки, без бед и страданий. Вот, что ведет меня и толкает меня к тому, чтобы не успокаиваться, а действительно продвигать это послание.

90. Кто ваши герои? (без подписи, Нью-Йорк, США)

Великие люди, которых я принимаю как великих, – это те великие каббалисты, которые развили науку Каббала, получив ее еще из Древнего Вавилона, со времен первого раскрытия эго в человеке, и пронесли ее через все эти пять тысячелетий, из поколения в поколение. Это автор книги «Зоар» рабби Шимон Бар Йохай, который жил во 2-м веке; основоположник современной науки Каббала – Ари, живший в 15-м веке; и последний каббалист, развивший науку Каббала (а по сути, науку спасения) в расчете на наше время – Бааль Сулам, который жил уже в 20-м веке. В сущности, именно он раскрыл науку Каббала нашему поколению, и с его помощью мы сейчас продвигаемся к пониманию реальности, к пониманию природы, к пониманию проблемы, стоящей перед человечеством. А также мой учитель, старший сын Бааль Сулама, рав Барух Шалом Ашлаг, который передал мне эту науку. Именно он вручил мне ее и обязал меня передать ее дальше всему человечеству – что я и пытаюсь делать всеми своими силами. А потому эти великие каббалисты – Рашби, Ари, Бааль Сулам и Барух Шалом, Рабаш – и есть те люди, в которых я вижу пример. Они для меня герои мира.

91. Что в вашей жизни призывает вас быть больше того, что кажется возможным? (Джулия Баттерфляй Хилл, 32, Южная Калифорния, США)

Я понимаю, что человечество переживает кризис. Кризис этот охватывает всё человечество: депрессия, наркомания, распад семьи, террор, глобальная экологическая угроза. Постоянно, изо дня в день бедствие это в человечестве всё усиливается, и конфликт между цивилизациями становится всё глубже. По мнению ученых, у человечества не осталось много времени, чтобы каким-то образом прекратить развитие кризиса навстречу Третьей мировой войне. Как говорят медики, правильный диагноз – это уже половина успеха в лечении. А потому мы должны раскрыть этот кризис всему миру и перестать замалчивать его. Ведь тем самым мы лишь приближаем себя к необратимому состоянию. Только если мы раскроем этот кризис всему человечеству и одновременно постараемся все вместе понять, в чем причина кризиса (а это наше эго) и в чем его излечение (только излечение нашего эго), – тем самым мы раскроем хорошую жизнь, иной уровень, которого человечество должно достичь. И потому это видение толкает меня даже на то, что выше моих сил, дабы использовать все возможности, объясняя это всему миру.

92. О чём наиболее важно говорить в искусстве и почему? (Лейна Франциско, 22, Манила, Филиппины)

Вся культура и всё образование должны говорить о хорошей связи между людьми, о правильной связи меж ними, не о той связи, которая есть сейчас, а о связи, которая должна быть. Если мы будем говорить о том, что все мы принадлежим к одной семье, что каждый должен проявлять это отношение к другому, что мы зависим друг от друга, а потому должны любить друг друга и так исправлять наши взаимоотношения, если образование и культура со всем, что в ней есть, задействуют свою силу на нас и в кино, и в театре, и в художественной литературе, во всем, что мы видим, во всем, что влияет на нас, – тогда, как бы эта альтруистическая идея ни была противоположна нашей природе, мы примем ее. Роль культуры в воздействии на нас очень важна, и я надеюсь, что тем самым мы удостоимся перейти от эгоистического образа жизни к альтруистическому быстро и без предварительного этапа страданий.

93. Какие три наиболее важные ценности мы должны привить детям? (Элана К., 30, Рим, Италия)

Нашим детям мы должны дать знание об истинном устройстве мира, о том, что весь мир – это интегральная система, что в такой форме люди взаимосвязаны и взаимозависимы; а отсюда – знание о том, как человек должен себя вести: он должен любить ближнего и заботиться о ближнем, как о себе самом. Нам нужно это, чтобы пребывать в гармонии с природой. А иначе, если мы не уравновесим себя с природой, если не объединимся с другими в одну систему, то вызовем на себя страдания. И наоборот, в мере достижения гармонии с природой, глобального и сбалансированного объединения с ней, мы достигнем уверенности, покоя и жизни на ином уровне, духовном, вечном, совершенном. Ведь мы поднимем себя с животной, физической ступени существования, которую сейчас и ощущаем, на ступень духовного, душевного существования, которое ощутим, как только начнем подниматься с уровня эгоистических взаимоотношений на уровень альтруистических взаимоотношений меж нами.

94. Какие конкретные шаги мы можем предпринять, чтобы обеспечить хорошее образование для всех и чтобы у людей была возможность вносить свой вклад в этот мир независимо от того, где они родились? (Билл Джой, Калифорния, США)

Только осознание того, что мы находимся в единой человеческой системе как части одного тела, только осознание этого вынудит нас организовать такое образование, из которого каждый сможет черпать силы, чтобы обеспечивать всех тем, чем способен обеспечить только он. Ведь каждая клетка должна обеспечивать тело чем-то особенным, а иначе тело не совершенно и не цельно. Мы должны заботиться о том, чтобы каждый знал о своей самобытности, знал о своей задаче, знал о своих способностях и о своей специфичности. Только он способен дать это человечеству. А потому, если его вклада недостанет организму в целом, всему человечеству, тогда во всем человечестве будет изъян. Если мы достигнем такого состояния, то будем давать правильное и хорошее образование и тем самым достигнем хорошего мира. Осознание нашей интегральности и взаимозависимости от каждого – это, по сути, должно сделать наше образование независимым от каких бы то ни было ограничений, чтобы оно базировалось лишь на роли каждого в интегральной системе всего человечества.

95. Что, по вашему мнению, молодые люди должны читать, смотреть, испытывать, чтобы в них появилось знание и зажглось сильное желание стать теми, кто изменит мир? (Эми Грин, 32, Колумбия, Южная Каролина, США)

В человеке, каким бы эгоистичным он ни был, есть много альтруистических сил. Развить эти альтруистические силы мы можем посредством особого, направленного воздействия культуры, образования, науки и воспитания. Это, в сущности, мы и должны делать.

Человеку необходимо получить объяснение о том, что всё человеческое общество цельно и едино. Все мы должны пребывать в единстве, во взаимной любви по принципу «возлюби ближнего как себя». На это мы должны ориентировать всю литературу, всю силу кинематографа и средств массовой информации. Только об этом мы должны говорить в обществе, поднимая уровень важности этого столь высоко, чтобы каждый ценился лишь по своему вкладу в общество.

Тогда молодое поколение, услышав и увидев это как замечательный и правильный пример со стороны всех, непременно проникнется этим. Ведь воздействие общества обязывает человека, и потому он обязан будет заботиться об обществе. В результате, наше отношение друг к другу станет альтруистичным, мы придем к равновесию с общим законом природы, законом любви, законом отдачи, и поднимемся над материальной жизнью к жизни духовной.

96. Что есть религия Бога? (Мирай Халед, 30, Дака, Бангладеш)

Бог – это общая природа всей реальности, общий закон всей реальности. «Элоким» (Бог) по гематрии – «тэва» (природа), закон отдачи, закон любви, альтруистический закон. Это не свойственный нам эгоистический альтруизм, согласно которому мы совершаем отдачу, чтобы заработать и получить что-то назад. Нет, это альтруистический закон без всякого расчета на себя, без всякого возврата к себе.

Цель человека в нашей жизни со стороны Бога, со стороны природы – привести человека к полному подобию свойств с Творцом, с Богом. Такова цель природы, Творца по отношению к каждому. Только на этом условии и только ради этой цели человек создан Творцом, природой. Творец или природа ведет нас к этой цели, заключающейся в уподоблении Творцу. И потому человек называется «адам» – от слова «домэ» (подобный), «леидамот» (уподобиться). Он должен быть подобным Творцу, обратив всё свое эго в альтруизм, в отдачу. Достигнув этой формы, он завершает свою задачу на Земле и не должен больше возвращаться к нашей жизни, оставаясь лишь в жизни вечной, духовной, без облачения в материальное тело.

Мы должны использовать свою свободу выбора посредством воздействия общества на нас, чтобы стать подобными Творцу. А Творец со Своей стороны подталкивает нас силами зла или добрыми силами – в зависимости от того, что мы выбираем, – подталкивает к той самой цели.

Можно еще добавить, что у Творца нет религии, потому что религии – это изобретение человека, желающего дать самому себе психологически оправданное объяснение того, что его существование на Земле имеет некую цель. Бог – это наша общая природа, продвигающая нас к тому, чтобы мы стали вечными и совершенными, как Он.

97. Как могут два ответа на один и тот же вопрос быть правильными и в то же время противоречить друг другу? (Матиас Хольбах, 29, Мюнхен, Германия)

Если вопрос слышат люди, находящиеся на различных уровнях развития, тогда, хотя каждый слышит тот же вопрос, он может услышать его противоположным образом. Каждый, кто слышит не вопрос, а ответ, тоже слышит его по-своему – в соответствии со своим уровнем развития. То, что правильно для одного, другому может показаться неправильным и даже противоположным.

А потому, пока люди не придут к равной форме развития, они не смогут понимать друг друга. Нужно полагать, что уровни развития обуславливают тот факт, что человек каждый раз слышит нечто иное. Ведь то, что человек слышал и понимал вчера, может оказаться противоположным тому, что он слышит и понимает сегодня. Поэтому наш подход к каждому должен быть совершенно относительным. Ничего нельзя принимать за аксиому, за нечто абсолютное.

Отсюда мы должны понять: с одной стороны, всё заранее предопределено, а с другой стороны, всё зависит от человека – и закон этот не укладывается у человека в голове. Мы говорим, что всё ниспускается и приходит свыше, всё как будто известно заранее, и в то же время мы утверждаем, что человек способен что-то менять и достигать результатов, зависящих только от него. Мы не в силах совместить две эти вещи: «Если не я себе, то кто мне?» и «Нет никого кроме Него».

Именно благодаря пониманию того, что это относится к двум уровням развития, к двум формам, в которых человек пребывает и сам, – мы можем уладить кажущееся противоречие и понять, что всё соотносится лишь с человеком.

98. Как получается, что нас так много, и мы всё равно одиноки? (Надя Хольц Кальдеро, 21, Сан-Хосе, Коста-Рика)

В основе нашей природы лежит эгоизм. В течение всей своей жизни человек развивается, он все время расширяется и растет. Как следствие, мы оказываемся всё более оторванными друг от друга, и в наше время дошли до того, что уже не можем выносить друг друга. Мы разводимся, мы ненавидим друг друга, мы ненавидим себя, погружаемся в наркотики, в отчаяние. Эго разлучает нас, и мы чувствуем, что поистине оторваны от всех и даже от себя самих. Мы чувствуем себя изолированными, не связанными друг с другом.

А с другой стороны, мы, наоборот, начинаем чувствовать, что зависим друг от друга и не можем друг без друга.

Как же уладить всю эту проблему: я завишу от всего мира и ненавижу весь мир, отталкивая его от себя. Как нам увязать эту проблему воедино? В нашей жизни мы на это неспособны. Вопросы, которые здесь задаются, очень верны и очень хороши, но решение их заключается лишь в одном: нам нужно подняться со своей ступени существования, где все мы ведем получение, и каждый заботится о себе, на иную ступень, где все мы совершаем отдачу, и каждый заботится о других. Если мы поймем, что нет больше жизни в этой нашей форме существования и что нам необходимо перейти в другое состояние, противоположное нынешнему, – тогда мы удостоимся вечности и совершенства, и никто не будет чувствовать себя одиноким.

99. Если бы вы могли передать миру некое знание, что бы это было? (без подписи, Балтимор, США)

Мы начали развиваться в своем эго уже 6000 лет назад. Этот эгоизм постоянно толкал нас к развитию и отрывал от природы. Когда-то человек, подобно зверям и животным, был связан с природой и инстинктивно выполнял ее законы. Однако наше эго отдалило нас от природы, в результате чего мы оказались не сбалансированы с ней и стали эгоистами. Ведь вся природа альтруистична, поскольку альтруистичен Дающий жизнь, альтруистичен закон жизни.

Итак, мы постоянно всё больше и больше отдалялись от природы. В наши дни глобализация раскрывает нам, насколько мы взаимосвязаны и до какой степени мы ненавидим друг друга. Сегодня мы начинаем видеть нашу шаткую эгоистическую основу как основу всех наших бед. И потому нам нужно понять, что нет иного выхода, кроме как обратить наше эго в отдачу, в альтруизм.

Именно это знание я хотел бы передать людям. Знание это существует в науке Каббала и говорит о том, что лишь посредством этой методики под названием «наука Каббала» мы можем изменить свою природу и лишь посредством этого мы можем спастись от уничтожения и от бед, усиливающихся в наше время. Только так мы можем заложить доброе будущее для себя, для своих детей и для всего мира, а кроме того поднять свое существование с материальной ступени на ступень духовную, вечную и совершенную. Если мы не сделаем этого – причем быстро – то придем к тому же посредством страданий. Глобальный кризис все равно обяжет нас сделать это.

100. Если ответы хоть на какие-то из этих вопросов будут найдены, как мы можем сделать так, чтобы мир услышал их? (Бенжамин МакКиллан, 24, Линкольн, Небраска, США)

Мы должны объединиться – все альтруистические организации, все люди, которые тревожатся за будущее мира. Объединиться. Мы должны сформировать головную организацию, нечто вроде будущего правительства. И со стороны этого правительства мы должны обязать всё человечество услышать и понять, в чем его проблема с осознанием нашей опасной ситуации. Будем надеяться, что мы организуем такое вот международное альтруистическое правительство, которое объяснит миру, в каком ужасном состоянии он находится, объяснит, что добиться перемен можно лишь изменив отношение человека к природе, к другим. Если мы обяжем человеческое общество показывать людям лишь то, как хорошо пребывать в отдаче и как плохо пребывать в получении, – тогда мы будем оценивать каждого человека лишь по тому, сколько он отдает. За это мы будем уважать и ценить его. Поступая таким образом, мы воспитаем поколение, воспитаем себя самих и удостоимся мира, который весь – добро. Вот, что я хочу дать миру.

101. Каков ваш вопрос?

Мой вопрос: как организовать человечество, как создать такую международную организацию, которая будет заниматься лишь воспитанием человечества навстречу новой альтруистичной цивилизации? Организация эта будет включать в себя все альтруистические организации, всех людей, которые понимают, что будущее мира зависит только от отдачи, от взаимной любви и от этого объяснения, которое нужно донести до всего человечества. Как нам сделать это когда-нибудь? Ведь находясь во всех этих организациях, я вижу, что помимо слов мы никогда не обращаемся к делу. И я очень надеюсь, что мы придем когда-нибудь к делу. Итак, мой вопрос: как перейти от слов к делу?

Спасибо и до свидания.

Опубликовано в Новости, Интегральное образование, Человек и общество. Кризис, глобализация